Мир Знаний

Механизма государства и система органов публичной власти (стр. 2 из 4)

Решения публично-властных органов могут быть обжалованы заинтересованным лицом и отменены другим публично-властным органом только в строго установленном законом порядке.

Публично-властный характер деятельности данных органов позволяет им использовать принуждение как один из способов реализации своих полномочий. Хотя им не чуждо использование принципов поощрения, материальной заинтересованности и иных позитивных методов воздействия.

Деятельность граждан в составе публично-властных органов преимущественно носит профессиональный и в силу этого возмездный характер. Хотя в ряде случаев возможны и отступления от указанного правила (в деятельности муниципальных и некоторых представительных органов публичной власти).

Классификация этих органов может быть произведена по различным основаниям. Прежде всего все органы публичной власти по способу формирования делятся на назначаемые и избираемые.

Избираемые органы формируются путем избрания их гражданами или иными выборными лицами и органами на определенный срок.

В отличие от выборных., назначаемые в органы публичной власти претенденты зависят от воли назначающих их лиц или органов, поэтому при назначении выдвигаются более жесткие, чем при выборах, профессиональные требования, предусматривается повышенная ответственность этих лиц, компенсируемая отсутствием ограничений на сроки пребывания в должности.

В основе следующей классификации лежит количественный состав органов публичной власти. С этих позиций все рассматриваемые органы делятся на единоличные и коллегиальные.

Единоличный орган принимает решение путем самостоятельного императивного волеизъявления, а коллегиальный — большинством голосов граждан, уполномоченных законом или иным нормативно-правовым актом принимать решение в пределах своей компетенции. Данный порядок не исключает наличия при единоличном органе публичной власти различного рода коллегиальных совещательных структур.

Окончательное юридическое властное решение всегда принадлежит единоличному органу публичной власти.

Третья классификация органов публичной власти основана на определении места, занимаемого данными органами в иерархии механизма публичной власти. С этих позиций все органы власти делятся на центральные, региональные и местные. Соответственно определяется и территория, на которую распространяется юридическая сила принимаемых ими нормативно-правовых актов: общегосударственных, локальных и местных. В ряде случаев по этим же критериям происходит и их отмена вышестоящими органами публичной власти.

Органы публичной власти, можно разделить на государственные и негосударственные. Однако наиболее важная для механизма осуществления публичной власти классификация рассматриваемых органов основана на разделении их по содержанию деятельности.

Орган публичной власти можно определить как обособленную часть политического общества, предназначенную для осуществления специальной строго определенной законом функции и наделенную необходимыми для этого полномочиями и юридической ответственностью.

Государственная власть состоит из трех относительно самостоятельных ветвей, каждая из которых имеет свое юридическое обоснование. Эти ветви — законодательная, исполнительная и судебная — обособились как три основополагающие институционально-правовые формы публично-властной деятельности.

Из рассуждения Монтескье в его основном сочинении «О духе законов» вытекает, что разделение властей существует в трех аспектах, или на трех уровнях: функциональном, институциональном и персональном.

1. Функциональное разделение властей. Ради обеспечения свободы необходимо установить раздельно функцию принятия решений о принуждении (применении силы) и функцию осуществления государственного принуждения. Законодательная власть устанавливает правила применения силы, судебная власть допускает или предписывает конкретные меры применения силы.

В правовом государстве во всех случаях, когда действия исполнительной власти связаны с ограничениями свободы и собственности, эти действия не только должны быть законными, но и сопровождаться предварительным или последующим судебным контролем за их законностью и обоснованностью.

2. Институциональное разделение властей. Осуществление функций законодательной, исполнительной и судебной власти не должно быть соединено в одном лице или учреждении. Разделение властей означает отделение инстанций, обладающих принудительной силой, от инстанций, принимающих решение о применении силы.

В этом контексте разделение законодательной и исполнительной власти означает, во-первых, что органы исполнительной власти не вправе заниматься первичным нормотворчеством, издавать нормативные акты, имеющие силу закона.

Во-вторых, законодатель не вправе вмешиваться в деятельность исполнительных органов, не вправе принимать решения индивидуального характера, входящие в компетенцию исполнительной власти.

3. Персональное разделение властей. В состав законодательных органов не входят функционеры исполнительной власти и судьи, т.е. депутатами легислатуры (законодательные органы) не могут избираться будущие исполнители законодательных решений. Однако этот, казалось бы, очевидный принцип несовместимости депутатского мандата с занятием других государственных должностей не соблюдается в парламентарных странах (Великобритания, ФРГ и др.), где члены правительства одновременно являются депутатами парламента. Причем такое нарушение персонального разделения властей является чертой парламентарных стран.

Цель законодательной власти, как это следует из ее названия, — издание законов. Еще эту ветвь публичной власти принято именовать представительной, поскольку эти органы, как никакие другие, представляют интересы всего народа (населения) или значительной его части. Речь идет об органах, которые принято именовать парламентами. Именно им доверено принимать законы, т.е. акты высшей юридической силы, поскольку они являются выборными коллегиальными органами публичной власти, в которых наиболее широко представлены интересы большинства граждан демократического государства, включая политические, национальные, возрастные и иные социальные меньшинства.

Вторая ветвь публичной власти — исполнительная. Ее основная задача — исполнять те законы, которые приняты законодательными (представительными) органами публичной власти. Смысл деятельности этой ветви власти — фактически реализовать те положения принятых парламентом законов, которые нуждаются в принудительном исполнении или вмешательстве в их исполнение в иной форме. По этой причине перед исполнительными органами власти стоит задача дойти до каждого гражданина, каждого участника правовых отношений, добиться реализации требований закона.

Поэтому в системе органов исполнительной власти, в отличие от представительных органов, требуется создание единой вертикали органов власти, административного подчинения нижестоящих органов вышестоящим.

Третья ветвь государственной власти — судебная. Ее положение в системе разделенной публичной власти отличается наибольшим своеобразием. Ее органы выступают противовесом первым двум ветвям власти в борьбе за обеспечение прав человека. Именно судебные органы защищают человека от произвола первых двух ветвей публичной власти. Они разрешают споры между органами этих ветвей власти. Но самое главное — именно судебные органы делают то, что не способны сделать все остальные органы публичной власти: установить истину в юридическом смысле слова. Судебные органы придают установленным ими фактам юридическое значение. А после этого следуют процедура защиты законных прав участников правовых отношений, наказание виновных лиц, отмена незаконных решений, восстановление нарушенного права, защита прав потерпевшего и т.д.

Еще одна ветвь публичной власти, претендующая на самостоятельное существование, — контрольная власть. Цель выделения данной ветви власти в качестве самостоятельной — обеспечить независимость входящих в нее органов от иных ветвей публичной власти, дабы обеспечить большую эффективность их деятельности. Во многих странах мира эту ветвь государственной власти образуют прокуратура, счетные палаты, иные контрольные органы. В нашей стране контрольная власть также пока не выделяется в качестве самостоятельной.

Говоря о разделении властей, необходимо подчеркнуть, что речь не идет о противостоянии перечисленных ветвей власти друг другу. Публичная власть в государстве всегда едина, поскольку все ее органы выполняют общую функцию: защищают и гарантируют права человека, обеспечивают их реализацию. Что же касается разделения властей, то это чисто техническая задача, направленная на специализацию их функций. Любой орган, совершающий день за днем однотипные функции, достигает совершенства в своей области. К тому же разделение властей не только препятствует сосредоточению всей власти в руках одного органа публичной власти, служит гарантом сохранения демократического режима в государстве, но и позволяет выявить коллизии и пробелы между различными ветвями власти, как это показано выше в отношении Российской Федерации.

Механизм осуществления публичной власти в России, как и во всем мире, — это динамичная, развивающаяся система. Основная цель этого развития — оптимизация решения управленческих задач, повышение эффективности защиты прав человека, экономия бюджетных средств.

Российская действительность не в полной мере подтверждает данный вывод. Однако следует учитывать, что:

• речь идет о теории вопроса, общих тенденциях, прослеживающихся в мире в целом;

• короткий период демократических преобразований, который прошла наша страна за последнее десятилетие, не позволяет пока выработать оптимальную модель механизма осуществления публичной власти в Российской Федерации. Однако это не означает, что к этому не следует стремиться.