Мир Знаний

Уголовное право и судебный процесс в России первой четверти восемнадцатого века (стр. 10 из 14)

вернуться в оглавление книги...

"История государства и права СССР", под ред. С.А.Покровского, часть I, Москва, 1959 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

Глава седьмая
АБСОЛЮТНАЯ МОНАРХИЯ В РОССИИ КОНЦА XVII в. И XVIII в.

К компетенции Военной коллегии относились «все воинские дела, которые... прилучаются во всея государстве». Адмиралтейская коллегия «ведала флот со всеми морскими воинскими служителями, к тому принадлежащими морскими делами и управлениями». Она руководила также и некоторыми мануфактурами, вырабатывавшими необходимые для флота изделия (парусину, канаты и т. п.), и лесами.
На Камер-коллегию возлагалось «вышнее надзирание и правление над окладными и неокладными приходы», а также наблюдение за хлебопашеством и соляными промыслами. Кроме того, в ее обязанности входили продовольственное снабжение армии и до 1720 года — монетное дело. Штате-контора ведала государственными расходами. Ей были подчинены местные казначейства (рентереи). Ревизион-коллегия должна была осуществлять государственный контроль за использованием средств центральными и местными учреждениями, но из-за неналаженности отчетности она в 1722 году прекратила свое существование. Контроль этот взял на себя Сенат. Берг- и Мануфактур-коллегии управляли промышленностью: первая — горной, металлургической (а с 1720 года и монетным делом), вторая — всей прочей промышленностью. Коммерц-коллегия руководила как внутренней, так и внешней торговлей. Юстиц-коллегия была высшим органом юстиции, но с ограниченным кругом деятельности: политический розыск по-прежнему был в руках Преображенского приказа в Москве, судебные дела торгово-промышленного населения рассматривались Главным магистратом, Берг- и Мануфактур-коллегиями, дела духовенства — Синодом.
Созданная при Петре I система органов высшего государственного управления в течение всего XVIII века претерпевала изменения: сливались коллегии (например, Коммерц- и Мануфактур-коллегии), создавались новые, менялись их функции. Существенной перестройке государственный центральный аппарат подвергся при Екатерине II.
Заняв престол, Екатерина II после обычных раздач земель и крестьянских душ прежде всего приступила к реформе Сената. В целях умаления значения Сената она разделила его на шесть департаментов (из них 4 находились в Петербурге и 2 в Москве). Попытки группы дворян, возглавлявшейся видным царедворцем Н. И. Паниным, расширить права Сената окончились неудачей.
В прямом подчинении императрице находился также генерал-прокурор и главный директор полиции. Сенат объединил деятельность:
1) коллегий (Иностранных дел, Военной, Адмиралтейской, Коммерции, Медицинской, Экономии; последняя была упразднена в 1786 году);
2) Почтового департамента, созданного в 1782 году;
3)экспедиций (Тайной, Межевой, Государственных доходов с экспедицией горных дел);
4) контор (Герольд-мейстерской и Рекетмейстерской).
Ему же подчинялся и Синод. Основное изменение в деятельности коллегий состояло в том, что они превращались в органы единоличного управления.
Административно-территориальное деление. Местные государственные органы. Важным мероприятием было проведение нового административно-территориального деления и реорганизация местных государственных органов. Управление огромным по территории Российским государством к концу XVII в. еще не было упорядочено: некоторые области управлялись непосредственно из центра (приказ Казанского дворца, Сибирский приказ), другие — воеводами, не определились четко взаимоотношения воевод с приказами, носило случайный характер деление государства на уезды, города, слободы, волости.
В результате реформ на местах появился огромный и громоздкий бюрократический аппарат. Деятельность государственных чиновников регулировалась множеством указов, регламентов и инструкций.
По указу от 18 декабря 1708 г. Россия была разделена на восемь губерний, к которым были расписаны города. К 1714 году число губерний увеличилось до 11 ( По Указу 1708 года были образованы губернии: Московская, Ингерманландская (вскоре переименованная в Санкт-Петербургскую), Смоленская, Киевская, Азовская, Казанская, Архангелогородская, Сибирская. В 1713 году была учреждена Рижская губерния, а в 1714 году из Казанской были выделены самостоятельные Нижегородская и Астраханская губернии.).
Во главе Петербургской и Азовской губерний были поставлены генерал-губернаторы.
В руках генерал-губернаторов и губернаторов была сосредоточена военная, административная и судебная власть. При губернаторе состояли: вице-губернатор, обер-комендант, ведавший военными делами, обер-комиссар и обер-провиантмейстер, которым были поручены губернские денежные и хлебные сборы, ландрихтер, в ведении которого находилась юстиция. Исполнительным органом губернатора являлась губернская канцелярия, занимавшаяся рекрутскими наборами, обеспечением потребностей армии в провианте и обмундировании, межевыми и ямскими делами, розыском беглых крепостных крестьян. Губернии разделялись на уезды, во главе которых стояли коменданты.
В 1699 году была учреждена Бурмистерская палата в Москве и земские избы в остальных городах. Земские старосты, таможенные и кабацкие головы были превращены в бурмистров, состоявших в ведении бурмистерской палаты или ратуши. На эти органы возлагались заботы о развитии промышленности и торговли, а также сбор прямых и косвенных налогов с посадского и городского населения. Бурмистерская палата и земские избы рассматривались как органы городского самоуправления. Они должны были «ведать торговое и промышленное население во всяких мирских росправных и челобитчиковых делах и в сборах». Воеводы от таких дел были отстранены.
С образованием в 1721 году Главного магистрата земские избы перешли в его подчинение. В 1723—1724 гг. они были реорганизованы: в крупных городах — в магистраты, а в прочих — в ратуши. Хотя в Регламенте Главного магистрата и говорилось о том, что магистраты — «глава и начальство всему гражданству», которые «губернаторам и воеводам не должны подчинены быть в том, что до градского суда и экономии касается», но на практике воеводы по-прежнему вмешивались в магистратские дела.
Реформы не коснулись сельского населения. Крепостные крестьяне управлялись непосредственно помещиками, а государственные — старостами. В 1719 году последовала новая волна указов о перестройке местных государственных органов. Существовавшие 11 губерний были разделены на провинции, ставшие основными административно-территориальными единицами. Число провинций было доведено до 50. Они делились на дистрикты (округа). Наиболее важные провинции возглавлялись генерал-губернаторами и губернаторами, остальные — воеводами. Вся провинциальная воеводская администрация непосредственно подчинялась центральным учреждениям, за исключением дел судебных и связанных с рекрутскими и прочими наборами. По таким делам воеводы подчинялись губернаторам.
Проведение переписи населения в целях введения подушной подати обнаружило несовершенство местной администрации: часть душ не попала в перепись, часть — сознательно была утаена. Придавая исключительное значение переписи, на основе которой должно было производиться комплектование армии и налоговое обложение, правительство внесло существенные изменения во всю систему местной администрации. Наряду с прежним, гражданским административно-территориальным делением с соответствующими учреждениями было проведено еще новое, военное деление.
Полковые дистрикты по своим границам не соответствовали обычным. Введение нового военно-финансового административно-территориального деления совершенно запутало и без того сложные взаимоотношения местных государственных органов.
Полковые дистрикты, задуманные как органы по проведению переписи и сбору подушной подати, вскоре превратились в учреждения с более широкими полномочиями, осуществлявшие полицейские и даже судебные функции по делам, где стороной выступали военные чины. Непосредственный сбор подати был возложен на особого земского комиссара, избираемого местным дворянством и подчиненного военной администрации. Он же взимал многочисленные штрафы.
Сложившаяся при Петре I система местной администрации страдала рядом недостатков: 1) не были четко определены взаимоотношения между воеводами и губернаторами; 2) рядом с гражданской администрацией существовала военная с параллельными функциями по отношению к гражданскому населению (сбор налогов и т. п.).
Существенные перемены в эту систему были внесены в 1727 году. Вся власть в губернии сосредоточивалась в руках губернатора, которому подчинялись как должностные лица губернских учреждений, так и провинциальные и городские воеводы. Сельская администрация по-прежнему составлялась из выборных старост, сотских и десятских. Магистраты и ратуши в городах были подчинены воеводам и губернаторам, а Главный магистрат ликвидирован. Такая система просуществовала до 70-х годов XVIII в.
Екатерина II осуществляла реформу местной администрации, исходя из задач укрепления местного аппарата, способного охранять безопасность господствующих классов в условиях обострившейся классовой борьбы; учитывалась также необходимость сокращения затрат на содержание государственного аппарата.
В огромных по территории губерниях, созданных при Петре I, было трудно обеспечить надлежащий надзор за населением и своевременное подавление волнений. Поэтому после Крестьянской войны 1773—1775 гг. было издано «Учреждение для управления губерний Российской империи», которое ввело новое административно-территориальное деление страны. В империи было образовано 50 губерний, делившихся на уезды. В основу деления была положена численность податного населения: в губернии 300—400 тысяч человек, в уезде—20—30 тысяч.
В результате коренной перестройки местных государственных органов по «Учреждению для управления губерний Российской империи» 1775 года была создана совершенно новая структура местного управления.
Во главе губернии был поставлен генерал-губернатор, он же главнокомандующий и «государев наместник», сосредоточивший в своих руках полноту военной, административной и судебной власти. На практике генерал-губернаторы управляли несколькими губерниями или важнейшими из них в государстве, а в прочих находились правители губерний — губернаторы. В состав губернских органов входили: губернское правление (совещательный орган при губернаторе), казенная палата и приказ общественного призрения. Казенная палата ведала всеми финансами, приказ общественного призрения — школами, больницами и работными домами.
В уездах полицейская власть была вручена капитан-исправникам, которых выбирали из своей среды дворяне. Ряд городов возглавлялся городничими, а те города, которые имели гарнизоны,— комендантами.
В городах создавались органы купеческого самоуправления, куда входила наиболее зажиточная часть купцов, подчиненная местной администрации (губернские и городовые магистраты, городские головы, городские думы, ремесленные управы).
Контроль за деятельностью губернских учреждений осуществлял губернский прокурор, подчиненный генерал-губернатору или губернатору.
Вся система губернских органов по «Учреждению» 1775 года подчинялась задаче превратить губернии в законченное целое с максимальной централизацией власти в руках генерал-губернатора и привлечь местное дворянство к осуществлению полицейских функций.
Вооруженные силы. К концу XVII века русская армия находилась в неблагополучном состоянии. Феодально-поместный военный строй отживал свой век, а предпринятые во второй половине XVII в. меры по созданию новых военных формирований не были завершены. Созданное еще при Иване IV постоянное стрелецкое войско в значительной мере утратило свою боеспособность: городовые стрельцы, занимавшиеся одновременно с военной службой земледелием, ремеслом и мелкой торговлей, все больше втягивались в эти занятия в ущерб службе, а московские стрельцы превратились в дворцовую стражу, вовлекаемую в различные политические заговоры.
Создание регулярной и обученной военному делу армии являлось для России неотложной задачей. При Петре I эта задача была успешно разрешена.
Армия стала регулярной, оснащенной единообразным вооружением, военная служба — пожизненной, личный состав армии переведен на полное государственное содержание, введена систематическая военная подготовка по утвержденному воинскому уставу, разработаны правила прохождения воинской службы, установлены служебные чины. Табель о рангах должна была подать «охоту к службе», определив новый порядок служебного продвижения — не за «породу», а за заслуги перед государством. Комплектование армии на основе воинской повинности из местного населения в некоторой мере оказывало влияние на отношение начальствующегс состава к солдатам. Петр I предписывал офицерам «рассуждение иметь о целости солдат, ибо все воинское дело в том состоит».
По мере завоевания выходов к морю создавался могучий по тому времени военный флот. Крупнейшей заслугой русской армии, созданной при Петре I, явился разгром шведских войск, вторгшихся в Россию, освобождение захваченных шведами русских земель на Балтийском море.
Во второй четверти XVIII в. русская регулярная армия и военно-морской флот стали приходить в упадок. В мирное время дворянам предоставлялись длительные отпуска, средства на содержание армии отпускались нерегулярно. Вместо петровских вводились новые, прусские уставы.
Со вступлением на императорский престол Елизаветы в 40-х годах XVIII в. начался поворот к прежним, петровским порядкам. Военная коллегия запретила пользоваться немецкими уставами под страхом штрафа, восстановила действие уставов, изданных в первой четверти XVIII века, и дополнила их «Описанием экзерциции пехотному полку» (1746 год). Были также восстановлены штаты армии, утвержденные в 1720 году.
В Семилетней войне русская армия выступала почти в том виде, в каком она вела Северную войну, и одержала победу над одной из сильнейших армий Европы — армией прусского короля Фридриха II.
Во второй половине XVIII века русская армия стала самой сильной в Европе, чему способствовала мощная металлургическая промышленность, позволявшая обеспечить армию вооружением и боеприпасами.
При Петре III была сделана попытка вновь ввести в вооруженных силах прусские порядки, но из-за краткости пребывания Петра III на престоле эти намерения не осуществились. Лишь введенная им прусская форма долго сохранялась в русской армии. При Екатерине II, когда в армии находились такие выдающиеся полководцы, как А. В. Суворов, П. А. Румянцев и Г. А. Потемкин, были осуществлены дальнейшие улучшения в армии (создание егерской пехоты, увеличение численности легкой конницы и др.). Вместе с тем были введены новые усовершенствованные уставы.
Армия, как и военно-морской флот, по-прежнему комплектовалась за счет рекрутской повинности, тяжелым бременем ложившейся на податные сословия. Командные должности замещались исключительно дворянами. В 60-х гг. проведение рекрутских наборов получило законодательную регламентацию - в 1766 году было издано «Генеральное учреждение о наборе рекрут». Тяжесть рекрутской повинности в основном ложилась на великорусское податное население, так как правительство считало необходимым иметь однородный по национальному признаку состав солдат. На Украине рекрутскую повинность ввели только в 80-х годах XVIII в., причем был установлен сокращенный срок службы — 15 лет вместо 25.
Армия использовалась не только против внешних врагов. Она представляла собой главное орудие дворянства для охраны феодально-крепостнических порядков, для понуждения крестьян работать на помещиков, выколачивания налогов, подавления всякого сопротивления порядкам, установленным в интересах господствующих классов.
Полиция. Полицейские функции в период создания абсолютной монархии выполняли по существу все звенья государственного аппарата. Тайная полиция и политический сыск были сосредоточены в Преображенском приказе и Тайной канцелярии, Стремясь осуществить всеобъемлющий надзор за населением и строго регламентировать его поведение, правительство возлагало полицейские функции даже на органы самоуправления. Кроме того, существовали и специальные полицейские органы. В 1718 году в Петербурге была создана должность генерал-полицмейстера. В инструкции (наказе) воеводам (1719 г.) им вменялось в обязанность иметь попечение, чтобы «земская полиция царского величества, правость и высокость ни в чем от подданных, ниже от посторонних не была нарушена, но буде какое сомнение явится, о том доносить царскому величеству или в сенате».
Насколько широко понимались в то время задачи полиции, видно из Регламента (или устава) Главного магистрата. Глава X его, имевшая название «О полицейских делах», содержала подробный перечень обязанностей полиции.
Полиция должна была выполнять самые разнообразные обязанности. По словам указа, она «споспешествует в правах и правосудии, рождает добрые порядки и нравоучения, всем безопасность подает от разбойников, воров, насильников и обманщиков и сим подобных, непорядочное и непотребное житие отгоняет и принуждает каждого к трудам и к честному промыслу, чинит добрых досмотрителей, тщательных и добрых служителей, города и в них улицы регулярно сочиняет, препятствует дороговизне и приносит довольство во всем потребном к жизни человеческой, предостерегает все приключившиеся болезни, производит чистоту по улицам и в домах, запрещает излишество в домовых расходах и все явные погрешения, призирает нищих, бедных, больных, увечных и прочих неимущих, защищает вдовиц, сирот.., воспитывает юных в целомудренной чистоте и честных науках».
Такая идеализация полиции, бывшей надежной опорой самодержавия и крепостничества, и столь широкий размах ее деятельности свидетельствовали о том, что абсолютизм представлял собою полицейское государство.
При обилии чиновников, обязанности которых были весьма близки к тем, какие возлагались на полицию, она при Петре I как самостоятельное учреждение не могла играть большой роли. Существование специальной полиции только в Петербурге (генерал-полицмейстер) и в Москве (обер-полицмейстер) и выполнение полицейских функций общими органами управления не обеспечивали охраны государственной безопасности.
Это особенно резко дало себя знать в связи с Крестьянской войной 1773—1775 гг. Необходимо было усилить полицейскую деятельность для успешной борьбы с широким антифеодальным движением.
В 1782 году по Уставу благочиния были созданы особые полицейские учреждения в городах, получившие наименование управ благочиния, или полицейских управ. Города были разделены на части (от 200 до 700 домов в каждой), которыми ведали полицейские частные приставы, имевшие в своем распоряжении полицейскую команду. Части делились на кварталы (по 50—100 домов), где полицейские функции осуществляли квартальные надзиратели и их помощники — квартальные поручики.
В уездах полиция возглавлялась капитан-исправниками. Вся система полицейских органов, так же как петербургский и московский обер-полицмейстеры, находилась в ведении главного директора полиции, подчиненного Сенату и императрице.
Деятельность полиции получила точную регламентацию в Уставе благочиния. Основная задача полиции состояла в надзоре за «благонадежностью» населения и в принятии мер к подавлению недовольных.
Суд. В связи с губернской реформой при Петре I была предпринята попытка реорганизовать судебные учреждения, отделить их от администрации. Судебная система строилась следующим образом: высшая надзорная и апелляционная власть принадлежала Сенату, под которым находилась Юстиц-коллегия; в провинциях создавался апелляционный надворный суд и коллегиальный суд первой инстанции — земский суд, в дистриктах правосудие должны были осуществлять земские суды. Общие судебные учреждения не рассматривали политические дела, которые были сосредоточены в Преображенском приказе и Тайной канцелярии, а также земельные споры, подлежавшие суду Вотчинной коллегии.
Кроме того, для общей судебной системы были сделаны различные сословные ограничения: городское население подлежало суду магистратов, апелляционной инстанцией для которых был Главный магистрат; дела о должностных преступлениях чиновников разбирались судом коллегии, духовенство и население церковных (монастырских) земель судились комиссарами синодальной команды и в Монастырском приказе, дела гвардейских офицеров и солдат были переданы в Преображенский приказ.
Надзор за деятельностью судов с 1722 года осуществляли прокуроры, непосредственно подчиненные генерал-прокурору. Вся эта судебная система лишь по видимости была независимой от местной администрации, так как воеводе было предоставлено право надзора за судебными органами. В 1722 году нижние земские суды были ликвидированы. Там, где еще не были созданы надворные суды, возникли провинциальные суды, в которых правосудие осуществляли воеводы с двумя асессорами. Воевода же назначал и судебных комиссаров для единоличного рассмотрения мелких дел.
Система органов во главе с Сенатом и Юстиц-коллегией, решавших в первой четверти XVIII в. судебные дела, имела много недостатков, из которых главным была медлительность судопроизводства. В течение многих лет дела лежали без движения. Например, к 1730 году только в Московской губернской канцелярии накопилось более 20 тысяч нерешенных дел. В связи с этим в том же году в Москве были созданы два специальных судебных учреждения — Судебный и Сыскной приказы, подчиненные непосредственно Юстиц-коллегии. Судебный приказ должен был рассматривать гражданские дела, а Сыскной — уголовные. Для расследования политических преступлений вместо Преображенского приказа, упраздненного в 1729 году, была образована в 1731 году Канцелярия тайных розыскных дел, которая во всей своей страшной силе проявила себя во время «бироновщины».
До 60-х годов XVIII в. в судебной системе не произошло больших изменений. Позднее она была значительно перестроена.
Высшим апелляционным органом признавался Сенат. Юстиц-коллегия в 1786 году была упразднена. Апелляционными инстанциями в губернии служили палата гражданских дел и палата уголовных дел. В последнюю поступали из нижестоящих судов на утверждение все уголовные дела. Палата гражданских дел рассматривала в апелляционном порядке гражданские дела с ценой иска не менее 100 руб. При этом апеллирующая сторона обязана была внести залог в сумме 100 руб. Дела с ценой иска не менее 500 руб. передавались в апелляционном порядке в Сенат при условии внесения денежного залога в размере 200 руб. Высокие суммы залога исключали возможность обращения в апелляционном порядке в Сенат и губернскую палату материально не обеспеченного населения.
Губернские суды строились по сословному признаку. Так, судами второй инстанции являлись: для дворян — верхний земский суд, для купцов и мещан — губернский магистрат, для казенных крестьян — суд с характерным названием «верхняя расправа».
При судах действовали прокуроры, непосредственно подчиненные губернскому прокурору. В губернских городах создавался еще специальный, так называемый совестный суд, состоявший из председателя и шести засел спелей, в задачу которого входило примирение сторон в целях сокращения числа дел, поступающих в общие судебные учреждения. Судебные функции в городах осуществляли: городовой магистрат, ратуша, сиротский суд и совестные суды в отдельных частях города.
В уезде действовали нижний земский суд, куда местное дворянство избирало судью и двух заседателей, и нижняя расправа, во главе которой стоял назначаемый губернским правлением судья из дворян. Эти суды рассматривали как гражданские, так и уголовные дела. При уездных судах состоял подчиненный губернскому прокурору уездный стряпчий. Нижняя расправа организовывалась не во всех уездах, а по усмотрению губернатора, притом если в уезде проживало не менее 10 тысяч государственных крестьян.
Вся судебная система действовала под непосредственным контролем генерал-губернаторов и губернаторов и, таким образом, имела резко выраженный классовый характер.

§ 5. КОДИФИКАЦИЯ ПРАВА. ГРАЖДАНСКОЕ, УГОЛОВНОЕ ПРАВО И ПРОЦЕСС

Попытки кодификации права. Лихорадочная деятельность правительства Петра I, перестраивавшего на новый лад экономику, государственные учреждения, быт, потребовала издания множества нормативных актов. Такие документы имели формы указов, регламентов и уставов. Важнейшее значение имели указы, исходившие от самого царя (именные указы). Регламенты представляли собой акты об образовании государственных учреждений и о порядке их деятельности. Уставами назывались своды законов, в которых охватывались разнообразные отрасли права. Первый по времени издания Воинский устав (1716 г.) был сборником норм военного, уголовного и процессуального права. Аналогичный характер имел Морской устав (1720 г.).
Характерной чертой законодательства этого периода было то, что, проводя столь решительную ломку установившихся порядков, государственная власть в важных случаях пыталась объяснить цель, значение и полезность устанавливаемых правил. Вводные части указов и других актов нередко представляли собой целые политические трактаты. Наиболее характерным в таком отношении памятником является Духовный регламент (1721 г.), содержавший теоретическое обоснование абсолютизма и его положительной роли в развитии России.
Наряду с «разъяснительной» работой государственная власть в невиданных до это-то масштабах прибегала к угрозе наказанием, устанавливала санкции за все и всяческие нарушения. Достаточно сказать, что, например, по указу от 20 января 1714 г. дворянским недорослям, не прошедшим обучения в цифирных школах, запрещалось вступать в брак.
Государство проявляло мелочную опеку над населением, стремилось регулировать даже такие стороны жизни, как устройство «ассамблей» в частных домах и т. п. Все законодательство первой четверти XVIII века в России носило резко сословный характер, закрепляло привилегии землевладельцев, некоторые правовые гарантии для промышленников и купцов, бесправие трудящихся масс.
Изданные при Петре I нормативные акты не отменяли в целом прежнего законодательства. Наоборот, указом от 15 июня 1714 г. предлагалось «всякого чина судиям всякие дела ведать и вершить все по Уложению». В результате сложилось такое положение, когда наряду со старыми актами, в частности Уложением 1649 года и Новоуказными статьями, действовали новые, которые нередко находились с ними в прямом противоречии.
Начиная с 1700 года, делались попытки упорядочить законодательство. В 1700, 1714, 1720 гг. были созданы комиссии для составления Новоуложенной книги, но труды этих комиссий были бесплодны. Б 1724 году Петр I повелел систематизировать и напечатать вновь изданные документы, присоединив их к Уложению. В случае расхождений с ранее изданными актами предлагалось решать дела по новым актам.
Неудача в попытке кодификации была обусловлена тем, что государственная власть постоянно вносила изменения в законодательство и оно было крайне неустойчивым. В дальнейшем работа по кодификации неоднократно возобновлялась, для чего образовывались различные комиссии (всего их было создано 9). Деятельность комиссий положительных результатов не имела.
В числе созданных в XVIII в. комиссий для упорядочения законодательства особенного внимания заслуживает созванная в 1767 году Екатериной II Комиссия о сочинении проекта нового Уложения. Она была сформирована из депутатов от всех сословий, за исключением крепостного крестьянства и духовенства (1), хотя крепостные крестьяне и составляли абсолютное большинство населения России. В известном анонимном произведении того времени «Плач холопов» очень метко было сказано: «В свою ныне пользу законы переменяют: Холопей в депутаты затем не выбирают, Что могут де холопы там говорить?» Население давало своим депутатам наказы, в которых содержались пожелания, подлежавшие обсуждению в Комиссии.
Сама Екатерина II написала и издала так называемый Большой наказ, которым должна была руководствоваться Комиссия. Главной его темой было провозглашение абсолютной монархии как единственно приемлемой для обширной Российской империи формы государственного правления. Опубликование Большого наказа, содержащего некоторые прогрессивные мысли (о развитии производительных сил, отмене пыток и смягчении наказаний, распространении просвещения), и созыв Комиссии были такими мероприятиями, при помощи которых Екатерина II намеревалась укрепить свое положение на императорском престоле. Создав шумиху вокруг Комиссии, выступив с многообещающими заявлениями, обратив на себя внимание Западной Европы, получив из рук депутатов титул «матери отечества», Екатерина воспользовалась первым случаем (Турецкая война 1768 года), чтобы прекратить работу Комиссии. Практическая законодательная деятельность Екатерины II ничего общего не имела с содержащимися в Большом наказе декларациями. Наоборот,
-----------------------------
1. Всех депутатов было 564, из них: 28 — от правительственных учреждений, 161 — от дворянства, 208 — от городов, 54 — от казаков, 79 — от свободных крестьян, 84 — от так называемых инородцев.
-----------------------------
была восстановлена смертная казнь, отмененная при Елизавете, и подтверждено применение пыток.
Комиссия о сочинении проекта нового Уложения дала возможность ряду прогрессивно настроенных депутатов выступить против злоупотреблений и зверств помещиков. Наказы населения и речи дают ясное представление о вопросах, волновавших тогдашнее русское общество, а также об интересах, которые представители господствующих сословий отстаивали в Комиссии. Основными были вопросы о крепостном крестьянстве, о праве владения крестьянами и их эксплуатации.
Материалы комиссии в отдельных случаях были использованы в текущем законодательстве (например, при составлении Грамоты на права и выгоды городам Российской империи).
Гражданское право. Гражданское право развивалось по двум основным направлениям: укрепление феодального землевладения и регламентация тех имущественных отношений, которые были связаны с развитием промышленности и торговли. В числе правовых актов, направленных на упрочение феодального землевладения, важнейшим был указ о единонаследии от 23 марта 1714 г., определявший порядок наследования.
В указе говорилось, что цель его издания — предотвращение дробления земельных владений между наследниками, влекущего за собой обнищание дворянских родов.
Согласно указу все имущество, передаваемое по наследству, разделяется на движимое и недвижимое. Последнее могло передаваться только одному наследнику из числа сыновей. При отсутствии сыновей оно передавалось одной из дочерей, а если детей не было, то одному «из своей фамилии». Движимое имущество могло распределяться между детьми, при их отсутствии — между другими родственниками, а когда не имелось и последних, то между любыми лицами по выбору наследодателя.
Если владелец имущества умирал, не оставив завещания, то наследование осуществлялось по закону: недвижимое имущество переходило старшему сыну, движимое — другим детям. Имение бездетных подлежало переходу по наследству на основании специального указа. При этом недвижимое имущество подлежало передаче одному из ближайших родственников умершего — в род.
Для того чтобы предохранить недвижимое имущество от разбазаривания, указ запрещал его продажу и залог. Указ о единонаследии имел в виду еще и то, что лица, не получившие по наследству недвижимого имущества, будут вынуждены искать средства для жизни службою, тогда как люди материально обеспеченные, живя в довольстве, обычно уклонялись от государственной службы.
Заботясь об укреплении феодальной собственности на землю, государство вместе с тем допускало некоторые ограничения права собственности в тех случаях, когда это было необходимо в интересах господствующих классов в целом. Так, государство объявило о своем исключительном праве распоряжаться недрами земли, а также лесами, пригодными для кораблестроения.
Однако в дальнейшем под давлением дворянства правительство устраняет ограничения в праве собственности и суживает круг субъектов права собственности на землю. В 1730 году был отменен указ о единонаследии. По указу от 28 июля 1782 г. за собственником признается право на недра и на все «произрастания», то есть и на корабельные леса. По Жалованной грамоте дворянству разрешается свободное распоряжение не только движимым, но и недвижимым имуществом.
В Большом наказе Екатерины II впервые встречается понятие собственности. Гражданское право, как говорилось в Наказе, «сохраняет и в безопасность приводит собственность всякого гражданина», причем различие между движимым и недвижимым имуществом было здесь окончательно зачеркнуто.
Но, устранив это различие, Екатерина II пыталась вновь разграничить родовые и благоприобретенные имения. Согласно Жалованной грамоте дворянству (1785 г.). за собственником признавалось неограниченное право распоряжения благоприобретенными имениями (не упоминалась лишь мена). Родовым же имением он мог распоряжаться «как законом предписано». Поскольку указ о единонаследии был в 1730 году отменен, а новых законов о распоряжении родовыми имениями издано не было, постольку эта норма не имела практического значения. Она лишь вводила разграничение между родовыми и благоприобретенными имениями, которое послужило основой для будущего законодательства.
В связи с отменой указа о единонаследии возникла необходимость подвергнуть законодательной регламентации переход собственности на землю после смерти собственника. Рядом указов, изданных в 1730, 1731, 1733 гг., был установлен порядок наследования по закону и определены доли наследников. Однако изменений в сложившийся порядок наследования по завещанию внесено не было. Сохранялся принцип завещания в пользу посторонних лиц при отсутствии наследников по закону.
Большое развитие получило законодательство, регулировавшее общественные отношения, связанные с промышленностью и торговлей. Важнейшим нормативным актом, направленным на развитие промышленности, был указ от 18 января 1721 г. о покупке деревень к заводам. Он имел цель обеспечить создаваемые мануфактуры рабочей силой, поскольку в условиях феодального строя наем не мог получить широкого распространения.
Указ разрешал не только дворянам, но и промышленникам — «купецким людям» — покупать к заводам населенные деревни на том условии, что приобретенные деревни не могли быть затем проданы или заложены отдельно от промышленных предприятий. Такие деревни должны были быть при заводах «неотлучно». Покупка деревень к заводам, а также продажа их вместе с заводами допускалась исключительно с разрешения Берг-и Мануфактур-коллегий.
Указом была предусмотрена строгая ответственность в виде конфискации всего имущества за совершение фиктивных сделок, например, для случая, когда создавались мелкие предприятия с целью получить право на покупку к ним недвижимого имущества.
Весьма важным изменением законодательства во второй половине XVIII в. было признание в нем за дворянами исключительного и монопольного права на землю и запрещение купцам впредь приобретать населенные деревни к фабрикам и заводам. Закрепляя за дворянами право земельной собственности, законодательство второй половины XVI11 в. всю прочую землю признало собственностью не общин и отдельных лиц, а казны.
Важнейшим нормативным актом, регулировавшим земельные отношения, была изданная при Елизавете межевая инструкция (1754 г.), согласно которой казенными признавались земли как государственных крестьян, так и приписанных к фабрикам и заводам деревень. Исключение составляли однодворцы, за которыми было сохранено право собственности на землю, но они были лишены возможности распоряжаться ею. Таким образом, неограниченное право собственности на землю предоставлялось лишь казне и дворянам. Все же прочие считались лишь пользователями земли, принадлежащей государству.
В гражданском праве появились новые институты {например, вексельное право), дальнейшее развитие получили залог, заем, аренда, подряд, поставка, договор товарищества, поручительство. Особенно широкое применение получили подряд и поставка сырья, материалов и промышленной продукции для удовлетворения государственных нужд, причем эти договоры обеспечивались, как правило, поручительством.
Во второй половине XVIII в. четко разграничиваются формы сделок: домашние, явочные, крепостные. Устанавливается обязательная регистрация (крепостная форма) сделок на недвижимое имущество, завещаний, договоров займа, закладных. По договорам займа вводится предельный процент за пользование капиталом {акты 1754, 1786 гг.).
Большое внимание уделялось форме сделок: сделки на недвижимое имущество должны были быть написаны на гербовой бумаге, удостоверены свидетелями, утверждены полномочными должностными лицами; торговые сделки подлежали обязательной регистрации у торговых маклеров. Весьма важным актом был вексельный устав, изданный в 1729 году.
Ряд новых положений был установлен законодательством о браке, семье и опеке. При Петре I были отменены рядные записи, совершаемые родителями лиц, вступавших в брак. Брак признавался добровольным соглашением самих брачущихся. Законодательство установило возраст, по достижении которого разрешалось вступление в брак (20 лет для мужчины, 17 лет для женщины), упорядочило вопросы опеки и время совершеннолетия. Для лиц, получивших в наследство недвижимое имущество, опека прекращалась по достижении ими 20-летнего возраста. Наследники движимого имущества выходили из-под опеки с 18 (мужчины) и с 17 (женщины) лет.
Устав благочиния (1782 г.) регламентировал взаимные обязанности супругов, их имущественные права. Закреплялась раздельность имущества супругов и детей.
Гражданское право этого периода отражало развитие экономики страны и резко сословный характер всего законодательства в целом, направленного на обеспечение господствующего положения дворянства.
Уголовное право. Под преступлением русское законодательство первой четверти XVIII века имело в виду «все то, что вред и убыток государству приключить может».
Преступлением признавалось действие как умышленное, так и совершенное по неосторожности, как оконченное, так и покушение. В политических делах преследовался даже голый умысел. «Такое же равное наказание чинится на том,— сказано в Воинском уставе,— которого преступление, хотя к действу и не произведено, то токмо его воля и хотение к тому было».
От ответственности за преступление не освобождались ни умалишенные, ни лица, совершившие преступление в состоянии раздражения или опьянения, ни малолетние. Если преступление было совершено в состоянии опьянения, наказание увеличивалось.
В важнейшем источнике уголовного права — Воинском уставе — говорилось о преступлениях против православной веры, оскорбления величества, политических, имущественных и должностных, против жизни и здоровья, против порядка управления, против чести. Наиболее тяжкими признавались те, которые были направлены против веры, царя и основ государственного строя.
В числе преступлений против православной веры значилось богохульство, за которое виновный подвергался прожжению языка раскаленным железом, а затем — отсечению головы.
Особо тяжким считалось «оскорбление величества», под которым понималось не только покушение на личность государя и членов его семьи, осуждение его намерений, но и «всякие непристойные или противные слова». В числе политических преступлений указывались также бунт, измена, устройство собраний. За недозволенные собрания независимо от их целей виновные подвергались смертной казни через повешение.
Имущественные преступления разделялись на кражи до 20руб. и свыше 20руб., на квалифицированные кражи (во время пожара, из церкви, из военных складов, у своего господина, во время исполнения воинских обязанностей), на казнокрадство, под которым понималось не только расхищение государственного имущества, но и использование его в своих личных целях (например, употребление в торговом обороте). Поджог также считался имущественным преступлением. Виновный в нем наказывался смертной казнью через сожжение.
Большое внимание Воинский устав уделял должностным преступлениям, в числе которых отводилось видное место взяточничеству. Разграничивались простое получение взятки, взятки за нарушение служебных обязанностей и взятки, сопряженные с совершением преступления в интересах давшего взятку. Среди преступлений против телесной неприкосновенности значились убийство — простое и квалифицированное (убийство солдатом офицера, отцеубийство, детоубийство), а также увечья и побои.
Сурово карались участники дуэлей. Они подвергались смертной казни через повешение.
Уголовное законодательство предусматривало разнообразные преступления против порядка управления, в числе которых было и изготовление фальшивой монеты, подделка печатей, лжеприсяга и многочисленные мелкие нарушения (драки, буйство, брань, пьянство, картежная игра и т. п.). Представители господствующих классов, среди которых такие мелкие нарушения были весьма распространены, никакому наказанию за них не подвергались.
В числе преступлений против чести называлась клевета на словах и на письме (пасквиль). Пасквилянт наказывался независимо от того, истинно или ложно было то сообщение, которое он написал или напечатал. В случае истинности сообщения наказание назначалось за то, что он «истинным путем не пошел, дабы другого прегрешения объявить».
Наказание имело целью устрашение, обезвреживание преступника и возмездие.
Усиление классовой борьбы, обусловленное ростом эксплуатации труда народных масс, привело не только к тому, что наказания носили открыто террористический характер, но и к дальнейшей дифференциации наказания в зависимости от классовой принадлежности виновного.
О том, что наказание имеет главным образом цель устрашения, говорилось во многих указах. Так, в Воинском уставе подчеркивалось: «Всякой бунт, возмущение и упрямство без всякой милости имеет быть виселицею наказано.., дабы чрез то другим страх подать и оных от таких непристойностей удержать...» Указом 1718 года предписывалось «для большего страха по знатным дорогам, где проезд бывает, поставить виселицы». Характерно, что, например, трупы казненных мятежных стрельцов не убирались в течение пяти месяцев.
Для того чтобы запугать народные массы, наказания, как правило, производились публично.
Сословная дифференциация наказаний находила свое выражение в том, что за одни и те же преступления дворяне карались значительно легче, чем крестьяне и посадские. Обезвреживание преступников выражалось не только в лишении их свободы — заключении в тюрьму или ссылке на каторгу, но и в наложении на них опознавательных, позорящих знаков — клейм.
Русским уголовным законодательством первой четверти XVIII в. предусматривались следующие виды наказаний:
а) смертная казнь при помощи самых разнообразных способов (отсечение головы, повешение, сожжение, колесование, четвертование и др.),
б) причинение телесных повреждений (отсечение пальцев, урезание носа, языка, ушей и т. п.),
в) телесные наказания (кнут, плеть, батоги, прутья, розги),
г) лишение свободы в тюрьме или сопряженное с каторжными работами
д) штраф,
е) конфискация имущества,
з) шельмование (лишение чести), которое применялось к лицам, принадлежащим к дворянскому сословию. Наиболее распространена была смертная казнь. Воинский устав предусматривал ее в 122 случаях.
Существенных изменений в уголовном праве после введения воинских артикулов и до конца века не последовало. Во второй половине XVIII в. были лишь уточнены вопрос о вменении по возрастному признаку (дети до 10 лет отдавались на попечение родителей, а до 15 лет подвергались ограниченному наказанию) и понятие некоторых составов преступления (грабеж, мошенничество), а также определен Уставом благочиния ряд новых, главным образом мелких, преступлений (буйство, брань в публичном месте и т. п.).
В духе всего законодательства того периода получили дальнейшее развитие привилегии дворянства в области уголовных наказаний.
Надо отметить, что во второй половине XVIII в. широко распространенной стала ссылка в Сибирь. Причем в этом случае имелось в виду не только наказание виновных, но и необходимость заселения огромных малообжитых окраин на востоке империи.
Процесс. Жестоко расправляясь со всеми «ослушниками государевой воли», подавляя малейшее сопротивление угнетенных низов политике самодержавного государства, Петр I решительно вводил начала инквизиционного процесса. В 1697 году был издан указ, по которому «суду и очным ставкам не быть, а ведать все дела розыском». Подобная регламентация этой формы процесса была дана в «Кратком изображении воинских процессов», входившем во вторую часть первой книги Воинского устава. Нормы Воинского устава касались не только военных, но «и до всех правителей земских», вследствие чего стали применяться при рассмотрении как уголовных, так и гражданских дел.
Характерными чертами розыскного процесса были: канцелярская тайна в подготовке дела, выносимого на суд для оценки доказательств и принятия решения; применение теории формальных доказательств, согласно которой сила доказательств, степень их достоверности заранее определялись законом по формальным признакам. Доказательства делились на полные (или совершенные) и неполные (или несовершенные). Наиболее совершенным доказательством признавалось собственное признание, которого домогались угрозами, побоями, пыткой. При оценке показаний суд должен был более доверять показаниям знатного, чем незнатного, духовного лица, чем светского, мужчины, чем женщины. Одним из видов доказательств была присяга.
Коренные изменения в процесс были внесены указом от 5 ноября 1723 г. «О форме суда», который распространялся на гражданские и уголовные дела, за исключением дел об оскорблении величества, измене, бунте и злодействе. Указ ввел гласный и устный процесс, допустил представительство в суде на основании «верющего письма» (доверенности), предписал меры к устранению волокиты в вызове на суд сторон и т. п.
В дальнейшем деятельность правительства была направлена на сужение рамок действия указа «О форме суда» и восстановление той формы процесса, которая была предусмотрена «Кратким изображением процессов». Сначала было установлено, что «дела доносительные и фискальные» должны рассматриваться по «Краткому изображению процессов». Потом Сенат ввел распространительное толкование понятия злодейства, отнеся к нему богохульство, участие в расколе и ряд других преступлений.
В результате таких мер по указу «О форме суда» подлежали рассмотрению лишь гражданские дела и мелкие уголовные преступления, в основном возникавшие по жалобе потерпевшего.
Хотя Екатерина II подтвердила действие петровского указа «О форме суда», но, начиная с 70-х гг. XVIII в., после Крестьянской войны, преобладающей формой судопроизводства стал инквизиционный процесс.
Политические дела по-прежнему находились в ведении специального учреждения (Тайной экспедиции).