Мир Знаний

Рынок ценных бумаг и биржевое дело (стр. 5 из 7)

Быстрое нарастание внутреннего государственного долга началось с 1995 года, в первую очередь, за счет заимствований на рынке государственных ценных бумаг — заимствований по сверхвысоким ценам и на короткий срок. В это время система регулирования государственного долга практически отсутствовала. К началу 1998 года внутренний долг увеличился до 19,4% ВВП, а к середине 1998 года — до 25,6% (в годовом исчислении). Увеличение внутреннего долга вызвало соответствующий рост расходов на его обслуживание. Так, средства, необходимые ежемесячно только для погашения ранее выпущенных облигаций (без учета купонных выплат по двух-, трехлетним купонным бумагам, ОФЗ), достигли в первой половине 1998 года 10—15% месячного ВВП, или были больше, чем все месячные доходы федерального бюджета.

Ситуация на рынке государственного долга усугублялась длительной задержкой в проведении необходимой девальвации рубля: в результате инвесторы «закладывали» риск девальвации в цену государственных бумаг, что, в свою очередь, через рост их доходности вело к падению рынка акций.

Большая доля нерезидентов на рынке государственных и корпоративных ценных бумаг требовала проведения взвешенной политики управления золотовалютными резервами страны и регулирования валютного курса в соответствии с реальным экономическим развитием. В 1997 году и на протяжении большей части 1998 года этого практически не было. Не регулировались и высокие риски банковской системы, чрезвычайная слабость которой в полной мере проявилась в августе 1998 года.

Развитие финансового кризиса 1997—1998 гг. в России прошло в несколько этапов:

На первом этапе финансового кризиса (октябрь 1997 — январь 1998 года) под влиянием общемирового кризиса нерезиденты стали частично выводить свои средства с рынка государственных и корпоративных ценных бумаг. Сброс государственных ценных бумаг для репатриации прибыли заметно увеличил спрос на доллары и снизил цены на корпоративные ценные бумаги. Снижение золотовалютных резервов Банка России в условиях падения мировых цен на сырье поставило на повестку дня вопрос о девальвации рубля уже в конце 1997 года. Однако вместо этого было заявлено о введении стабильного валютного коридора на 1999—2000 гг. и об отказе от девальвации, что кроме прочих негативных последствий дало российским банкам и другим участникам рынка неверные ориентиры. Все эти события неизбежно повлияли на дальнейшее падение цен на акции. В итоге уже в январе 1998 года произошло два серьезных падения котировок российских ценных бумаг, составивших около 30%. Общее падение индекса РТС с начала октября 1997 года до конца января 1998 года превысило 50,9%. Временная стабилизация ситуации на рынке ГКО-ОФЗ и валютном рынке, произошедшая в феврале – марте 1998 года, оказала благоприятное воздействие и на российский рынок корпоративных ценных бумаг. На протяжении февраля индекс РТС-1 обнаружил определенные тенденции к повышению и вырос на 8,87%, а в марте — на 7,02%.

Второй этап финансового кризиса в России пришелся на конец марта – май 1998 года. Весенний правительственный кризис и явное ухудшение состояния платежного баланса явились толчком к углубленному изучению инвесторами экономического положения России. Ситуация требовала проведения ряда неотложных мер:

· девальвации рубля (поскольку в I квартале 1998 года был зафиксирован существенный дефицит платежного баланса на фоне низких цен на сырье и низкого уровня золотовалютных резервов Банка России);

· реструктурирования государственного долга путем замены дорогих и коротких ГКО-ОФЗ на более дешевые и длинные бумаги (или, в крайнем случае, перехода к инфляционному погашению задолженности).

Отсутствие действий в этих направлениях обусловило рост пессимистических настроений инвесторов, которые в мае 1998 года вновь начали рассматривать Россию как зону повышенного риска, что и привело к быстрому росту уровня доходности на рынке государственных ценных бумаг. В него, в частности, были включены риски неисполнения Минфином России своих обязательств по государственному долгу и риск девальвации рубля. Резкое повышение доходности ГКО стало для многих инвесторов серьезным сигналом к уходу с рынка.

В июне после снижения кредитных рейтингов России, ряда российских банков и компаний начались массовый вывод средств инвесторов с финансовых рынков и, соответственно, новое повышение процентной ставки по ГКО, которая превысила 50%. Соответственно и цены на акции упали на 20%. Это резко повысило давление на обменный курс рубля и потребовало новых масштабных интервенций на валютном рынке со стороны Банка России.

Размещение в июне 1998 года двух внешних займов (на сумму около 4 млрд. долларов) вследствие высокой цены заимствований послужило только новым негативным сигналом для инвесторов и снизило котировки других обращающихся европейских фондов.

Новое обострение ситуации на рынке государственных ценных бумаг, произошедшее в первой половине июля 1998 года, характеризовалось ростом средневзвешенной доходности на рынке до 126% годовых. В результате 8 июля 1998 года Минфин России был вынужден отменить аукционы по размещению двух выпусков ГКО и дополнительного транша ОФЗ. Теперь погашение ГКО-ОФЗ шло практически только за счет налоговых поступлений. 13 июля 1998 года Правительство Российской Федерации объявило о намерении предложить держателям ГКО конвертировать их в среднесрочные или долгосрочные облигации, номинированные в долларах, с погашением в 2005 и 2018 годах, что и было сделано к началу августа, но не изменило ситуацию на рынке.

Временное улучшение ситуации произошло после объявления 13 июля о том, что МВФ, МБРР и правительство Японии предоставят России финансовую помощь в размере 22,6 млрд. долларов. В течение недели средневзвешенная доходность ГКО снизилась до 53%, а индекс РТС-Интерфакс увеличился на 34%.

Тем не менее, во второй половине июля начался новый, третий этап финансового кризиса. Предоставление западной помощи без требования немедленной предварительной девальвации рубля и реструктуризации банковской системы, усиление налогового пресса на производителя в рамках антикризисного пакета Правительства Российской Федерации привели не к возврату, а к активизации ухода российских и иностранных инвесторов с рынка государственных ценных бумаг (что многие рассматривали как последнюю возможность спасти свои деньги), а также к быстрому расходованию всего первого транша МВФ на поддержку курса рубля и дальнейшему падению рынка корпоративных ценных бумаг.

Дополнительной причиной ухудшения ситуации в России в августе 1998 года явилось серьезное обострение банковского кризиса, вызванное падением котировок российских государственных ценных бумаг, служивших обеспечением кредитов, выданных российским банкам зарубежными банками. В результате возникли дополнительные финансовые требования к российским банкам со стороны нерезидентов. Для до внесения средств банки предприняли продажи имеющихся в их портфелях ценных бумаг с последующей конвертацией вырученных средств в валюту. Такие действия вызвали новую волну падения цен на ГКО-ОФЗ и акции. Увеличилась доходность государственных обязательств, ускорилось падение рынка корпоративных ценных бумаг. За время, прошедшее с момента выделения стабилизационного кредита МВФ до 17 августа, индекс РТС-Интерфакс упал почти на 30%.

В условиях быстрого сокращения валютных резервов Банка России неизбежным, хотя и очень запоздалым выходом из создавшегося положения стала девальвация рубля. Однако другие решения, также принятые 17 августа 1998 года, — приостановление обращения ГКО-ОФЗ, незаконное введение трехмесячного моратория на погашение внешних долгов российских банков и принудительная реструктуризация долгов по ГКО-ОФЗ — серьезно подорвали инвестиционную привлекательность России и поставили в чрезвычайно сложное положение инвесторов, профессиональных участников рынка ценных бумаг и российских эмитентов, привели к параличу банковской системы, резкому сокращению объемов производства и экспортно-импортных операций, ухудшению финансового положения участников рынка и, в целом, ухудшили общие условия хозяйствования в России.

В этой ситуации очень быстро произошли драматическое падение объемов торговли корпоративными ценными бумагами (рынок «замерз») и почти полная потеря ими ликвидности.

Последующий период (сентябрь—декабрь 1998 года) можно охарактеризовать как период пост кризисной стагнации рынка, вызванной, в частности, тем, что вплоть до конца 1998 года оставались нерешенными принципиально важные вопросы:

· не была принята окончательная схема реструктуризации государственного долга;

· отсутствовала ясная программа реструктурирования банковского сектора;

· сохранилась общая социально-экономическая неопределенность относительно перспектив развития экономики России в 1999 году, связанная прежде всего с проблемами бюджета.

В России, где фондовый рынок только начинает формироваться и объемы биржевой торговли ценными бумагами, эмитированными негосударственными органами, крайне незначительны, нет еще каких-либо до конца устоявшихся (помимо закрепленных законодательно норм) традиций проведения биржевой торговли. Структура фондового рынка находится в стадии формирования и механизм поэтапного прохождения сделок пока четко не отработан, однако на многих биржах уже созданы клиринговые организации, начали функционировать и депозитарии. Показательным примером может служить деятельность Московской межбанковской валютной биржи (ММВБ), на которой с мая 1993 года продаются государственные краткосрочные облигации (ГКО). Все этапы прохождения сделок с этими ценными бумагами организует сама биржа, выполняющая одновременно функции клиринговой организации, депозитария и расчетного центра. Надеюсь, что в процессе развития рыночной экономики и повышения уровня хозяйствующих субъектов, а также увеличения количества ценных бумаг и динамики их обращения, рынок ценных бумаг и его функционирование будет до конца упорядоченным понятной и однозначной законодательной базой.