Мир Знаний

Восточнославянские дуалистические легенды о сотворении мира (стр. 2 из 8)

"По старосветному Окиян-морю плавало два гоголя, первый – бел-гоголь, другой – черен гоголь. И теми двумя гоголями плавали сам Господь Вседержитель и Сатана. По божию велению, по богородицину благословению сатана выздынул со дна синя моря горсть земли. Из той горсти Господь сотворил ровные места и путистые поля, а Сатана понаделал непроходимых пропастей, ущелий и высоких гор»[15][14].

"В начале Света благоволил Бог выдвинуть Землю. Он позвал Черта, велел ему нырнуть в бездну водяную, чтобы достать оттуда горсть земли и принесть ему. – Ладно, думает Сатана, я сам сделаю такую же землю! Он нырнул, достал в руку земли и набил ею свой рот. Принес Богу и отдает, а сам не произносит ни слова... Господь куда ни бросит землю – она вдруг является такая ровная-ровная, что на одном конце станешь – то на другом все видно, что делается на земле. Сатана смотрит... хотел что-то сказать и поперхнулся. Бог спросил: чего он хочет? Черт закашлялся и побежал от испугу. Тогда гром и молния поражали бегущего Сатану, и он где приляжет – там выдвинутся пригорки и горки, где кашлянет – там вырастет гора, где привскачет – там высунется поднебесная гора. И так бегая по всей земле, он изрыл ее: наделал пригорков, горок, гор и превысоких гор".[16][15]

«Стал Господи мир творить, где народу жить. Распустил он море-окиян; надо землю сеять. Прибежал лукавый чорт, да и говорит Господи: «Ты, Господи, все творишь: весь мир сотворил, окиян-море напустил; дай мне хошь земли насеять!» - «Сей!» сказал Господи. Сеял, сеял лукавый, - никакого толку! – «Опускайся ты, лукавый, сказал Господи, - на самое дно моря, достань ты, лукавый, горсть земли». Опустился лукавый на дно моря, захватил лукавый горсть земли; вынырнул: глядь – всю землю водой размыло. Опустился в другой, - тоже: в горсти нет земли. Опустился лукавый в третий раз, и, по Божьему по велению, оставалась за ногтем песчиночка. Бог взял ту песчиночку, и насеял всю землю, с травами, с лесами, со всякими для человека угодьями[17][16]».

«Здавна, як землi ще не було, всюди вода була. Не було i нас ще. А чорт жив десь так у хатах, хто зна де жив. Дак бог прийшов до чорта та й повiв чорта до Днiпра, щоб пурнув да винiс пiску в руцi. Вiн пурнув, так не винесе – вода вимие: оце що набере пiску, то вода й вимие з руки. Дак бог повiв його до другого, до мiльшого, дак вiн вiдтiля винiс пiску. Дак бог тим сiяв тут усюди по тих водах, дак стало вже сухо i свiт став… Кажуть люди старi, що так було»[18][17].

«Як уже бог схотiв посiять землю, так послав нечистого, щоб землi достав з моря. Воно тодi не можна було, бо скрiзь вода була. I сказав, щоб собi не брав землi, а щоб усю оддав боговi, скiльки дiстане.

А вiн там скiльки достав, може, усю взяв, то оддав, а у ротi собi сховав. А бог як посiяв землю, так у чорта в ротi начала рости земля, начала рвать. А вiн де пирхав, так там болото стало, де пирхне – коняка; чхае i ригае – чоловiк, кiнь, собака, кiт»[19][18].

Состояние «Творцов» до начала творения может быть следующим:

- оба «Творца» плавают по воде (8 записей), иногда на камешках (1 запись), на лодке (1 запись) или «как два пузыря» (1 запись);

- оба «Творца» летают над водой (5 записей);

- Сатана плавает по воде или появляется из водной стихии, а Бог летает над водой (16 записей), ходит по воде (8 записей), плавает (иногда – спит) на камне (7 записей), плавает в лодке (иногда в каменной) (7 записей), стоит на золотом столбе посередине моря (1 запись);

- оба «Творца» ходят по морю (2 записи);

- оба «Творца» ходят по земле (6 записей);

- оба «Творца» ходят по небу, живут на небе (2 записи).

Чаще всего за землей для миротворения ныряет Сатана (91 запись), в том числе, иногда он ныряет в облике птицы (20 записей). В других текстах роль ныряльщика исполняет птица (8 записей) или же ныряют оба «Твроца» попеременно (9 записей).

Ныряние может быть однократным, однократным длительным (6 записей, в т.ч. «целый год», «три года», «три дни») или же многократным.

В случае, если первые ныряния оказываются неудачными, это объясняется следующими причинами:

- ныряющий не может сразу достичь дна (не хватает сил) (9 записей);

- ныряющий достает недостаточное количество земли и приходится нырять неоднократно (7 записей);

- при подъеме из глубины землю вымывает из рук ныряющего (12 записей);

- ныряющий не произносит слов наказа-благословения, что приводит его к неудаче (34 записи).

Согласно ряду легенд, для того, чтобы поднять землю со дна океана, ныряющий должен совершить определенные действия, которым его учит Бог. Так, Бог:

- велит, спустившись на дно, произнести слова божбы («Господи, благослови», «во имя Отца и Сына, и Святого Духа», «Господи Иисусе Христе») (12 записей);

- велит благословиться у иконы Девы (Марии) с Младенцем – эту икону ныряльщик должен увидеть, спустившись на дно (2 записи);

- дает благословение (6 записей);

- велит отделять частицу земли на имя Господне (напр., «Не я беру, а Бог берет») (14 записей).

Ныряющий приносит «строительный материал» во рту, в носу (на носу), в клюве, в руках, за ногтями.

В качестве «строительного материала», принесенного ныряющим со дна моря, может упоминаться земля, песок, глина, тина, камни. Иногда упоминается один камень – например, «синий камень».

Наиболее архаичным изложением мифа о сотворении суши, по всей видимости, необходимо признать тексты некоторых колядок, записанных на Западной Украине. В качестве творцов мира в этих колядках выступают голуби (два или три голубя). Существуют тексты, в которых голуби заменены ангелами или антропоморфными персонажами[20][19].

Важно отметить, что в данных текстах «Творцы» не являются противниками-антагонистами, в процессе творения суши и неба они выступают как товарищи.

«Колись то було з нещада свiта

Подуй же, подуй Господи, за Духом святим по земли!

Втоди не було неба ни земли,

Неба ни земли, - ним сине море,

А серед мора та два дубойки:

Сiли упали два голубойци,

Два голубойци, на два дубойки,

Ногами[21][20] собi раду радити,

Раду радити и гуркотати:

Як мы маемо свiт основати?

Спустиме ми ся на дно до моря:

Винеме си дрибного писку,

Дрибного писку, синего каменце,

Дрибный писочок посiеме ми,

Ситiи каменець подуеме ми.

З дрибного писку – чорна землиця,

Студена водиця, зелена травиця;

З синего каминьця – синьее небо,

Синьее небо, свiтле сонейко,

Светле сонейко, ясен мiсячок,

Ясен мiсячок и всi звiздойки»[22][21].

«Коли не было з нещада света,

Подуй же, подуй, Господи,

Из святым духом по земли

Тогды не было неба, ни земли,

Ано лем было синое море,

А середь моря зеленый яворь,

На яворойку три голубоньки,

Три голубоньки радоньку радять,

Радоньку радят, як свет сновати:

«Та спустимеся на дно до моря,

Та достанеме дробного песку

Дробный песочок посееме мы,

Та нам ся стане чорна землиця;

Та достанеме золотый камень,

Золотый камень посееме мы,

Та нам ся стане ясне небойко,

Ясне небойко, светле сонейко,

Светле сонейко, ясен месячик,

Ясен месячик, ясна зорниця,

Ясна зорниця, дробны звездойки»[23][22].

«(…) Сели-впали два голубойци,

Два голубойци на два дубойки,

Почали собе раду радити,

Раду радити и гукотати:

Як мы маем свет основати?

Спустиме мы ся на дно до моря,

Вынесеме си дрибного писку,

Дрибного писку, синего каменьце»[24][23].

Стоит добавить, что образ птицы, держащей в клюве некий комок, часто встречается в изобразительном искусстве Киевской Руси. По-видимому, эти изображения являются иллюстрациями мифа о космогонической птице, достающей землю и камень со дна моря и творящей сушу[25][24].

Противодействие «Черного бога» «Белому богу»

Мотив противодействия «Черного бога» «Белому богу» не существует как отдельный сюжет, он всегда входит в легенды о миротворении как составляющий элемент.

Как указывалось выше, мотив антагонистического противостояния «Черного бога» и «Белого бога», видимо, является поздним христианским образованием. По крайней мере можно смело утверждать, что христианство развило мотив антагонистического противостояния и утвердило антагонизм как единственно возможный в мифологических представлениях сценарий взаимодействия «Белого бога» и «Черного бога».

В то же время мы предполагаем, что в более древние времена мифологическое противостояние «Белого бога» и «Черного бога» расценивалось не как антагонистическое противодействие, а как диалектическое единство противоположностей. Соответственно, акт творения, производимый «Белым богом» и «Черным богом», являлся не следствием «взаимных козней» (как это представлено в сохранившихся фольклорных текстах), а следствием совместного творчества.

Мотив противодействия «Черного бога» «Белому богу» подразумевается в уже рассматривавшемся нами выше мотиве творения «Черным богом» неудобий – земель, не пригодных для жизни. Например:

«Вот, когда Бог сотворил воду, то и говорит Сатане: «Поди в море, возьми со дна горсть песку и принеси Мне, Я сотворю землю». Сатана достал со дна две горсти песку (он уж тогда задумал обмануть Господа и так же творить как он), принес одну горсть и подал ее Богу, а другую затаил у себя. Бог бросил горсть песку – и родилась земля. Но когда он ушел, и кинул свою горсть Сатана, то на земле появились горбины и каменные горы. Вот почему на земле родились горы» [26][25].

«В это время Господь крепко заснул, а Его помощник не спал, а выдумал, как бы ему сделать, чтобы люди почаще его вспоминали на земле; он знал, что Бог его «сверзит» с неба. Когда Господь спал, он взбудоражил всю землю горами, ручьями, пропастями. Бог скоро проснулся и удивился, что земля была такая ровная, а вдруг сделалась такая уродливая[27][26]».