Мир Знаний

Анализ истории развития демократии в Римской республике (стр. 2 из 4)

«Итак, желая рассмотреть, каков был политический строй города Рима, и какие события привели его к совершенству, я отмечу, что некоторые авторы, писавшие о республиках, утверждали, будто существует три вида государственного устройства, именуемые ими:

«Самодержавие (консулы), аристократия (сенат) и народное правление (плебеи)».

Н. Макиавелли. «Государь».

Из суждения Макиавелли можно понять, что все три ветви власти в Римской республике должны быть равны, и равенство этих трёх социальных групп было достигнуто упорной социальной борьбой в обществе. Однако, в истории это равенство было достигнуто не сразу…

Чтобы продолжать дальнейшее рассмотрение политического устройства Римской республики, вновь обратимся к Аристотелю, который пишет, что: «Олигархия – это такой строй, при котором власть находится в руках людей богатых и благородного происхождения и образующих меньшинство».

В реальной истории конец царской власти привёл к тому, что Римом стали править никто иные, как олигархи в лице патрициев[1]. Только они могли становиться сенаторами, только они могли быть консулами, преторами и квесторами.

Патриции полагали, что лишь их можно считать настоящими римлянами.

И патриции также полагали, что к плебеям[2], работавшим на полях и служившим в войске, нужно относиться как к людям второго сорта, которым нельзя доверить управление городом.

После окончания войн с этрусками и латинами наступили тяжёлые времена, и жизнь плебеев стала поистине невыносимой. Их дома были разрушены, поля разорены, еды не хватало, бедняки стонали под бременем долгов, а патриции жили припеваючи и вовсе не стремились облегчить участь плебеев. Да и зачем? Если плебей залезал в долги, закон требовал, чтобы он продавал себя и свою семью в рабство, чтобы заплатить долг. А брал он деньги у своего землевладельца и к нему же попадал в рабство.

Неравенство в правах патрициев и плебеев противоречило основному закону демократии. Патриции владели основной властью в стране, в то время как плебс принимал минимальное участие в решении государственных задач и практически был лишён этой возможности.

В конце концов, плебеи дошли до такого состояния, что перестали чувствовать себя хозяевами города, где они родились, и в 494 г до н. э. решили покинуть город. Много людей оставили город, и патриции, которые не могли допустить, чтобы население города так сильно сократилось, пошли на переговоры с плебеями.

Было достигнуто соглашение, по которому плебеи получали право назначать своих должностных лиц; эти чиновники выбирались только плебеями и были их представителями. Они получили название трибунов(раньше так назывался вождь племени).

В их задачу входило защищать интересы плебеев и следить, чтобы патриции не принимали законов, нарушавших права простого народа. В конце концов, трибуны стали так сильны, что могли воспрепятствовать принятию закона, который они не одобряли простым криком “Veto!” («Я запрещаю!»). И вся власть консулов и сената была бессильна перед вето трибуна. Естественно, что трибуны никогда не пользовались расположением патрициев, и поэтому было решено, что никто не должен причинять трибуну никакого вреда. С помощью трибунов плебс хотел потеснить патрициев и получить равные с ним права в политике. У трибунов были также помощники, называвшиеся эдилами, и выполнявшие функции современной полиции.

В 451 – 450 гг. до н. э. под давлением плебса происходит первая кодификация права. Для составления законов создаётся комиссия «10 мужей» (децимвиров). Почти все её члены были патрициями. Законы регулировали правила судопроизводства, долговое право, отношения внутри семьи, права собственности и сделки купли-продажи. Они также устанавливали наказания за различные преступления (колдовство, убийство, воровство, членовредительство, государственную измену). Запись законов было важным элементом перехода от родового общества к классовому и становления римского полиса.

В целом кодификация была успехом плебеев, на место произвола магистратов, то есть городской власти, становился закон. Важной уступкой стало признание права осуждённого на казнь апеллировать к комициям (собранию народа для решения вопросов путём голосования), что было равно праву на провокацию. Тем не менее ряд законов был направлен против плебса: долговое право было крайне жёстким, а браки между патрициями и плебеями запрещались.

445 год до н. э. ознаменовался новой победой плебеев. Закон Капулея разрешил браки между патрициями и плебеями. Закон стал первым шагом на пути образования новой патрицианско-плебейской знати. Тогда же впервые встал вопрос о допуске плебеев к консульству.

Начиная с 444 г. до н. э. в Риме устанавливается практика, по которой вместо двух консулов могли избираться так называемые трибуны с консулярной властью числом от трёх до восьми. Эта магистратура была доступна плебеям. Вопрос о том, кто будет избираться в данном году, консулы или трибуны, решал сенат.

В ответ на это в 443 г. до н. э. из полномочий консула были изъяты функции производства ценза и контроля за составом общины, которые перешли к новым магистратам-цензорам, избиравшимся только из патрициев.

Одной из проблем разногласий между патрициями и плебеями был также аграрный вопрос.

Галльское вторжение вызвало очередной кризис, достигший своей точки в 376 г., когда народные трибуны Лициний и Секстий выдвинули три законопроекта:

Во-первых, запрещалось иметь в одних руках более 500 югегов (125 га) земли, что должно было установить более сбалансированное распределение общественной земли;

Во-вторых, уплаченные по займу проценты засчитывались в счёт погашения долга, а оставшуюся часть разрешалось уплатить в рассрочку в течение трёх лет. Это означало фактическую кассацию долгосрочных займов;

В-третьих, упразднялся институт трибунов с консулярной властью. Вместо этого всегда должны были избираться консулы, но один из них обязательно из плебеев. Этим законом патрицианско-плебейская знать (нобилитет) окончательно закрепляла свои позиции.

Вскоре после законов Лициния – Секстия плебеи добиваются доступа к другим должностям, в том числе цензора и претора.

Последним актом борьбы был закон Гортензия (283 г.), окончательно утвердивший за плебисцитами (решениями народа по трибам) силу закона.

Вместе с тем государство продолжало оставаться элитарным. Политическое руководство и социально-экономическое преобладание концентрировалось в руках небольшой группы новой знати. Половинчатым было и решение долгового вопроса, а аграрный вопрос был решён не за счёт внутренних преобразований, а за счёт экспансии.

Основным итогом было создание в Риме полисной республики, а в ходе борьбы сословий конституировались её базовые элементы: статус гражданина, формальный суверенитет народа и разветвлённая система магистратур.

Несмотря на все эти законы, применяемые для усиления демократических основ в обществе, к своему закату республика шла по большому счёту именно через экспансию, в результате которой возникли, казалось, непоправимые противоречия между патрициями и плебсом. Анализируя взаимоотношения между патрицием и плебсом, Николло Макиавелли пишет:

«Я утверждаю, что осуждающие столкновения между знатью и плебсом порицают, по-моему, то самое, что было главной причиной сохранения в Риме свободы; что они обращают больше внимания на ропот и крики, чем на последствия, вытекающие из этого, они не учитывают, наконец, того, что в каждой республике имеются два различных умонастроения – народное и дворянское, и что все законы, принимающиеся во имя свободы, порождались разногласиями между народом и грандами».

Н. Макиавелли. «Государь».

В доказательство Макиавелли приводит 300 лет относительно малого количества изгнаний и кровопролитий в Риме, происшедшие в период от Тарквиниев до Гракхов.

Таким образом, основой демократического общества в Риме являлась особая социальная группа - плебеи, которые, обладая особым местом в экономике города и его округи, определённым уровнем менталитета, могли принимать участие в управлении государством, не смотря на своё приниженное социальное положение по сравнению с патрициями.

В Римской республике также существовала система сдерживания властных поползновений разных социальных групп. Однако, это реализовывалось, когда не было возможности подкупа плебса за счёт грабежа провинций и активного распространения рабства.

Во времена классической республики среди плебеев поддерживался особый уровень имущественного и социального состояния, что определяло и интерес граждан к делам в управлении государством. Но возможно ли было такое состояние плебса во времена поздней республики? Ответ отрицательный, так как именно в это время наблюдался рост противоречий между гражданами Рима-полиса и жителями Италии. Они проявлялись в первую очередь в неравенстве прав тех и других. Дело в том, что римское гражданство, распространявшееся на жителей Апеннинского полуострова, не создавало единства в интересах провинциалов и жителей г. Рима, что объяснялось разницей социальных и культурных интересов и потребностей тех и других, а это, в свою очередь, подрывало основы демократии в римском обществе.

Римские завоевания I – IIвв. до н. э. вызвали не только рост провинций, но и большие изменения в экономической и социальной жизни Рима.

Эти завоевания, порождённые экономикой, в свою очередь оказали обратное влияние на ту же экономику, ускоряя её развитие в том самом направлении, в котором она уже развивалась. Так, под воздействием войны окончательно сформировалась рабовладельческая система поздней республики с её хозяйственными и социально-политическими явлениями. Война всегда играла в жизни Рима решающую роль, и римская социальная система всегда была военной в гораздо большей степени, чем какая-нибудь другая рабовладельческая система древности.