Мир Знаний

Развитие городских общественных банков (стр. 4 из 4)

Впрочем, непосредственная прибыль являлась не единственным видом дохода города от своего банка. Большое распространение получили займы городов в своих банках. На первый взгляд кажется странным, что дума занимает деньги в своём же банке - получается перекладывание из одного кармана в другой! На самом деле занимала Дума не свои деньги, а деньги вкладчиков. Поэтому ничего удивительного в строгом разделении средств думы и банка нет.

Разделение это закреплено уже в Положении 1862 г. Следующее Положение принесло ужесточение требований в виде необходимости утверждать каждый городской займ в центральных министерствах. "Если бы для городских надобностей или с благотворительной целью оказалось необходимым, не ограничиваясь одними прибылями, отделить часть капитала банка..., то сие может быть разрешаемо Министром Финансов по предварительному соглашению с Министром Внутренних Дел, но не иначе, как в виде ссуды местному городскому обществу на определённый срок" (ст.153). В 1889 г. это правило было подтверждено решением Сената, а в 1894 г. - аналогичным законом. Процедуру займа упростило Положение 1912 г., оставившее разрешение министра финансов лишь для ссуд свыше 10% собственного капитала (ст.158, 159). Оставалось, правда, в силе действие ст.79 Городового Положения 1892 г., которая требовала обязательного согласия министра внутренних дел на займ, который, в сумме с уже существующим долгом, будет превышать годовые доходы города.

Впрочем, несмотря на такие строгости, займ в своём банке был для города выгоднее, чем в стороннем. Вот, например, как рассудила Тюменская дума, приняв в 1903 г. решение о подобном займе: "постройка нового [торгового] корпуса может быть произведена не иначе, как посредством займа требующихся 10 тысяч рублей из городского общественного банка сроком на 10 лет. И, по мнению городской управы, затрудняться этим займом не следует, так как и возврат капиталов, и платеж процентов идут себе же, а не в посторонние руки".

Кроме того, что прибыль такой ссуды получал сам город, в городском банке можно было получить ещё и наиболее выгодные условия. Это хорошо видно на следующем примере. В конце 1915 г. Курганская дума постановила ходатайствовать о займе 35 тыс. руб. (на покупку в городскую собственность у частных лиц двух зданий) в городском банке, но так как утверждение ходатайства - дело долгое, а деньги требовались срочно, то решили пока занять требуемую сумму в коммерческом банке (с тем, разумеется, чтобы вернуть эту ссуду сразу же по получении денег из своего банка). Очевидно, что при равных условиях в городском и коммерческом банках строить такую хитрую комбинацию не было бы нужды.

В вопросе о ссудах есть и ещё один аспект. Рассматривая просьбу города о займе, коммерческие банки подходили к нему как к любому другому заёмщику, ставя выдачу кредита в зависимость от своей оценки его кредитоспособности. Поэтому в некоторых случаях получить ссуду можно было только в городском банке. Например, Курганская дума в ноябре 1916 г., ходатайствуя о займе в местном банке 140 тыс. руб. на военные расходы, отмечала, что осуществление займа в других кредитных учреждениях может быть "крайне затруднительно", т. к городское управление не может указать источник погашения ссуды (погашать её предполагалось из текущих прибылей, что не являлось достаточной гарантией). Равным образом, Тарская дума, ходатайствуя в 1911 г. о "настоятельно необходимом" займе, предполагала взять его в городском банке "ввиду затруднительности такового позаимствования у частного лица".

На 1 января 1916 г. сумма ссуд городских банков (их насчитывалось 343) местным обществам составила по стране 10959 тыс. рублей, или 3,2% их баланса.

Как мы убедились, банк являлся для города предприятием весьма выгодным. Впрочем, нельзя не упомянуть и о другой стороне этого вопроса: собственность подразумевает ответственность. Долгое время это подразумевалось само собой. В первых уставах и Положении 1857 г. об ответственности города по делам его банка не говорится ничего.

Положение 1862 г. восполнило этот пробел фразой о том, что "вверенные банку вклады обеспечиваются ручательством всего городского общества, которое ответствует и за целость всех сумм банка" (ст.25). Однако серия крахов конца 1870-х - начала 1880-х показала, что такое абстрактное ручательство оказывается на деле недостаточным. С кого именно должны быть взысканы необходимые для удовлетворения вкладчиков средства? На какое имущество должно быть обращено взыскание?

Разработчики Положения 1883 г., учтя эту проблему, оговорили, что думам при ходатайстве об учреждении банка "предоставляется представлять удостоверение об имеющемся в их распоряжении свободном городском имуществе, могущем служить, сверх свободного наличного капитала, обеспечением целости вверяемых банку вкладов" (ст.47). Расчёт делался на то, что думы, желая привлечь вкладчиков гарантированностью вкладов в своих банках недвижимым обеспечением, с энтузиазмом бросятся выполнять это необязательное предложение. Однако он оказался неверен. Подобное обеспечение представили считанные единицы.

Поэтому Положение 1912 г. предусмотрело другой механизм защиты вкладчиков. Предоставление имущества в обеспечение вкладов осталось необязательным. Но было жёстко оговорено обязательное покрытие думой убытков (что совершенно упускалось из виду в предыдущих Положениях). Статья 164 установила, что все убытки по операциям должны обязательно показываться как убытки в балансе текущего года, и при преобладании их над доходами убыток должен покрываться за счёт запасного капитала. Если же для покрытия убытка запасного капитала не хватает, для этого используется основной капитал (ст.2). В свою очередь, основной капитал восстанавливается думой из городских средств. Если же убыль основного капитала составляет более трети его, то банк подлежит ликвидации.

Таким образом, ответственность городов за банки определена предельно ясно: вклады обеспечиваются собственным капиталом, а дума (городской бюджет) этот капитал пополняет в случае убытков. Такая гарантия может не сработать лишь в одном случае: если убытки банка за один год составят такую сумму, что на её покрытие не хватит всего основного капитала. Однако вариант такого огромного убытка слишком маловероятен.

На практике и до Положения 1912 г., несмотря на несовершенство закона, ответственность города по долгам банка существовала не только на бумаге. Правда, правительство, опасаясь панического бегства вкладчиков из всех вообще городских банков, помогало пострадавшим городам ссудами из Госбанка, но в конечном счёте рассчитываться всё равно приходилось городу. Перечислим несколько самых серьёзных случаев такого рода.

Первую крупную ссуду (300 тыс. рублей) для поправления дел банка получил в 1877 г. Бердянск под залог городских земель. В 1888 г. эта ссуда была отсрочена на 20 лет, а в 1897 - погашена за счёт перезалога земель в Бессарабско-Таврическом земельном банке.

В 1882 был открыт кредит в 700 тыс. рублей Орлу "для безостановочного удовлетворения вкладчиков". Вскоре дали ещё 300 тыс. под обеспечение недвижимой собственностью, заложенной в Орловском банке. В конце 1883 г., когда выяснилось, что убытки банка доходят до 3 млн. при собственном капитале в 600 тыс., дума ходатайствовала о ссуде в 2 млн. рублей. Министр финансов Бунге оформил для быстроты авансовую выдачу в 500 тыс. Очевидно, выдана была и остальная часть просимой суммы. В 1900 г. кредиторы Орловского банка созывались для окончательного соглашения с городским управлением.

Крупные убытки понёс и Воронежский банк. В 1884 г. они составили 1,2 млн. рублей при собственном капитале в 600 тыс. Поэтому местная дума подала ходатайство а ссуде в 800 тыс. рублей на 37 лет. Бунге предоставил кредит на 5 лет в расчёте на погашение его облигационным займом. А следующий министр финансов, Вышнеградский, в 1891 г., ввиду удовлетворительного состояния городского хозяйства, рассрочил уплату ссуды на 52 года. В последующие 20 лет город выплатил 730 тыс. одних процентов, долга же оставалось 665 тыс. Впрочем, случаев таких крупных убытков для города насчитывалось не много.

Заключение

После написания этой работы я поняла, что связь банка и города огромная и есть очень много факторов указывающих жто1 Например такие как: во-первых, они способствовали удовлетворению особенно острой в провинции нужды городского населения в кредите по умеренной цене. И все операции выполнялись по требованиям горожан, в отличии от других кредитных систем. В частности, это обусловило такую исключительную их особенность, как совмещение ссуд под недвижимость и краткосрочного кредитования.

во-вторых, городские банки являлись подспорьем городскому бюджету. Нельзя забывать и про благотворительную деятельность банков - без них эти расходы легли бы на город. Ведь банки разного периода вели очень активную благотворительную деятельность и помогали всем, кто нуждался в помощи.

Городские общественные банки внесли большой вклад в создание и развитие последующих банков.

Список литературы

1. Демченко В.В. Общественные банки - финансовый рычаг поселений. ББК 65.262.1 Д31

2. Интернет

3. Ососов В.Я. Городские общественные банки России. Спб.; 1872, с.62.