Мир Знаний

Политика римских императоров в период принципата (стр. 2 из 5)

С это момента сенатором мог быть только тот, чье состояние достигало одного миллиона двухсот тысяч сестерциев (Светоний. Август. 41). Крупнейший римский историк Корнелий Тацит считает, что система управления претерпела серьезные изменения: «…основы государственного порядка претерпели глубокое изменение, и от общественных изменений старого времени нигде ничего не осталось. Забыв о недавнем равенстве, все наперебой ловили приказания принцепса». (Корнелий Тацит. Анналы. Книга I.4) Таким образом, мы видим, что система управления в период принципата носила двойственный характер, с одной стороны были сохранены республиканские органы управления, но теперь все подчинялось решению одного человека - принцепса. Это привело к тому, что позже многие принцепсы превращались в тиранов и часто прекращали свою жизнь насильственным путем, в результате заговора. Но события 41-42 гг. (сразу после убийства Калигулы сенат собрался с твердым намерением восстановить республику) показали, что сторонники восстановления аристократической республики не имели поддержки среди воинов, римского плебса и провинциальной рабовладельческой аристократии.5

Сложен вопрос наследия власти в период принципата в Римской империи. Власть мог наследовать не только ближайший кровный родственник императора, но также это мог быть человек, которого он усыновил или, что часто было при смене династий, командующий легионами или другой популярный, поддерживаемый армией и плебсом человек. Яркий пример этого воцарение Веспасиана и начало династии Флавиев. 6

Принцепсы имели широкий круг полномочий, из «Закона об империуме Веспасиана» мы видим, что принцепсы могли заключать союзы, созывать сенат, вносить предложения для рассмотрения и брать их обратно, поручали магистратам надзор за каким-либо делом, принцепс был и верховным судьей империи. Произошли изменения и в судебной системе, был принят Цинциев закон «О подарках и воздаяниях», в котором говорилось, что подсудимые не должны платить за защиту в суде «сверх меры», что является официальным подтверждением превращения процесса защиты из почетной обязанности патрона в профессиональное дело адвокатов.7 Судей назначали на определенный срок, но определенные категории граждан имели освобождение от назначения на должности. (переписка Плиния с Траяном 58. LXVI) У Тацита мы можем видеть упоминание о злоупотреблениях судебной властью в период правления Клавдия, который «потакал произволу немногих могущественных». В правление же Нерона судом управлял сенат, а Нерон занимался только делами провинций, в которых было военное управление. (Тацит Анналы. Книга ХIII. 4) У Светония можно найти упоминание, что Гай Калигула хотел отменить науку правоведов «чтобы никакое толкование законов не перечило его воле». (Светоний. Гай Калигула. 34)

Территория Римской империи делилась на провинции, которые управлялись наместниками. В провинции направлялись администраторы сенатского или всаднического ранга, которые несли службу постоянно и если им, требовалось уладить свои дела, они должны были получить разрешение императора. Подтверждение этому мы можем видеть в переписке Плиния Младшего с императором Траяном, который был наместником в Вифинии. (Письмо Плиния Траяну 8. XXIV) По спорным вопросам, делам требующим больших затрат наместники должны были спрашивать согласие императора, а в текущих делах они могли принимать самостоятельные решения, в том числе вести судопроизводство по тяжким уголовным преступлениям и разрешать споры возникающие между общинами.8 Можно сделать вывод о том, что управление провинциями опиралось на систему местного управления.

Отдельно можно рассмотреть вопрос о допуске в сенат провинциалов и предоставлении им гражданства. Как мы видим из речи Клавдия в сенате о допуске в сенат галлов, что римская знать не хотела допускать в сенат провинциалов из Нарбоннской Галлии и только настояние императора Клавдия решило вопрос положительно. В сатире на смерть императора Клавдия у Сенеки мы видим, что он, весьма сатирически, описывает желание Клавдия предоставить гражданство Рима некоторым провинциям: «…говорит Клото, - хотела ему малость надбавить веку, чтобы успел он и остальным, которые все наперечет, пожаловать гражданство. (А он ведь решил увидеть в тогах всех – и греков, и галлов, и испанцев, и британцев.)» (Сенека. Сатира на смерть императора Клавдия)


1.2 Место армии в политической системе Римской империи в период принципата

Римская армия регулярная, надежная и твердая. Она составляла оплот правителей Римской империи в их внутренней и внешней политике. С момента кризиса республики армия становится решающей силой в политической жизни страны. На эту силу опирались все претенденты на власть. Само начало истории Римской империи может служить нам иллюстрацией этого: «Август… сначала покорил своими щедротами воинов, раздачами хлеба – толпу и всех вместе – сладостными благами мира…». (Тацит. Анналы. Книга I. 2) И только при поддержке армии и плебса Август смог прийти к власти, это давало армии понимание того, какую роль они играют в политической жизни страны, и армия нередко этим пользовалась. Так или иначе, политический успех любого императора зависел от поддержки армии. Например, у Тацита мы видим упоминание о воцарении Нерона: «… Нерон явился в сенат и, начав с сенатского постановления относительно вручения ему власти и согласия с этим войска…» (Тацит. Анналы. Книга ХIII. 4) Это означает, что поддержка армии была очень важным фактором для императоров. Переход к империи непосредственно выразился в том, что армия, основанная на профессиональных воинах, перешла в подчинение одного человека – их главнокомандующего, который получил возможность проводить свою политику.

Многие правители, стремясь добиться популярности среди войска, устраивали раздачу денежных подарков и земли, занимались политической пропагандой. На монетах чеканились сцены прибытия императора на театр военных действий или триумфальное возвращении армии, сцены выступления перед войсками, участие в маневрах армии, походах.9 Для завоевания авторитета и поддержания настроения в армии чеканились монеты выпущенные в честь каких-либо армий, отдельных легионов, иногда преторианской гвардии. Видимо раздача монет с соответствующими легендами была достаточно почетной акцией, способствующей моральному, политическому единению лидера со своими войсками.10 Факты присяги легионеров императору отмечались специальными выпусками монет с изображением соответствующих сцен с участием императора и войска.11

Но в тоже время воинов могли строго наказать: «Десятый легион за непокорность он весь распустил с бесчестием. Другие легионы, которые неподобающим образом требовали отставки, он уволил без заслуженных наград. В когортах, отступивших перед врагом, он казнил каждого десятого, а остальных переводил на ячменный хлеб». (Светоний. Август.)12 Из сообщений писателей и историков Ранней империи известно, что императоры должны были дарить им крупные денежные суммы, иногда в несколько раз превышающие их жалование. По окончании службы в армии легионерам давалась денежная сумма, достаточная для приобретения земли, или земельный надел: «…я из моих личных средств внес сто семьдесят миллионов сестерциев в военную казну, которая была создана по моей инициативе, чтобы из нее выдавались наградные деньги воинам, которые прослужили по двадцать и более лет». (ДБА. 17). Во времена Октавиана Августа большую роль играло основание многочисленных провинциальных колоний ветеранов. Эти колонии получали землю и иногда их наделяли так называемым италийским правом. Эти колонии стали форпостами последующей романизации земель.

Очень яркую роль армия сыграла в I веке, когда Нерон своими злодействами и безобразиями истощил терпение римлян, и против него восстали войска, находившиеся в Галлии, Испании и Африке, а в Риме – преторианцы. Нерон оказался первым императором при жизни лишенным власти. (Светоний. Нерон. 49)13 Дальнейшая история Римской империи в период принципата показывает, что вожди легионеров имели больше всех шансов стать императором. После смерти последнего представителя династии Юлиев-Клавдиев в стране начался разгул произвола. В июне 68 г. испанскими и галльскими легионами императором был провозглашен Гальба. Гальба, человек сурового и негибкого характера, отказался заплатить воинам за свое избрание, твердо заявив, что он привык вербовать, а не покупать воинов (Светоний. Гальба. 16).14 Он был убит разъяренными преторианцами, которые, желая получить деньги, провозгласили нового императора, германские легионеры объявили своего императора, что привело к гражданской войне. Как справедливо отмечает Элий Лампридий, «воины уже привыкли создавать себе императоров на основании беспорядочного решения и легко сменять их… а такое положение дел породило гражданские войны, во время которых воину, предназначенному для борьбы против врага, приходилось погибать в братоубийственной брани»15 . В результате борьбы главой государства стал талантливый полководец Веспасиан, о которым римляне сохранили память, как об одном из лучших императоров.

Политическая система принципата очень сильно зависела от поддержки правителя армией, что часто приводило к печальным последствиям гражданской войны.

1.3 Социально-экономическая политика римских императоров в период принципата