Мир Знаний

Эволюция многозарядного огнестрельного оружия (стр. 7 из 9)

В сентябре 1915г. для переговоров с союзниками о помощи оружием и предметами снабжения отправляется миссия адмирала Русина. В ее составе едет и полковник Федоров. В Лондоне и Париже он знакомится с новыми образцами оружия — союзников и трофейными. В «Записке-отчете» в январе 1916 г. он пишет: «В Англии, во Франции ... заказываются не автоматические винтовки, а ружья-пулеметы, которые, по моему мнению,.. имеют безусловно большее значение ... И для нашей армии вопрос заключается лишь в необходимости самого широкого испытания в боевых условиях различных систем ружей-пулеметов и автоматических винтовок, причем ... необходимо немедленно заказать некоторое количество до 3 или 5 тысяч автоматических винтовок, приспособленных для непрерывной стрельбы и имеющих магазин на 20-25 патронов». Федоров предлагает также укоротить ствол и нарезать прицел на меньшие дистанции — мысль для того времени едва ли не «крамольная».

Глава 5. Автоматы

Вернувшись в Россию, Федоров берется за коренную переделку своей винтовки, чтобы создать на ее основе принципиально новое оружие. По инициативе Начальника Офицерской стрелковой школы генерал-лейтенанта Н.М. Филатова, уже 13 января 1916 г. 50 комплектов частей винтовок передаются в мастерскую ружейного полигона. Сюда же переводится и Дегтярев. Вопрос патрона решился просто. Имелось значительное количество японских 6,5-мм патронов: часть их была принята самим Федоровым в Японии в 1914 г., часть собиралась на Петроградском патронном заводе, часть поставлялась Англией. Японский патрон был меньше федоровского, и в патронник винтовок вставлялся особый вкладыш. Ствол оружия Федоров укорачивает с 800 до 520 мм и снабжает оребрением, вводит переводчик, уменьшает нарезку секторного прицела до 2000 шагов, разрабатывает серию сменных магазинов. Доводки усложнили форму короба и утяжелили конструкцию, но сохранить небольшие габариты удалось. Интересно появление передней рукоятки удержания на цевье — в сочетании с портативностью она позволяла вести огонь с рук на ходу, в то время как имевшиеся ружья-пулеметы вели прицельный огонь только с сошек. Ударно-спусковой механизм допускал ведение одиночного и непрерывного огня, рычажки флажкового переводчика и предохранителя находились рядом со спусковым крючком внутри спусковой скобы. Выемка в головке курка не позволяла произвести выстрел до прихода ствола и затвора в переднее положение. Число деталей было не слишком велико — 64. Радиус попаданий лучшей половины пуль на дальности 100 м не превышал 134 мм. Федоров трудится крайне напряженно. Как член Арткома, он занимается не только своей системой, стараясь осуществить «широкое испытание различных систем». При этом он исполняет обязанности Помощника инспектора пороховых, взрывчатых и оружейных заводов, дает консультации по вопросам ручного оружия. К сентябрю готовы восемь 7,62-мм ружей-пулеметов с магазином на 15 патронов, три 6,5-мм с магазином на 25 патронов и два — на 50 патронов, 45 6,5-мм винтовок. Их снабдили штыками-кинжалами «по образцу Кавказского казачьего войска» и чехлами для переноски. Оружие передается сформированной при школе «команде особого назначения», оснащенной также оптическими прицелами, биноклями, приборами для стрельбы из-за закрытий, стальными шлемами Адриана, переносными стрелковыми щитами, запасным комплектом личного состава. Таким образом, речь шла не просто об испытании нового оружия, но об опытном подразделении нового типа. Как отдельная стрелковая рота 189-го Измаильского пехотного полка оно в январе 1917 г. было отправлено на Румынский фронт, где, по-видимому, и распалось во время «эвакуации Румынии». Осенью 1916 г. генерал-майор Федоров также был отправлен в Румынию, но, загруженный вопросами снабжения фронта, не мог проследить судьбу «автоматической роты». Оружие Федорова испытывались и на других фронтах: на апрель 1917 г., например, на Западном фронте числилось 4 ружья-пулемета. При самых лестных отзывах новое оружие имело и противников. На заседании Военного Совета в конце 1916 г. некий Лобанов-Ростовский активно выступил против введения на вооружение «такого ублюдка». Но все же ружье-пулемет было принято. При обсуждении сферы его применения в основном упоминалась авиация. После испытаний 6,5-мм ружей-пулеметов в 10-м авиадивизионе Августейший Заведующий авиацией телеграфировал: «Ружье-пулемет генерала Федорова дало прекрасные результаты». Командир авиаотряда Туноженский заключил, что оно «единственно пригодно для легкого аэроплана». V Отдел Арткома, отнеся оружие к особому классу «ручных ружей-пулеметов», заключил, что кроме авиации «означенные ружья с пользой могли бы быть употреблены и на бронированных автомобилях, в особенности пушечных... Автоматическая винтовка Федорова могла бы быть использована для полевой позиционной войны как вооружение пехоты». Заметим, что путь создания универсального ручного автоматического оружия был найден не только в России — образцы, близкие этому типу, были созданы и в других странах. Наиболее интересным из них стала появившаяся в 1918 г. в США винтовка Браунинга BAR-18 с магазинами на 20 и 40 патронов, переделанная позже в ручной пулемет. Во Франции тогда же был создан вариант автоматической винтовки R. S. C. со сменными магазинами на 10, 25 и 35 патронов и с укороченным до 580 мм стволом. Можно упомянуть и автоматическую винтовку «Маузер» с магазином на 25 патронов. Но Федоров смог наиболее полно разработать и воплотить черты нового типа оружия. Интерес к новому оружию проявляли ГАУ, авиация, и даже Главное управление кораблестроения. Но выпуск ружья-пулемета наладить не удавалось. Еще в марте 1916 г. Федоров обратился к частным заводам. Завод Семенова в Петрограде соглашался на заказ не менее 50 000 экземпляров, то же ответил и председатель промышленной группы Третьяков. Казенный Сестрорецкий завод мог установить производство лишь через 16-18 месяцев при условии снижения выпуска 3-линейных винтовок. Начальник ГАУ Маниковский настаивал на «фабрикации ручного ружья-пулемета» Федорова на Сестрорецком заводе, но мощностей завода для этого явно не хватало. Тогда был выбран завод в Коврове. Его строило Первое Русское Акционерное Общество ружейных и пулеметных заводов с помощью датского синдиката «Dansk Rekylrifle» для выпуска ружей-пулеметов «Мадсен» P.1916. 11 января 1918 г. «Дополнительной надписью №8» к контракту с Обществом ГАУ заказывает 9000 «ружей-пулеметов системы генерала-майора Федорова» с началом сдачи первых 500 через 13 месяцев. Стоимость комплекта ружья-пулемета Федорова была несколько ниже «Мадсена». Отметим — шел январь 1918 г., русской армии уже не было, надорвавшаяся в ходе войны промышленность разваливалась на глазах, но оружейники продолжали работать над новым оружием для России. И еще один интересный момент — несмотря на декрет Совета Народных Комиссаров от 16 декабря 1917 г., кадровые офицеры продолжали именовать друг друга по званию. 18 января Федоров направляется на завод, вместе с ним едет его ученик и помощник Дегтярев.

И все же 21 марта 1918 г. все работы на заводе были остановлены по финансовым и организационным причинам. В штате завода остается только 60 человек. Продолжается работа только по подготовке чертежей для производства заказанных ГАУ ружей-пулеметов Федорова — в связи с введением метрической системы дюймы переводились в миллиметры. В июле под это заводу выдается некоторый аванс. Только 17 декабря Чрезвычайная комиссия по снабжению Красной Армии поставила перед Федоровым как техническим директором завода вопрос о производстве ружей-пулеметов его системы и системы Мадсена. 22 июня 1919 г. (новый стиль) было принято решение сосредоточить силы на производстве образца Федорова, названного, с легкой руки Н.М. Филатова, «автоматом». В постановке производства активно участвовал и представитель ГАУ бывший штабс-капитан Г.А. Апарин. Федоров становится техническим директором завода — эту должность он исполнял до 1931 г. Уже в 1918 г. он организует на заводе опытную мастерскую, преобразованную в 1921 г. в первое в истории оружия проектно-конструкторское бюро (ПКБ). В июле 1919 г. изготовлены первые серийные автоматы Федорова, но первая партия в 100 автоматов была сдана только к концу 1920 г. И только в апреле 1921 г. Свет военной промышленности признает, что производство автоматов на Ковровском пулеметном заводе налажено. Но уже 14 октября 1920 г. М. В. Фрунзе просил у Главкома С.С. Каменева выслать автоматы для Южфронта. Каменев в 1922 г. специально рассматривал применение автоматов в стрелковых ротах в статье «Стрелковый бой». Автоматы Федорова применялись на Кавказе и в ходе лыжного рейда Антикайнена при подавлении мятежей в Карелии в 1921-22 гг. Учтя боевой опыт, Федоров в 1923 г. совершенствует автомат: для снаряжения магазина из обоймы выполняются пазы в коробе и вводится затворная задержка, для предотвращения сдвоенных выстрелов вводится разобщитель спускового механизма. Три прорези прицела заменяются одной, мушка защищается предохранителем. Для переделки автоматы возвращались на завод. Федоров выдвигает идею унифицированного «семейства» оружия единой схемы. Очевидная ныне, для того времени она была совершенно новой. Ручной пулемет Федорова-Дегтярева вызвал живой интерес Фрунзе. Конструкция дисковых магазинов авиационных пулеметов была использована позже в ручном пулемете Дегтярева ДП-27. Однако работы над автоматом прекращаются 1 октября 1925 г. после выпуска всего 3200 штук. Формально причинами были «нестандартный» калибр и сложность системы. Производство автомата действительно было сложным и требовало высокой точности. А в 1924 г. были прекращены работы над новыми патронами: урезание бюджета не позволяло заново ставить их производство. 7,62-мм патрон, принятый когда-то как «временный», вновь остался основным, хотя в феврале 1928 г. Артком предлагал вернуться к 6,35-6,5 -мм патрону. Но в том же году автомат снимают с вооружения. Решение же Арткома 6 апреля 1930 г. о разработке винтовки только с неподвижным стволом поставило крест и на самой системе. Но главное было в другом — не были по достоинству оценены идеи автомата и «семейства» на его базе. Федоров переезжает в Москву и возвращается к научной работе, создает ряд трудов, по праву считающихся классическими. В СССР, как и в других странах, вернулись к идее мощной автоматической винтовки с привычной баллистикой: идея такой винтовки держала в плену военных всех стран почти четыре десятилетия. Надежда на скорое принятие «автоматической» винтовки снизила интерес как к автомату, так и к модернизации магазинной винтовки. В конкурсах 1926 и 1928 г. участвуют винтовки с длинными стволами и постоянными магазинами, в 1930 г. появляются сменные магазины. АВС-36 и СВТ-38 уже приблизились к типу автомата, который Федоров выделял как самостоятельный тип и считал «универсальным индивидуальным оружием». Федоров указывал причины, задерживающие работы по автоматическим винтовкам: противоречие между громоздкой автоматикой и ограничениями по весу, излишняя мощность и вес патрона, снижение роли винтовок на фоне развития ручных пулеметов. В заключении 2-го тома «Эволюции стрелкового оружия» (1939 г.) он пишет: «Ружейная техника ближайшего будущего стоит перед созданием малокалиберного автомата-карабина ... Создание одного патрона с уменьшенной для винтовок и увеличенной для пистолетов-пулеметов прицельной дальностью разрешило бы задачу будущего оружия ... легкого и компактного». Эти слова подтвердила советско-финская война. Л.Б. Ванников, бывший тогда Наркомом вооружения, вспоминал, как увидел на столе в кабинете Сталина среди новых образцов и автомат Федорова. Автоматы и винтовки Федорова извлекли со складов и выдали войскам, штурмовавшим «линию Маннергейма». Речь, конечно, шла не о возвращении к старой громоздкой системе — последний «выход» федоровского оружия мог стать возвращением к самой идее автомата. Этого не случилось. Актуальнее оказались пистолеты-пулеметы. Намеченная Федоровым программа была реализована в СССР несколько лет спустя с принятием промежуточного патрона, а затем — 7,62-мм автомата Калашникова. Идея унификации завоевала «права гражданства» в конце 40-х. Сам Федоров в 1942-46 гг. работал консультантом в Наркомате вооружения, встречался с конструкторами, посещал полигоны, и его деятельность несомненно повлияла на ход работ. Заметим, что в Германии в 1943 г. поступил на вооружение 7,92-мм автомат MP-43 под «курцпатрон», в США год спустя — 7,62-мм автоматический карабин М2 под патрон .30 «карбин». Уменьшение калибра автоматов началось уже в 60-е годы.