Мир Знаний

Львы (стр. 2 из 2)


страсти самец кусает подругу в загривок.

Львица, опытная охотница, осторожно подбирается к добыче, укрываясь за низкими кустами, пока не наступит момент для стремительного броска вперед. В надежде на даровой обед лев следит за грифами, которые кружат в небе или рассаживаются, на деревьях. Они всегда слетаются к свежей туше, и это служит желанным сигналом для голодной кошки. Львица способна полдня неподвижно пролежать в чаще, подобравшись, пока у водопоя не появится стадо гну. Нескольких секунд, когда они опускают морды к воде, вполне достаточно для ее хорошо рассчитанного прыжка. Охотясь совместно, члены прайда убивают добычу быстро и без особого труда. В стремительно наступивших экваториальных сумерках вспугнутое стадо зебр или гну обращается в паническое бегство и мчится прямо на цепь притаившихся львиц. Тут уж львице ничего не стоит отбить намеченную жертву, точно ковбою — теленка во время клеймения, оглушить ее одним ударом и вскочить ей на плечи для решающего укуса в шею. Нередко, однако, первая атака не завершается полным успехом, так как в сравнении с гепардом или леопардом лев — довольно небрежный охотник. Тогда к львице, опрокинувшей добычу, присоединяются ее сестры. Одна впивается в горло, чтобы придушить жертву и не дать ей вскочить на ноги, другая вцепляется в круп, ловко избегнув смертоносных копыт, и через минуту-другую можно начинать пиршество. Но когда на охоту выходит одинокая львицамать или одряхлевший патриарх,изгнанный из прайда, аможет быть, отставший от него, положение у них куда более трудное и шансы на успех невелики. Не так-то просто убить трехсоткилограммовую зебру без помощи прайда. Продолжительностьжизни одиноких зверей невелика, и очень часто они оканчивают свои дни в зубах более удачливых охотников.

Массовое уничтожение львов привело к тому, что единственный путь их спасения - жизнь в заповедной зоне. Национальный парк Серенгети в Танзании, занимающий площадь в 14 800 квадратных километров,обладает наиболее плотной популяцией львов в мире (около тысячи особей). Холмистые равнины и саванны парка и огромные кочующие стада травоядных открывают перед львиными прайдами прекрасную возможность демонстрировать свою охотничью сноровку. В Серенгети десятки тысяч зебр и гну, усеивая равнину до самого горизонта, пасутся, отгоняют мух или просто жарятся под лучами беспощадного солнца. И прайд, где-нибудь в сторонке наблюдающий за стадом, составляет неотъемлемую часть общей картины. Львы не охотятся днем на зоркихантилоп, которые способны бегать много быстрее их. Они выжидают наступления ночи. Тогда львицы одна за другой бесшумно уходят в темноту и окружают стадо. Если самцы помогают им, несколько грозных раскатов рева погонят перепуганных животных туда, где их ждут львицы. Без этой помощи львицам все приходится делать самим. Когда зебр и гну много, львы питаются почти исключительно ими. Лев обычно ест раз в два-три дня, но способен обходиться без пищи несколько недель. Серьезной опасностью голод становится для некоторых львов после того, как стада начинают сезонную миграцию по равнинам. Так, львица с беспомощными новорожденными львятами иногда остается одна, когда уходят стада, а за ними и ее прайд. Доведенная до крайности, она может стать людоедкой. Но чаще, устраивая засады в удобных местах, вроде водопоев, и ориентируясь по поведению других обитателей равнины, например грифов, даже одинокая охотница способна находить добычу.