Мир Знаний

Виды обязательного страхования (стр. 13 из 17)

Объектом страхования являются имущественные интересы арбитражного управляющего, связанные с его обязанностью в установленном порядке возместить убытки, причиненные в результате его деятельности.

Существенные условия договора страхования определены в ст. 942 ГК РФ. К ним относятся: страховой интерес, страховой случай (риск)[67], страховая сумма, срок договора страхования.

Страховой интерес арбитражного управляющего обусловлен тем, что заключение договора страхования ответственности является обязательным условием для назначения его арбитражным судом для проведения процедур банкротства.

Страховым риском по данному договору является вероятность причинения убытков лицам, участвующим в деле о несостоятельности (банкротстве), страховым случаем будет возникновение на основании вступившего в силу решения судебных органов обязанности арбитражного управляющего возместить убытки, причиненные его действиями. Риск причинения убытков лицам, не являющимся участвующими в деле о банкротстве (например, кредиторам по текущим обязательствам), не подлежит обязательному страхованию[68].

Минимальная страховая сумма по данному договору в соответствии с п. 8 ст. 20 Закона не может быть менее чем три миллиона рублей в год. Размер страховой премии - платы за страхование, которую обязан уплатить арбитражный управляющий, устанавливается на основе тарифов, разработанных страховщиком, и составляет, как правило, 0,4 - 0,5% от страховой суммы.

Срок договора страхования ответственности арбитражного управляющего на основании п. 8 ст. 20 не может быть менее одного года с обязательным последующим возобновлением на тот же срок. Возобновление в данном случае может означать не только продление уже заключенного договора либо заключение нового договора между теми же сторонами, но и заключение договора страхования с другим страховщиком[69].

При признании факта наступления страхового случая страховщик производит страховую выплату в размере убытков, определенных судебным актом, причиненных лицам, участвующим в деле о банкротстве, но не более страховой суммы.

Кроме того, п. 8 ст. 20 Закона предусматривает обязанность арбитражного управляющего в течение десяти дней с даты его утверждения арбитражным судом по делу о банкротстве дополнительно застраховать свою ответственность на случай причинения убытков лицам, участвующим в деле о банкротстве, в размере, зависящем от балансовой стоимости активов должника по состоянию на последнюю отчетную дату, предшествующую дате введения соответствующей процедуры банкротства, а именно:

три процента балансовой стоимости активов должника, превышающей сто миллионов рублей, при балансовой стоимости активов должника от ста до трехсот миллионов рублей;

шесть миллионов рублей и два процента балансовой стоимости активов должника, превышающей триста миллионов рублей, при балансовой стоимости активов должника от трехсот миллионов рублей до одного миллиарда рублей;

двадцать миллионов рублей и один процент балансовой стоимости активов должника, превышающей один миллиард рублей, при балансовой стоимости активов должника более чем один миллиард рублей.

Данное положение вызывает ряд вопросов. К примеру, какие правовые последствия для управляющего наступят в случае невыполнения этой обязанности? На какой срок должен быть заключен данный договор? Ответ на первый вопрос можно найти в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 апреля 2003 г. № 4 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"[70], где сказано, что непредставление арбитражным управляющим в суд соответствующего документа о дополнительном страховании в течение десяти дней с даты его утверждения может служить основанием для рассмотрения в судебном заседании вопроса о его отстранении по ходатайству лиц, участвующих в деле о банкротстве, а также лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве, или по инициативе суда.

Что касается второго вопроса, то представляется, что срок договора дополнительного страхования должен совпадать со сроком конкретной процедуры банкротства в отношении определенного должника. Это следует из буквального толкования п. 8 ст. 20 Закона[71]. Таким образом, после введения следующей процедуры арбитражный управляющий обязан заключить новый договор дополнительного страхования, однако следует учитывать, что балансовая стоимость активов должника может измениться, что повлияет на размер страховой суммы[72].

Возвращаясь к ст. 13 ФЗ, можно отметить, что эта норма вызывала дискуссии еще при обсуждении соответствующего законопроекта. Хотя в проекте эта статья значилась под номером 11 ("Страхование гражданской ответственности аудиторской организации и индивидуальных аудиторов") и была сформулирована несколько длиннее, чем нынешняя ст. 13 ФЗ. А именно: "Гражданская ответственность аудиторских организаций и индивидуальных аудиторов подлежит страхованию в порядке и на условиях, определяемых соответствующим федеральным законом"[73].

Как мы видим, из статьи принятого ФЗ был вычеркнут индивидуальный аудитор, а также была введена обязанность по страхованию ответственности аудиторской организации лишь в случае проведения обязательного аудита. В отношении иных видов аудиторских проверок страхование производится по желанию самого аудитора.

В одной из дискуссионных статей излагается точка зрения, согласно которой "страхование ответственности аудиторов должно быть специально упомянуто в Законе как разрешенный вид страхования; без этого соответствующие договоры страхования просто не будут исполняться страховыми компаниями"[74]. При этом, как указывается в другой статье, "в условиях отсутствия специального закона о страховании гражданской ответственности при осуществлении аудиторской деятельности указанная норма вообще работать не будет, а до его принятия неизбежно приведет к резкому удорожанию аудиторских услуг"[75].

В связи с поднятой проблемой законодательного закрепления данного вида аудита необходимо отметить, что отсутствие нормативных установлений порождает обширный круг вопросов не только у ученых-теоретиков, но и самих аудиторов.

Следовательно, наиболее разумным было бы страхование каждого конкретного договора, однако "такой подход к страхованию встречается крайне редко"[76].

Как показывает практика, споры чаще всего возникают в связи с тем, что нет единого понимания сущности аудита, а следовательно, невозможно четко определить цели и задачи аудиторских проверок, а также ограничить круг обязанностей аудитора, в отношении которых могут быть предъявлены претензии.

Если, как правило, практически ни у одного исследователя и аудитора не вызывает споров определение страхового случая при страховании профессиональной ответственности - им признается вступившее в законную силу решение суда (арбитражного суда), устанавливающее имущественную ответственность страхователя за причинение материального ущерба клиенту, - то нельзя дать столь утвердительного ответа в отношении правомерности страхования ответственности по договору на оказание аудиторских услуг. Да, страхование данного вида аудита закреплено в одной из статей ФЗ. Но здесь необходимо учесть, что мы имеем дело с профессиональным риском. "Признание в судебном порядке обязательств аудиторских организаций по возмещению такого ущерба, естественно, трансформирует этот риск в убытки, которые на первый взгляд можно было бы признавать страховым случаем. Однако при обсуждении данного вопроса не всегда в достаточной степени принимается во внимание специфика аудита как особо сложного процесса снижения информационного риска"[77]. Так, в ходе судебных разбирательств об ущербе неизбежно возникает вопрос о его причинах. А ими могут быть определенные доказательства неквалифицированного проведения проверки. Добросовестность же или недобросовестность аудитора, как известно, волеизъявляема, и поэтому недобросовестность не может являться застрахованным объектом предпринимательского риска аудиторской фирмы в силу ст. 928 ГК. Последняя запрещает страхование на случай противоправных действий. Ситуация осложняется и тем, что в отличие от имущественного или личного страхования "объект страхования профессиональной ответственности (не только аудиторской) носит субъективный характер, т.е. наступление страхового случая зависит не от внешних факторов - стихии, природных явлений, действий других людей, а от квалификации лица, осуществляющего работу по определенной профессии"[78], где вероятность наступления страхового случая находится в прямой зависимости от квалификации, уровня профессионализма аудитора.

В связи с этим особо остро стоит вопрос определения критериев для разграничения действий на добросовестные и недобросовестные, а также возникает проблема доказывания вины в действиях аудитора. Так, на практике очень тяжело, а иногда и невозможно определить, когда аудитор действовал преднамеренно, а когда просто не проявил должной тщательности.