Мир Знаний

Анализ истории развития демократии в Римской республике (стр. 3 из 4)

Большие римские войны, начиная с Первой пунической выбросили на невольничьи рынки массы рабов, цены на которых в связи с этим сильно упали. Регул в 256 г захватил в Африке более 20000 пленных, Сципиону Младшему в Карфагене сдалось более 50000 человек и т. д., и это не считая рабов, захваченных в более мелких войнах в Цизалпийской Галлии, Македонии, Испании, Греции!

Каждая победоносная война сопровождалась поступлением в Рим огромных ценностей в виде контрибуций и военной добычи: после Первой пунической войны римское казначейство получило 3200 серебреных талантов ( 1 талант = 26,2 кг), после Второй – 10000, после своего триумфа над Карфагеном Сципион Африканский внёс в казначейство 133000 фунтов серебра (1 римский фунт = 327 г), а из Испании за 6 лет было вывезено около 200000 римских фунтов серебра (6500 кг) и 5000 фунтов золота (1600 кг).

Колоссальная концентрация богатств в Италии вызвала там бурный, и в известной степени, искусственный подъём экономической жизни. Избыток денежного капитала порождал безумную роскошь верхушки правящего класса и накладывал отпечаток нездоровой спекуляции на всю деловую жизнь.

В таком случае, когда государство достигло определённых высот, получив массу рабочей силы, богатств и свободных территорий, патриции начинали осознавать, что помощь плебеев в управлении государством им больше не нужна, так как в результате войн многие из плебеев были разорены и в данной ситуации они могли бы составить лишнюю заботу патрициям, интересы которых в свою очередь были сосредоточены на несметных богатствах, принесённых в итоге победоносных войн. Социальная роль плебеев сильно упала, они перестали быть основой римского общества, её защитой, так как в это время римская армия перестала включать в себя плебс, и стала носить характер преобладающе наёмной армии, нежели армии народного ополчения, когда все свободные граждане Рима обязаны были идти на войну.

Теперь уже ущемлялись права не только плебеев – граждан Рима-полиса, но и многочисленных жителей римских провинций. Попытки братьев Гракхов в I в до н. э., пытавшихся распространить римское гражданство на жителей провинций, ничего не дали.

В это время народ, населявший Рим, начинал понимать, что его права в участии управления государством уже практически ничего не значат. Развивалась коррупция, всё чаще принятие государственных решений осуществлялось за счёт подкупа граждан. Лозунг «Хлеба и зрелищ!» стал не просто символом отдыха и развлечений, а образом жизни; знаменитые Лукулловы пиры стали пиком коррупции и расточительности людей во времена республики. Происходила деградация экономики и людей, составляющих римское общество. И римская демократия становилась декорацией в Римской империи, когда первый император Октавиан Август Священный, являвшийся наследником Юлия Цезаря, раздавал римское гражданство всем жителям провинций, кто проявлял себя в заслугах перед Римом. Однако, римская демократия становилась все более формальной, так как власть всё больше и больше концентрировалась в руках консулов. Истории известен, например, случай, когда в 28 г до н. э. Октавиан сообщил сенаторам, что болен: сенаторы испугались, ведь в те времена можно было умереть даже от ангины. 13 января 27 г до н. э. Октавиан вернулся в сенат – якобы выздоровел. Сенаторы вздохнули с облегчением, а хитрый правитель просил освободить его от обязанностей по управлению государством. Сенаторы вновь перепугались и закричали, чтобы он «не оставлял республику», но Октавиан был непреклонен: он решил удалиться от государственных дел. И тогда сенат принял решение, которого добивался Октавиан всей этой комедией с «болезнью»: ему было приказано остаться во главе страны. Теперь было деваться некуда, и Октавиан с видимым неудовольствием подчинился, ведь сенат – верховный орган управления! Своим поступком Октавиан показал сенаторам, кто здесь главный, и в то же время он создал видимость того, что демократические основы общества ещё живы.Вскоре сенаторы стали называть молодого хитреца принцепсом, то есть первым среди сенаторов (princeps – первый). Вдобавок ему присвоили имя Август – «Возвеличенный Богами». Прежде так обращались и правда только к богам. Принцепса стали именовать Император Октавиан Цезарь Август. Так по кирпичику, день за днём Октавиан выстраивал систему управления, которую впоследствии назовут принципатом – властью принцепса.

Но Октавиан был вовсе не первым, кто «не трогал» республику – ещё при Сулле, кровавом жестоком диктаторе, основы демократии были неприкосновенными: особое положение Суллы было оформлено в рамках республиканской системы, наряду с диктатором продолжали функционировать комиции, сенат и большинство магистратов – теперь они все находились под контролем Суллы. Диктаторы не изменяли юридических основ демократического общества, так как демократические свободы были очень популярны в обществе, и их изменения могли привести к недовольству народа, а следовательно, лишению диктатора власти. Однако, за ширмой демократических декораций жёстко просматривалась тенденция узурпации власти в руках одного человека.

По своей сути Римская республика была и остаётся по сей день уникальным событием в истории, когда демократия прошла весь полный путь эволюции – от своего зарождения во времена жестокой тирании Тарквиния Гордого до «Рубикона» Гая Юлия Цезаря, то есть своего логического конца.

рим республика демократия плебей патриций

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, из всех наших рассуждений можно сделать некоторые выводы. Создание демократического общества ставит перед людьми определённые социальные и политические идеалы, и достижение этих идеалов, попытки их воплощения в жизнь в Римском обществе привели к неравенству различных слоёв населения и ветвей власти, и к возникающим между ними разногласиям. Исходя из этого, можно сказать, что демократия может быть полностью построена в таком обществе, где социально-политический и социально-экономический уровни жизни общества равны. Иначе, как, например, в таком случае нищие крестьяне с патрициями, купающимися в богатстве, могли бы на равных правах участвовать в управлении государством?

Вытекающие из неправильного построения демократии олигархия и тирания являются побочными эффектами политического процесса в обществе, где отсутствует равенство людей, а следовательно, и реализации их политических прав.

Но в чём же причины перехода Римской республики к империи? Я считаю, что одной из главных причин можно считать территориальный фактор. На рубеже новой эры Римская республика достигла больших размеров, распространившись на всём Апеннинском полуострове, юге Европы и северной части Африки. Управлять такими территориями сенату и двум консулам было крайне сложно. Низкие коммуникативные возможностях управления на больших территориях во времена республики и вытекающая от этого медлительность и неэффективность решений, принимаемых в сенате, требовали концентрации власти. В таком случае, государству срочно требовалась централизованная система, способная отдавать чёткие и незамедлительные приказы.

В рассмотрении территориального вопроса в государстве можно обратиться к словам политолога Николая Алексеева:

«Величина территории есть одно из условий мощи государства или, другими словами, увеличение пространства является фактором увеличения государственной мощи. …Но мощное государство, именно в силу своей мощи, стремится к пространственному распространению, к увеличению территории, ибо, не обладая территориальной величиной, оно теряет одно из существенных условий, обеспечивающих силу».

Н.Н. Алексеев. «Русский народ и государство».

Из слов Алексеева можно понять, что государство будет обладать определённой мощью при условии наличия больших территорий, но как, в таком случае, поступить с демократическими основами общества? На этот счёт Алексеев пишет:

«Чем более государство растёт, тем более уменьшается свобода граждан. Таким образом, получается, что политическая свобода осуществима только в маленьких государствах-общинах».

Н.Н. Алексеев.«Русский народ и государство».

Из данного суждения можно сделать вывод, что гражданство или политическая свобода граждан уменьшается в зависимости от количества населения.

Другой же причиной крушения в Древнем Риме республики является нарастание социального напряжения в обществе, затрагивающие теперь не только противоречия между патрицием и плебсом, но и проблему рабовладельческого общества.

Дело в том, что во времена Римской республики происходили губительные для римского общества восстания рабов. Они подрывали экономику и государственные основы Рима. Рабы не имели никаких прав, и использовались римлянами только в двух целях – в качестве рабочей силы и для развлечения. Самым известным было восстание рабов под предводительством Спартака, невольника из Фракии. Для их пресечения правительством были созданы меры по увеличению армии.

Для другого взгляда на эту проблему вновь обратимся к Николаю Алексееву:

«Государство, когда оно организует войско, полицию, пути сообщения, судоходство, отдельные отрасли промышленности и т. д., поступает, как большой хозяин».

Н.Н. Алексеев.«Русский народ и государство».

С этим утверждением нельзя не согласиться, так как подобные решения по большому счёту в Римской республике принимал сенат. Руководством армии всегда занимался институт консулов. Таким образом, роль армии в связи с восстаниями постепенно росла, соответственно роль военного главнокомандующего тоже приобретала всё большее значение. Из этого мы можем наблюдать появление в Римской республике тенденции к персонализации власти, то есть к непосредственному её переходу к монархической власти.

В итоге также хотелось бы сказать, что всё римское общество времён республики по большому счёту противоречило основному закону демократии, сформулированному Аристотелем. По этому закону постановления большинства имели решающее значение в государстве. А это, как известно, было исключено в Римской республике, которая являлась рабовладельческим обществом. Немалую часть общества составляли рабы, которые изначально были самым низким слоем социальной структуры, не имеющие никаких прав. Также существовала разница между гражданами Рима и провинциалами, которые оба получали римское гражданство, но не принадлежали к единому социальному и культурному уровню.