Мир Знаний

Основные законодательные документы Великого княжества Литовского 1447- 1566 гг (стр. 3 из 5)

Таким образом, можно сделать вывод, что в конце 14- начале 15вв. в развитии права ВКЛ произошел разрыв преемственности. Заключение Кревской унии с Польской Короной, иные международные факторы привели к переустройству общества и права по образцу западного сословного общества.


3. Основные законодательные документы Великого княжества Литовского 1447- 1566 гг.

3.1. Значение всеземельных привилеев в правовой системе Великого княжества Литовского 15 века

Феодальное право Великого княжества Литовского как регулятор общественных отношений интенсивно развивалось под воздействием экономических, социальных и политических причин. Для него характерны два основных этапа развития.

Первый, "привилейный" этап (13-15 вв.), на протяжении которого по мере образования ВКЛ как суверенного феодального государства складывается общеземское право, его отдельные отрасли и их институты путем издания великими князьями грамот (привилеев). Нормы их обязательны для всего населения Великого княжества Литовского, в том числе и самих великих князей, не только издавших грамоту, но и всех последующих князей. Для "привилейного" этапа развития феодального права характерно то, что правовой обычай как основной источник феодального права в 9 - первой половине 12 в. вытесняется нормативным актом (договор, грамота, постановление сейма). В этой роли и выступили всеземельные привилеи (грамоты) 1413, 1432, 1447, 1492 годов. Они положили начало юридическому оформлению прав шляхты.

Первые права и привилегии закреплялись только за шляхтой католического вероисповедания (1387 и 1413), а затем уже привилеем 1432 года такие же права были закреплены и за православной шляхтой. Особое значение для укрепления корпоративных политических прав шляхты имел привилей 1492 года великого князя Александра. Этот нормативно-правовой акт можно назвать первой общегосударственной хартией шляхетских вольностей[5].

Второй, "статутовый", этап (16 век) характеризовался господством общеземского права, которое развивалось так динамично, что неоднократно требовалась его систематизация. Это приводит к появлению таких крупных памятников права как статуты Великого княжества Литовского 1529, 1566 и 1588 годов. По своей структуре и содержанию эти статуты могут быть отнесены к своду действующего права государства[6].

Подводя итог рассмотрению всеземельных привилеев, можно отметить, что они в совокупности являли собой основные законы государства, это, значит, составляли своеобразную конституцию, в которой были закреплены основные положения государственного и других норм права. В исторической литературе их значение часто принижается. Однако в каждом всеземельном привилее есть нормы, которые прямо или косвенно адресованы всему населению государства.

Анализ содержания норм привилея 1447 года.

Всеземельный привилей Казимира 1447 года завершил процесс правового оформления сословия шляхты, предоставив даже в ущерб государственным интересам столь многочисленные привилегии, что иногда его называют конституцией шляхты. Он стал важным этапом в развитии законодательства вообще и государственного права в частности.

В нём более полно и понятно были изложены права класса феодалов и сословия шляхты, некоторые принципы криминального, гражданского и государственного права.

В нём подтверждались все прежние привилегии и были даны новые: право свободного выезда за границу, право судить своих подданных, неприкосновенность права владения подданными.

Так в артикуле 3 привлекает внимание расширение круга лиц, которым гарантируется их неприкосновенность. Тут более полно перечислены группы класса феодалов и сословия шляхты, а также включены городские жители. Они указаны в преамбуле привилея. Всё это позволяет сделать вывод, что привилей 1447 года был не только сословным актом, но и имел юридическое значение для простых людей, особенно горожан.

В артикуле 5 объявлялась конституционная норма о праве феодалов свободно выезжать за границу "для лепшого шчастья набытия, а любо учинков рытерских", кроме неприятельских земель. Далее в привилее была изложена норма, по которой селяне и подданные князей, рыцарей, шляхты, бояр и мещан освобождались в пользу своих господ от государственных налогов, работ и других повинностей, за исключением строительства и ремонта замков, дорог и мостов, а также натурального налога, называемого ''стацыя''. Этой нормой было подтверждено и развито записанное в привилее 1434 года исключение феодально-зависимого населения из числа особ, непосредственно зависимых от государства. В силу этого акта государственные полномочия по сбору налогов с населения были переложены лично на феодалов. Благодаря этой норме феодалы значительно увеличивали свой экономический и вместе с этим и политический вес в государстве.

Процесс увеличения власти феодала над крестьянами получил юридическое оформление в артикуле 11, по которому ни великий князь, ни его наместники, ни другие служебные особы не властны были принимать на государственные или великокняжеские земли частновладельческих крестьян. Одновременно это же запрещалось и феодалам. Тем самым этой нормой было положено начало юридического сокращения права перехода крестьян. В процессе приспособления исключительное значение имел артикул 12, по которому за феодалами закреплялось право судить зависимых крестьян, кроме тех случаев, когда феодал не пожелал бы сам вершить суд.[7] Тем самым, привилей 1447 года узаконил захват феодалами функций государственной власти в отношениях с феодально-зависимым населением. Признание за феодалами права чинить суд и расправу над феодально-зависимым населением ставила последних в ещё большую зависимость от панов, отнимало их право искать защиты против самоуправства феодалов в государственных органах. Всё это позволяет считать привилей 1447 года главным правовым актом, который положил основы юридического оформления феодальной зависимости крестьян.

Исключительно важное государственно-правовое значение имели два последних артикула этого привилея. В них законодательно закреплялась территориальная целостность государства, его суверенные права и обособленность. Привилей запрещал власти раздавать государственную собственность и посады иностранцам. Эти артикулы были направлены против проникновения польских феодалов в Великое Княжество Литовское и иллюстрировал отрицательное отношение феодалов княжества к разного рода иностранцам.

Анализ содержания привилея 1447 года позволяет сделать вывод о том, что его государственно-правовое значение заключалось, прежде всего, в усилении суверенитета и обособленности Великого княжества Литовского, несмотря на то, что великий князь Казимир 27 июня 1447 года стал королём Польши, и тем самым была обновлена персональная уния двух держав. Кроме этого привилеем 1447 года был значительно расширен круг особ, за которыми признавались права шляхты, независимо от наличия у них гербов и религиозной принадлежности. Таким образом, привилеи 1432, 1434 и 1447 годов послужили юридической основой оформления прав всего сословия шляхты.

3.2 Характеристика содержания Судебника 1468 года

Оживление правотворческой деятельности государства, оттеснение на задний план такого традиционного для раннефеодального периода развития права источника как правовой обычай и ряд других причин, во второй половине 15 века вызвали необходимость в систематизации текущего законодательства. Результатом работы по упорядочению текущего общеземского законодательства было утверждение Казимиром Судебника Великого княжества Литовского 1468 года. Его нормы регламентировали в основном уголовно-правовые отношения, хотя есть и отдельные положения, касающиеся процессуального, гражданского и административного права.

Это была первая попытка установить единство правовых норм на всей территории государства, ограничить самоуправство судей, а также узаконить правом охрану феодальной собственности и ввести жёсткие меры наказания преступников.

Судебник содержал 25 статей, из которых 16 регламентировали различные правовые аспекты такого преступления как кража (раскрывается состав преступления, определяются виды наказания за простую кражу и квалифицированную и другие положения).

Судебник был утверждён великим князем на общегосударственном сейме 29 февраля 1468 года после согласования с князьями, панами радными и ''с всим поспольством''. Он, как и большая часть законодательных актов княжества того времени был написан на белорусском языке. В его основу было положено местное белорусское обычайное право в дополнении с новыми правовыми нормами, разработанными судебной и административной практикой, в согласовании с новыми социально-экономическими условиями.

В статье 1 обращает на себя внимание норма, которая запрещала передавать потерпевшему детей в возрасте до 7 лет, родители которых были виновны в воровстве и не могли заплатить за совершённое преступление. Статьи 5 и 6 ограничивали ответственность жены и детей преступника, если они не знали о преступлении и не пользовались краденым, хотя по обычайному праву вместе с преступником ответственность несла и вся его семья. Тем самым в Судебнике получала закрепление идея индивидуализации наказания[8].

Новым было в законе то, что преступление рассматривалось уже как противоправное деяние. По обычайному праву, если был пойман преступник с крадеными вещами (поличным), то эти вещи шли в доход судьи, а потерпевшему надлежало выплатить в двойном размере стоимость этих вещей из имущества преступника и его семьи. В Судебнике это правило подверглось ограничению. Если преступник не мог заплатить, то суд должен был вернуть поличное потерпевшему.