Мир Знаний

Происхождение человека разумного (стр. 2 из 3)

Таким образом,социальность ,наибольшее приспособление к жизни в коллективе ,создающийся при этом наиболее благоприятный для нее морфофизиологический и психологический тип , что в совокупности обусловило наиболие резкое отличие человека от других представителей животного мира,определили,можно предпологать , и следующий этап эволюции человека – выделение человека современного вида как наиболее совершенного организма с точки зрения требований социальной организации .По аналогии с трудовой теорией антропогенеза эту гепотизу можно назвать социальной , или общественной,подчеркивая этим ведущюю роль коллективной общественной жизни именно в формировании современного вида в нутри рода Homo.

3.Локальные варианты внутри неандертальского вида

Решение проблемы центров возникновения современного человека неразрывно связано с систематикой неандертальского вида, с числом локальных вариантов внутри него , а главное - с их систематическим положением и отношением к прямой линии человеческой эволюции. Все эти вопросы получили широкое освещение в антропологической литературе.

В пределах неандертальского вида в нашем понимании можно выделить несколько групп ,имеющих морфологическую, географическую и хронологическую специфику.Европейские неандертальцы , составляющие компактную географическую группу, распадаются в соответствии с распространенным мнением на два типа , своеобразных морфологически и сущестовавших в разное время. Литературная традиция связывает выделение этих типов с именем Ф.Ванденрайха, выступившего со статьей на эту тему в 1940 году , однако М.А.Гремяцкий осуществил его раньше в докладе , сделанном в Институте антропологии МГУ в 1937 году. К сожалению ,текст этого доклада был опубликован лишь через 10 лет и остался малоизвестным западноевропейской и американской науке. Выделенные типы именуются различными исследователями «классическими» , или «типичными» и «атипичными» неандертальцами, «группой Шаппель и Ферасси» и «гуппой Эрингсдорф» по названиям мест важнейших находок и т.д. Вторая группа по сложившейся традиции якобы более ранняя , она датируется перидом рисского оледенения ( около 110-250 тыс. лет. назад ) и рисс-вюрмским межледниковьем. Первая группа относится к более позднему периоду и датируется началом и серединой вюрмского оледенения ( от 70 до 110 тыс. лет. назад ). Хронологические различия сопровождаются морфологическими , но последние парадоксальным образом не соответствует ожидаемым и характеризуют обе группы в обратном порядке по сравнению с геологическим возрастом: более поздние неандертальцы оказываются более приметивными, более ранние – прогрессивными. Мозг у последних, правда, несколько меньше по объему, чем у поздних неандертальцев, но более прогрессивен по строению, череп выше, рельеф черепа меньше (исключение составляют сосцевидные отростки, развитые сильнее, - типичный человеческий признак), на нижней челюсти намечается подбородочный треугольник, размер лицевого скелета меньше.

Происхождение и генеологические взаимоотношения двух этих гупп европейских неандертальцев много раз обсуждались с самых разных сторон . Была высказана гипотеза , согласно которой поздние неандертальцы приобрели свои отличительные особенности под влиянием очень холодного , сурового ледникового климата в условиях Центральной Европы.Их роль в формировании современного человека была меньше , чем ранних , более прогрессивных форм , которые и явились прямыми и основными предками современных людей .Однако против такой трактовки морфологии и генеологических отношений хронологических групп в составе европейских неандертальцев выдвигалось то соображение , что географически они были распространены на одной и тойже территории и ранние формы также могли быть подвержены воздействию холодного климата в приледниковых районах , как и поздние. Приводились и общетеоритические возражения против попытки рассматривать поздних палеоантропов как боковую ветвь ,не принимавшую совсем или принимавшую млое участие в сложении физического типа человека разумного .Таким образом , вопрос о степени участия обеих групп европейских палеоантропов в процессе формирования Homo sapiens остается открытым ; скорее следует ожидать , что поздние неандертальцы также могли явиться непосредственной базой для сложения физического типа современного человека в Европе.

Любопытно отметить ,что перечисленные выше различия констатированы разными авторами преимущественно при сравнении отдельных черепов «на глазок» , при игнорировании того очевидного обстоятельства , что классические неандертальцы представлены преимущественно мужскими , атипичные – женскими черепами . Если же принять во внимание это обстоятельство и вычислить средние по гуппам , то при ничтожном числе наблюдений , которым представлена каждая группа , невозможно подтвердить приведенный перечень различий сопоставлением средних : различия являются случайными и разнонаправленными. Их оценка с помощью простых статистических приемов показала , что суммарные различия примерно равны тем , которые разделяют современные рассовые ветви, и , следовательно , говорить о двух группах разного уровня эволюционного развития в составе неандертальского вида с морфологической точки зрения нет оснований. Не больше этих оснований в географии находок (ареолы обеих групп примерно совпадают ) и их хронология (время их существования также более или менее совпадает в широких границах ).

Разумеется , в составе европейских неандертальцев могли существовать локальные варианты , приуроченные к отдельным популяциям и их группам , но в целом неандертальское население Европы образовывало достаточно однородную группу.География этой группы не полностью соответствует географическим рамкам Еевропы , и по этому мы лишь условно можем называть ее европейской . Расчеты и сравнительные сопоставления продемонстрировали сходство с этой гуппой также известных нам североафриканских находок из Джебел Ирхуда и одного из черепов , найденного при раскопках пещеры Схул в Палестине , того черепа , который обозначается в научной литературе как Схул IX . Таким образом , европейская гуппа территориально охватывала Северную Африку и какую-то прибрежную часть территории восточного Средиземноморья уже в пределах азиатского материка .

Однако и на территории Европы , в самых южных ее районах , проживали формы , которые не могут быть по морфологическим признакам включены в европейскую группу . Речь идет о черепе из Петралоны в Греции .Череп был найден в 1959 году одним из рабочих , принимавших участие в раскопках Петралонской пещеры , и поэтому его стратиграфическое положение , а следовательно , и хронологическая датировка не в полне ясны . Своеобразие его морфологии отразилось в оценках его положения внутри неандертальского вида .Авторы первых описаний и измерений П.Коккорос , А.Канеллис и А.Саввас , как всегда бывает в таких случаях , ограничились лишь самым предварительным диагнозом и отнесли череп к группе классических неандертальцев Европы. Совершенно очевидно , что в этом сказались гипноз бесспорно примитивных особенновстей строения черепа по сравнению с соаременным , его бесспорно неандертальские признаки.Однако реферировавший работы греческих ученых М.И.Урысон не согласился с их диагнозом и в первые отметил налисие признаков , сближающих череп из Петралоны с африканскими формами.Окончательный вывод М.И.Урысона : петралонский череп представляет собой промежуточную форму между африканскими и классическими европейскими неандертальцами . Э.Брайтингер в докладе на VIII Междунарадном съезде антропологических и этнографических наук в Москве в августе 1964 года специально подчеркнул замеченное М.И.Урынсоном сходство с африканскими формами.

Включившийся позже в изучение петралонского черепа А.Пулянос , используя сначала предшествующие , а затем и самостоятельные измерения черепа , оспорил эту точку зрения и сближал череп сначала с европейскими неандертальцами ,подчеркивая,

правда , его своеобразие. В ряде его работ , посвященных не столько детальному сравнительно-морфологическому исследованию черепа , сколько тщательной характеристике обстоятельств его находки , включая геологическое и палеонтологическое изучение пещеры , хронологический возраст черепа определяется в 700000 лет ипредпологается , что он принадлежал представителю самостоятельного вида внутри рода архантропов или питекантропов - Archantropus europeus petraloniensis . Номер греческого журнала «Антропус» , в котором опубликованы эти работы А.Пуляноса ,содержит большое число палеонтологических , стратиграфических и геофизических данных , в целом подтверждая эту версию. И датировка, и таксономический диагноз , если они справедливы ставят находку на выдающееся место в палеоантропологии Европы , делая ее одной из древнейших .Также датируются с помощью палеомагнитного метода сталактиты , упавшие с потолка пещеры ; на одном из них был найден череп. Не будучи лично знакомым с пещерой и обстоятельствами раскопок , трудно противопоставить что-либо опреднленное этим выводам, но , логически рассуждая , без специальных доказательств трудно принять точку зрения о полной синхронности возраста сталоктитов , упавших с потолка пещеры и черепа . Н. Ксиротирис в докладе на симпозиуме по проблемам антропогенеза , состоявшемся в мае 1981 года в Веймаре в ГДР, привел очень убедительные сомнения в столь древнем возрасте петралонской находки , которая по его мнению,