Мир Знаний

Законодательство, регулирующее ответственность за причиненный вред (стр. 17 из 18)

Насколько различно понимание жизни в философии, медицине и юриспруденции, настолько различно может быть понимание вреда жизни. В интересующем нас гражданско-правовом аспекте вред жизни может быть выражен лишь в противоправном (реже – правомерном) причинении смерти и как следствие лишении гражданина возможности осознавать свое существование, получать от этого удовлетворение. Формами причинения смерти могут быть уголовно наказуемые деяния, предусмотренные ст. 105 – 110 УК РФ (убийство, причинение смерти по неосторожности и т.д.). С точки зрения гражданского права противоправным является не всякое причинение смерти. Согласно п. 3 ст. 1064 ГК РФ человек может быть лишен жизни, если вред (жизни) причинен по просьбе или с согласия потерпевшего, и если действия причинителя вреда (жизни) не нарушают нравственные принципы общества.

Статья 41 Конституции РФ устанавливает право каждого на охрану здоровья, реализация которого обеспечивается различными отраслями права. Хотя в Конституции не упоминается право человека на здоровье, это право на здоровье, это право по своему содержанию, несомненно, является одним из неотчуждаемых и принадлежащих каждому с рождения прав. Право человека на здоровье – самостоятельное личное неимущественное право, тесно связанное с правом на охрану здоровья. Как право на здоровье , так и само здоровье – нематериальные блага, защищаемые ГК РФ.

Наиболее распространенное определение понятие «здоровье»: это не только отсутствие болезни, но и состояние полного физического, психического и социального благополучия человека.

Чтобы дать юридическое определение термина «здоровье», полезно обратить внимание на то, какой смысл вкладывает законодатель в юридическую категории «вред здоровью»1.

При анализе ст. 1085 ГК становится ясным, что возмещение вреда, причиненного повреждением здоровья, осуществляется в трех направлениях: 1) возмещение утраченного потерпевшим заработка(дохода), который он имел либо определенно мог иметь, если бы не повреждение здоровья; 2) компенсация расходов на восстановление здоровья (расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, санаторно-курортное лечение); 3) компенсация расходов на восстановление полноты и активности жизнедеятельности (на протезирование, приобретение специальных средств передвижения, подготовку к другой профессии). Очевидно, что первый вид компенсации направлен на возмещение имущественного вреда, не являющегося собственно вредом здоровью, но в значительной мере обусловленного последним (вред здоровью влечет за собой падение трудоспособности и как следствие уменьшение заработка или иного дохода от профессиональной деятельности). Два других направления компенсации служат имущественными предпосылками для возмещения именно вреда здоровью. Причем, эти направления имеют целью восстановление нормальных физиологических процессов в организме человека различными терапевтическими средствами (лекарства, дополнительное питание и др.). В связи с этим представляется, что вред здоровью, само здоровье, так же, вред жизни и сама жизнь, имеют материальный и нематериальные аспекты. Потому целесообразно использовать два определения юридического понятия «здоровье», одно из которых должно сфокусировать внимание на материальных, физиологических признаках этого явления, а второе – определить здоровье как нематериальное благо.

Мы понимаем как следующие определения.

1. Здоровье – естественное состояние физического лица, характеризующееся отсутствием каких-либо выраженных патологических изменений в физиологических процессах, протекающих в его организме.

2. Здоровье как нематериальное благо представляет собой возможность полной и активной жизнедеятельности физического лица, способствующей повышению качества его жизни (как нематериального блага).

Вследствие того, что понятие «здоровье» двояко, категория «вред здоровью» должна отражать дуализм.

Вред здоровью – это нарушение естественных физиологических процессов в организме физического лица, влекущее за собой ограничение возможности полной и активной жизнедеятельности.

Из этого мы можем сделать следующие выводы:

1. Когда мы говорим о жизни и здоровье как о нематериальных благах, мы по существу подразумеваем возможность для гражданина осознавать свое существование, получать от этого удовлетворение, а также вести полную активную жизнедеятельность.

2. Физиологические процессы в теле и центральной нервной системе человека, приводящие к смерти (вред «жизни организма») либо нарушению естественного состояния организма человека (вред «здоровью организма»), можно назвать органическим вредом, который является необходимым составляющим как вреда жизни, так и вреда здоровью.

3. Органический вред не может существовать самостоятельно, вне совокупности с нематериальным вредом, выраженным в лишении гражданина возможности осознавать свое существование, получать от этого удовлетворение (вред жизни как нематериальному благу) либо нарушении возможности гражданина вести полную и активную жизнедеятельность (вред здоровью как нематериальному благу).

4. Органический вред всегда первичен по отношению к нематериальному вреду. Именно причинение органического вреда с необходимостью обуславливает лишение либо нарушение указанных в первом пункте возможностей (нематериальных благ), что и составляет содержание нематериального ущерба при повреждении здоровья и причинении смерти.

5. Если органический вред при повреждении здоровья имеет относительный характер (может быть более или менее выраженным), то характер органического вреда при причинении смерти – абсолютный (он либо имеет место, либо отсутствует).

Понятие «психическое благополучие» было введено в отечественную цивилистическую науку исследователями института компенсации морального вреда1. Данный институт обеспечить гражданско-правовую защиту в первую очередь неимущественных прав и других нематериальных благ личности, предусмотренных ст. 150 ГК, среди которых жизнь, здоровье, честь, достоинство, деловая репутация, доброе имя и др. Содержанием морального вреда являются страдания, которые выражаются в негативных (болезненных) ощущениях (физические страдания) и переживаниях (нравственные страдания). Однако нарушение или ущемление неотчуждаемых и не передаваемых иным путем нематериальных благ, которыми гражданин обладает от рождения или в силу закона (ст. 150 ГК), не терминирует причинение лицу нравственных или физических страданий. Например, лишение свободы может сопровождаться комфортными условиями содержания потерпевшего, переживания последнего. Другой пример: оскорбление, которые способны предотвратить любые негативные ощущения и т.е. действия, направленные на ущемление достоинства гражданина, может не вызвать у него каких-либо болезненных переживаний в силу того, что сам факт оскорбления ему не известен. Также оскорбление психически больного человека никак не отразится в его психике, если больной не способен не способен осознавать оскорбительный характер действий правонарушителя. В подобных случаях, когда нарушено нематериальное благо, уместно говорить о причинении вреда, который предпосылкой причинения страданий, т.е. морального вреда. Моральный вред сам является разновидностью нематериального вреда, но здесь и далее эти понятия употребляются как различные, не находящиеся в родовидовой связи. Таким образом, компенсация морального вреда имеет целью не возместить данный нематериальный вред, т.е. восстановить свободу, доброе имя и т.д., а компенсировать страдания, причиненные ущемление свободы, опорочиванием доброго имени и т.д.

Психическое благополучие, как и нематериального блага, предусмотренные ст. 150 ГК, является неотчуждаемым и непередаваемым иным способом благом, принадлежащим гражданину от рождения. Однако оно не может быть поставлено в один ряд с упомянутыми нематериальными благами (ст. 150 ГК). Аргументацию данного положения наиболее точно сформулировал А.М. Эрделевский: «Безоговорочное отнесение психического благополучия к числу нематериальных благ в смысле ст. 150 ГК означало бы выхолащивание ограничений, установленных в ст. 1099 ГК в отношении возникновения права на компенсацию морального вреда, - ведь выражающееся в страданиях нарушение психического благополучия личности возникает и в случаях нарушения имущественных прав, но если при этом психическое благополучие отнести к числу нематериальных благ, то для их защиты путем компенсации морального вреда ограничений в ст. 1099 ГК не предусмотрено. Следовательно, во всех случаях нарушений имущественного прав была бы допустима компенсация морального вреда. В то же время согласно п.2 ст. 1099 ГК в случае нарушения имущественных прав возможность их защиты должна быть специально предусмотрена законом. Таким образом, введение психического благополучия в состав нематериальных благ в смысле ст.150 ГК в качестве полноправного и самостоятельного блага привело бы к явному противоречию1».


Заключение

В результате проведенного исследования в области ответственности за причиненный вред мы уяснили смысл внедоговорных обязательств, их основные начала, принципы, их отличие от других гражданско-правовых институтов.

В работе подробно и основательно проанализированы нормы главы 59

Гражданского кодекса РФ и сделаны соответствующие выводы. Показано отличие материального и нематериального вреда, каждый из которых может быть причинен и противоправными действиями и противоправным бездействием. Вред, причиненный правомерными действиями по общему правилу возмещению не надлежит.

Основанием возникновения обязательств по возмещению причиненного вреда является сам факт причинения. Однако ответственность за причиненный вред наступает при наличии определенных условий, какими являются противоправность поведения причинителя вреда, причинная связь между вредом и противоправным поведением причинителя, а также вина последнего. Отсутствие вины, как правило, исключает ответственность причинителя. Однако это правило имеет исключение, установленные ст. 1079 ГК РФ, которая предусматривает ответственность за причинение вреда источником повышенной опасности. Мы считаем, что эта ответственность носит более широкий характер по сравнению с ответственностью за вред, причиненный источником повышенной опасности, поскольку она имеет место и при отсутствии вины причинителя. Все три условия ответственности в работе проанализированы достаточно подробно. Особое внимание нами уделено вопросам о причинной связи и вине. Рассмотрены и другие вопросы, представляющие интерес для практики.