Мир Знаний

Основные характеристики бронетанковой техники (стр. 6 из 11)

1981-90 гг. - серийное производство и модернизация.

Контракт на проектирование и постройку опытных машин с представителями Крайслера и Дженерал Мотор Пентагон подписал в июне 1973 г., а уже осенью концепцию пришлось пересматривать в свете опыта арабо-израильской войны “судного дня" и затруднений в создании пушки “Бушмастер”. С “Бушмастером” разобрались до неприличия просто - отказались в пользу традиционного пулемета винтовочного калибра, а вот боевой опыт диктовал более глубокие изменения - требовалось увеличить дистанцию эффективного поражения бронированных целей и количество снарядов в боекомплекте; еще больше усилить бронезащиту, особенно барбета башни, согласно статистике - наиболее уязвимого места в лобовой проекции танка, а также уменьшить время на подготовку машины к бою за счет увеличения надежности систем и агрегатов и улучшения их ремонтопригодности.

Здесь уместно несколько вернуться назад: еще на стадии формулировки концепции основной задачей ХМ1 определили борьбу с бронетехникой противника - советскими танками. Таким образом, проектировался “противотанковый танк”, а война 1973 г. была чрезвычайно богата как раз дуэльными ситуациями, особенно - на Голанских высотах. Неслучайно именно выбор орудия для танка 80-х годов стал камнем преткновения. Военные сначала безоговорочно поддерживали прекрасно зарекомендовавшую себя 105-мм нарезную пушку М68. Ее установка отчасти решала проблему стандартизации танковых орудий в странах НАТО (до 90% НАТО'вских танков были вооружены или М68, или ее английской предшественницей L7). В боекомплекте 105-мм снарядов можно разместить больше, чем 120-мм, а проблему усиления огневой мощи предлагалось решить путем принятия на вооружения новых бронебойных снарядов с урановыми сердечниками. По оценкам экспертов, перспективные боеприпасы ХМ-774 вполне решали задачу борьбы с типовой целью - танком Т-62. Однако ситуация изменилась после массового появления в частях Советской Армии Т-72 и Т-80, вооруженных 125-мм пушками и имеющих усиленную по сравнению с Т-62 бронезащиту.

Танки эти новостью для американцев не стали, однако со сроками их развертывания ЦРУ и прочие аналогичные организации ошиблись лет на пять - семь: ожидалось, что Т-72 пойдут в войска лишь в 80-х годах, и у западных конструкторов будет временной запас для создания адекватного ответа. Поэтому появление новых танков с исключительно мощной пушкой и улучшенной бронезащитой поставило под вопрос всю концепцию ХМ1.

Многие специалисты, особенно немцы и англичане, считали, что достойно противостоять советской угрозе могут только танки со 120-мм пушками; англичане, правда, отдавали предпочтение нарезным орудиям, а немцы - гладкоствольным. Мнения американских экспертов разделились, большинство, все-таки, по-прежнему склонялось к хорошо проверенной 105-миллиметровке. Эксперты, реально, могли выбирать только из двух пушек: 105-мм М68, или 120мм гладкоствольная фирмы Рейнметалл. Английская 120-мм пушка для установки на ХМ1 не подходила из-за несоответствия уже разработанным башням по узлам крепления и балансировке. Окончательный спор об орудии должны были решить сравнительные отстрелы 105 - и 120-мм пушек из “гибридной” башни танков ХМ, предусматривающей возможность установки обеих пушек.

Фирмы-соперницы подготовили свои изделия для испытаний в феврале 1976 г. Оба танка были спроектированы по классической схеме: отделение управления впереди, боевое отделение - в средней части корпуса и моторно-трансмиссионное - в задней. Пушка установлена в башне кругового вращения. В качестве силовой установки инженеры Дженерал Моторс использовали V-образный дизель воздушного охлаждения Теледайн Континентал AVCR-1360-2 с турбонаддувом мощностью 1500 л.с. (представляет собой развитие мотора, использовавшегося на МВТ-70 и ХМ-803), на танке Крайслера был установлен 1500-сильный трехвальный газотурбинный двигатель Авко Лайкоминг AGT-1500. Отличались опытные машины и ходовой частью: Дженерал Моторс использовала комбинированную - по шесть катков на борт, три из которых имеют гидропневматическую подвеску, а три - торсионную; на танке Крайслера имелось по семь опорных катков на борт с индивидуальной торсионной подвеской. Башни обоих образцов ХМ1 сконструировали с учетом возможности установки в них как 105мм нарезной пушки М68, так и 120мм гладкоствольного орудия немецкой фирмы Рейнметалл. Разработчикам удалось “втиснуться" в оговоренные заданием 58 “коротких" американских тонн (52,6 метрические тонны).

На первом этапе испытаний (DT-1, технические испытания), который проводился на Абердинском полигоне, шт. Мэриленд, танки водили “фирменные” гражданские экипажи. Затем прототипы передали в руки военных (ОТ-1, войсковые испытания первого этапа). Они гоняли машины в Форт-Ноксе и Форт-Худе. Детальный анализ результатов испытаний выявил победителя: 12 ноября 1976 г. прототип фирмы Крайслер выбрали для дальнейшей, полномасштабной, разработки основного боевого танка армии США 80-х годов. Собственно, решение оформили уже пост фактом, - выбор был сделан еще в июле, задержка объяснялась очередным изучением возможности кооперации с немцами. “Леопардовая” тема нашла свое продолжение в подписанном 11 декабря 1976 г. меморандуме о взаимопонимании в области танкостроения между США и ФРГ. Меморандум предусматривал сравнительные испытания “Леопарда-2" и ХМ1 в США и принятие на вооружение танка-победителя. Об этих испытаниях подробнее можно прочитать в журнале “Техника и Вооружение” N 9 за 1998 г. У “Леопарда" американцам не нравилась 120-мм гладкоствольная пушка, в свою очередь немцы с подозрением относились к газовой турбине ХМ1, но самое главное ни американские, ни германские промышленники делиться прибылями не пожелали, в результате на вооружение в США и в ФРГ были приняты совершенно разные машины.

Сам же меморандум вызвал сильное раздражение на Капитолийском холме, соглашение предусматривало если не принятие на вооружение единого танка, то хотя бы унификацию по пушке, двигателю, гусеницами и т.д. По мнению военной комиссии Конгресса усилия по максимальной унификации узлов и систем приводят к срыву сроков выполнения программы, ее удорожанию и снижению характеристик танка ХМ1. В 1978 г. меморандум де-факто был придан забвению, в частности американцы отказались от проведения испытаний ХМ1 с немецким дизелем.

Для испытаний второго этапа (технические DT-II и войсковые ОТ-II испытания) фирма Крайслер изготовила 11 опытных образцов танка ХМ1. Испытания DT-II проводились с марта 1978 по сентябрь 1979 г., ОТ-II - с мая 1978 г. по февраль 1979 г. Еще до завершения второго этапа в конце 1978 г. Пентагон дал разрешение на постройку установочной партии из 110 танков, предназначенных для участия в испытаниях третьего этапа и для обучения личного состава танковых подразделений. Третий этап завершился в 1980 г., после чего танк под обозначением М1 “Абрамс" был принят на вооружение армии США; фирма Крайслер получила заказ на постройку первой партии серийных танков (352 машины). Название Ml получил в честь командующего американскими войсками в Вьетнаме на заключительном этапе “грязной войны" генерала Крейтона Абрамса.

Испытания второго этапа проходили неровно и нервно. Дело тут в обострившемся внимании к программе ХМ1 со стороны “надзирателя” военно-промышленного комплекса США - Главного счетного управления (GAO), которое в апреле 1979 г. направило в конгресс исследовательский отчет о состоянии дел по программе. В отчете отмечался ряд значительных недоработок в конструкции танка и его систем, вследствие чего министру обороны Гарольду Брауну рекомендовалось отсрочить начало серийного производства или уменьшить объем заказа до устранения отмеченных замечаний. Нарекания вызывала, в первую очередь, ненадежная работа турбины; ненадежная настолько, что предлагалось заменить ГТД дизелем от танка-конкурента или английским дизельным мотором Роллс-Ройс CV12.

В спешном порядке три прототипа прошли модернизацию и на испытаниях, проведенных во второй половине 1979 г., показали более-менее удовлетворительные результаты по надежности работы систем. Так, если до составления отчета GAO танк между поломками проходил в среднем 129,5 миль, то модернизированные прототипы - уже 299 миль. Новый отчет “надзирателей”, датированный январем 1980 г. констатировал:".. достигнут прогресс в преодолении многих проблем, связанных с надежностью.” Однако проблема турбины с повестки дня не снималась: “Остаются сомнения в отношении использования ГТД в свете сохраняющегося большего числа отказов.” GAO опять настаивало на отсрочке серийного производства и советовало начать полномасштабное проектирование дизельного варианта ХМ1 на фирме Крайслер. Под сомнение поставлена была и сама величина среднего “безотказного" пробега, поскольку, как выяснилось, в ходе испытаний танки подвергались техническому обслуживанию и мелкому ремонту, дабы не прерывать процесс (испытаний).

Уже первый, апрельский, тревожный рапорт чиновников из GAO побудил Пентагон привлечь девять независимых экспертов для разбора сложившейся с силовой установкой танка ситуацией. Эксперты внимательнейшим образом проанализировали все вопросы, связанные с ГТД танка ХМ1 и только в феврале 1980 г. выдали свое заключение. Крупнейшие в США авторитеты в области моторостроения высказались в пользу турбины, как более прогрессивного технического решения. Они не только вынесли вердикт, но и рекомендовали ряд конкретных мероприятий по доработке ГТД AGT-1500. Можно сказать, что эти девять человек дали путевку в жизнь танку Ml “Абрамс”.

Первые серийные танки М1 “Абрамс" были изготовлены в 1980 г. на государственном танковом заводе в Лиме, шт. Огайо, однако массовое производство началось только в сентябре 1981 г. Первый серийный танк получил собственное имя “Тикондерога” - такие надписи украшали башни танков батальона, которым в годы второй мировой войны командовал Крейтон Абрамс. В 1982 г. танковое отделение фирмы Крайслер Корпорэйшн купило отделение Лэнд Системз крупнейшей американской военно-промышленной корпорации Дженерал Дайнемикс. В том же году началось серийное производство “Абрамсов" еще на одном государственном танковом заводе - Детройтском арсенале, г.Уоррен, шт. Мичиган. Оба завода взяты в аренду корпорацией Дженерал Дайнемикс. Нормальный темп производства составлял 70 танков в месяц, рекордным стал октябрь 1986 г., когда танкостроители обоих заводов выдали 103 “Абрамса”. Производство “базового" варианта Ml прекратилось в январе 1985 г., всего построено 2374 танка этой модификации.