Мир Знаний

Летний Сад (памятники Санкт-Петербурга) (стр. 4 из 7)

В Западной Европе того времени становится очень модным украшать сады произведениями античной пластики. Петр I и здесь не отстает от веяний времени, желая поместить в своей резиденции древнеримскую статую Венеры. В этот период отошли в прошлое образы классического стиля, а преувеличенная хрупкость и стройность, мягкая проработка тела прекрасной “Венус” перекликались с поисками новых идеалов женской красоты в искусстве начала CVIII в.

Привезенные в Летний сад раньше других изваяний скульптурные бюсты Яна Собеского и его жены Марии-Казимиры очень близки к официальным портретам конца CVII в..

Скульптурная группа “Амур и Психея” также датируются концом CVII в.. Неизвестный мастер выбирает кульминационный момент мифологической легенды, когда Психея, нарушив запрет богов, со светильником в руке, освещает лицо спящего возлюбленного. Яркой чертой барокко является композиция скульптурной группы, построенная на резких диагоналях движения Амура и Психеи, рассчитанные на контраст света и тени, а также эффектно развевающиеся одежды, легкая прозрачность локонов Амура и характерная фактура материала.

Среди произведений П. Баратта скульптурная группа “Мир и изобилие”- довольно типичная для своего времени аллегория. Мастер постарался ввести в композицию полный набор разных символов. Это рог изобилия, факел войны, знамя, щит с головой Горгоны, лавровый венок и пальмовая ветвь. Кроме двух женских фигур, скульптор изображает льва-побежденную Швецию и орла-победительницу Россию. Как художественное произведение эта тяжеловесная и несколько перегруженная композиция с фигурами удлиненных пропорций и сглаженной поверхностью тел характеризует стиль Баратта, близкий классицизму академического толка. Другими отличительными чертами этого направления в искусстве конца CVII в. стали и фронтальная замкнутость композиции, и однообразие лиц, вылепленных по канонам “классической красоты”. Подпоркой для статуи “Слава”, также исполненной Баратта, служит обелиск-традиционный атрибут классицизма.

В Летнем саду есть статуи, сделанные неизвестными авторами, стиль исполнения которых очень близок Баратта. Это можно сказать о “Мореплавании” и “Архитектуре”.

Но Баратта не окончательно отошел в своем творчестве от барочных тенденций, что видно при знакомстве с некоторыми скульптурными бюстами Летнего сада. Очень интересен бюст Вакха. Наполненная движением композиция, непосредственность и живость облика бога вина заставляют отнести это произведение к одному из лучших в петровской коллекции.

Особенно хороши в Летнем саду четыре статуи скульптурной серии “Круговорот суток”, символизирующие время суток: светлую богиню утренней зари Аврору, жизнерадостного юного Полдня, усталого старика Заката, величественную мудрую Ночь. Автор серии Дж. Бонацца выступает как последователь школы Бернини. Глубокий философский смысл несет в себе образ “Заката”. Динамичная композиция, осязаемая проработка формы наполняют это произведение эмоциональным звучанием и внутренней силой. Статуя “Ночь” с наброшенным на плечи звездным покрывалом как бы застыла в скорбном молчании.

Скульптор Дж. Зорзони следует в своем творчестве также традициям барокко. Однако уровень исполнения “Сивиллы Ливийской” и “Сивиллы Европейской” ниже, чем произведений Бонацца. Но изображения Сивилл гармонично вписываются в природное окружение, становятся в саду, на фоне зеленой листвы, замечательными декоративными украшениями.

Прекрасными образцами садовой скульптуры стиля рококо являются статуи муз, исполненные братьями Гропелли. Мраморные изображения трех муз-Эвтерпы, Талии, Терпсихоры- сделаны как произведения круглой скульптуры, благодаря чему они воспринимаются в пространстве удивительно пластично и непосредственно.

В Летнем саду есть и другие скульптуры, исполненные в стиле рококо. Автор статуи “Беллона” Альвизе Тальяпьетра наследует традиции венецианской школы декоративной пластики. Широким складкам ниспадающего шарфа противопоставляются извивающиеся языки пламени, вырывающиеся из факела, большие круглые завитки перьев на шлеме и локоны волос, разбросанные по плечам. Художественный почерк стиля рококо по существу уничтожил истинный смысл жестокой богини войны, сделав статую лишь декоративным садовым украшением.

То же можно сказать и о статуе “Минерва”, богини мудрости и справедливой войны. Весь образ богини, полный изящества и грации, делает это произведение неизвестного автора одним из лучших среди скульптур Летнего сада.

В ряду с “Минервой” стоят близкие по манере и приемам исполнения две статуи из петровской коллекции. Это “Церера” (богиня земледелия) и “Нимфа”. Возможно, все три статуи исполнены одним мастером.

Декоративная скульптура Летнего сада существует в неразрывном единстве с природным окружением и Летним дворцом Петра I, придавая своеобразный облик всему садово-парковому ансамблю.

Глава 4.

Архитектурные памятники.

В конце CVIII-начале CIC века бывшая царская резиденция переживает время коренных изменений, когда постепенно исчезают старые постройки, уступая место сооружениям классицизма.

В настоящее время, несмотря на разнородность стиля отдельных построек и элементов садово-паркового искусства, определился единый художественный образ старинного сада, расположенного в центре города. Архитектурные сооружения Летнего сада, за исключением решеток, утратили давно свое функциональное назначение, давно превратились в памятники русской истории и культуры.

Заповедным стал северо-восточный участок сада с Летним дворцом Петра I. Небольшое двухэтажное здание, напоминающее дома голландских бюргеров начала CVIII в., с дверью, выходящей прямо в сад, оно прекрасно передает архитектурные вкусы времени. Установленная в центре скульптурная группа “Мир и изобилие” со своей прихотливо изрезанной линией контура очень хорошо существует в противопоставлении с плоскостью стены дворца, гладкой зеленью газона и геометрической четкостью Невской ограды.

Решетка со стороны Невы справедливо считается архитектурным шедевром. Строгость и простота рисунка, прекрасные пропорции, ритмическое чередование гранитных колонн с металлическими звеньями создают впечатление удивительной легкости и монументальности. Отметим еще раз, что решетку устанавливали не как декоративное украшение, а как сооружение, необходимое при планировке и оформлении набережной. Она органично вписалась в городской пейзаж и стала неотъемлемой частью Летнего сада.

Архитектурные памятники CIC века расположились в центральной части сада.

При строительстве Кофейного домика К.И. Росси использовал фундамент и частично стены петровского грота, сохранил его внутреннюю структуру. Это одноэтажное прямоугольное в плане кирпичное здание с низким куполом на крыше и железной кровлей, декорированное скульптурными барельефами, в CIC веке было окружено чугунными цветниками-треножниками, отлитыми также по рисунку Росси. Сейчас два из них установлены перед входом в павильон.

Недалеко от Кофейного домика среди зеленого массива находится Чайный домик. Этот небольшой павильон интересен как одна из немногих деревянных построек, сохранившихся с начала CIC века.

Еще одно сооружение CIC века-решетка со стороны улицы Пестеля-по своим художественным качествам, конечно, уступает Невской ограде. Но, несмотря на это, она также вошла в пейзаж сада, воспринимается в единстве с Карпиевым прудом, вазой эльфдальского порфира, зеленой листвой. Небольшая высота решетки дает возможность еще за пределами сада любоваться спокойной гладью Карпиева пруда и уходящими вдаль тенистыми аллеями.

Глава 5.

Дворцовые интерьеры.

В начале CVIII в. огромное значение для развития новых форм архитектуры и быта в Росии имело основание Петербурга.

В первой четверти CVIII в. в убранстве интерьера сильны были влияния предыдущего столетия.

Архитектурное убранство дворцов и хором отличалось необычайной пышностью и красочностью. Декорировка внутренних помещений также была насыщена разнообразными по цветовым сочетаниям росписями и фигурной резьбой. В CVII в. мастера работали в технике традиционной фресковой живописи, располагая целые композиции на потолках или стенах. Темами для этих изображений выбирались библейские легенды; популярной была также и декоративно-орнаментальная роспись. В отделке стен широкое распространение получили ткани, главным образом, разноцветные сукна и “золотые” или “басменные” кожи с рельефным рисунком. Двери обивались яркими сукнами, а расположенные в затейливом узоре гвозди с серебряными большими шляпками превращались в орнаментальный рисунок. Резьба украшала верхние части окон и дверей.

Архитектура петровского времени, тесно связанная с государственными задачами, была глубоко своеобразна. Образцами для застройки Петербурга стали типовые проекты домов. “Дом для именитых” представлял собою двухэтажное здание с большими окнами и симметричным планом. В последовательности расположения комнат появляются свои правила, заимствованные из Западной Европы. Так, в Летнем дворце и в других дворцах кабинет хозяина был устроен около спальни. Появление же танцевальных, токарных комнат, голландских кухонь свидетельствует о распространении новых форм быта.

Во внутренней отделке помещений соединились черты древнерусского и западноевропейского жилища. Так же широко используются ткани, но сукна постепенно вытесняются ярко окрашенными узорными штофами и бархатами. Надо отметить, что цветовые контрасты, резкие сочетания очень характерны для петровского интерьера, что свидетельствует о продолжении национальных традиций CVII в.. Такой излюбленный материал, как дерево, применяется русскими мастерами в большом количестве и для отделки петербургских дворцов. На устройство панелей в нижней части стен шел дуб или орех, как мы видим это в Летнем дворце Петра I.