Мир Знаний

Юридические и фактические ошибки и их влияние на квалификацию преступлений (стр. 3 из 4)

Во-первых, лицо неправильно оценивает свои действия как общественно опасные, тогда когда они не обладают этим свойством. Такая ошибка не влияет на форму вины, а деяние остается умышленным, но ответственность наступает не за оконченное преступление, а за покушение на него, поскольку преступное намерение не было реализовано (например, приобретение испорченного пистолета, ошибочно принимаемого за исправный, составляет покушение на незаконное приобретение оружия).

Во-вторых, лицо ошибочно считает свои действия правомерными, не сознавая их общественной опасности. Такая ошибка устраняет умысел, а если деяние признается преступным только при умышленном его совершении, то исключается и уголовная ответственность. Если же деяние признается преступным и при неосторожной форме вины, то незнание его общественно опасного характера не исключает ответственности за неосторожное преступление при условии, что лицо должно было и могло сознавать общественную опасность своего действия или бездействия. Если объективная сторона преступления характеризуется в законе с помощью таких признаков, как способ, место, обстановка или время совершения, то ошибка относительно этих признаков означает разновидность ошибки в характере совершаемого деяния. При этом квалификация преступления определяется содержанием и направленностью умысла виновного. Так, если лицо считает похищение чужого имущества тайным, не зная о том, что за его действиями наблюдают посторонние лица, оно подлежит ответственности не за грабеж, а за кражу.

Ошибка относительно общественно опасных последствий может касаться либо качественной, либо количественной характеристики этого объективного признака.

Ошибка относительно качества, т.е. характера общественно опасных последствий, может состоять в предвидении таких последствий, которые фактически не наступили, либо в непредвидении таких последствий, которые в действительности наступили. Такая ошибка исключает ответственность за умышленное причинение фактически наступивших последствий, но может влечь ответственность за их причинение по неосторожности, если таковая предусмотрена законом. Деяние, повлекшее не те последствия, которые охватывались умыслом субъекта, квалифицируется как покушение на причинение последствий, предвиденных виновным, и, кроме того, как неосторожное причинение фактически наступивших последствий. Например, неудавшаяся попытка уничтожить чужой дом путем поджога, если при этом человек, случайно оказавшийся в доме, получил менее тяжкое телесное повреждение, должна квалифицироваться как покушение на уничтожение чужого имущества при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 149 УК) и неосторожное причинение менее тяжкого телесного повреждения (ч. 2 ст. 114 УК).

Если деяние повлекло те же самые с точки зрения их фактического содержания последствия, что охватывались умыслом виновного, но они имеют иную законодательную оценку, то преступление должно квалифицироваться по направленности умысла. Так, кража газового пистолета, ошибочно принятого за боевое оружие, должна быть квалифицирована как покушение на кражу огнестрельного оружия. Ошибка относительно тяжести общественно опасных последствий означает заблуждение в их количественной характеристике. При этом фактически причиненные последствия могут оказаться либо более, либо менее тяжкими по сравнению с предполагаемыми.

Если ошибка в количественной характеристике последствий не выходит за рамки, установленные законодателем, то она не влияет ни на форму вины, ни на квалификацию преступления. Так, идентичной будет квалификация умышленных телесных повреждений, повлекших стойкую утрату трудоспособности как на 35, так и на 95%, а также хищение имущества как в размере 55, так и в размере 195 минимальных ставок заработной платы. Не оказывает влияния на уголовную ответственность и ошибка относительно количественной характеристики последствий в тех случаях, когда ответственность не дифференцируется в зависимости от тяжести причиненного вреда (например, от размера материального ущерба при умышленном уничтожении или повреждении имущества — ч. 1 ст. 149 УК).

В тех случаях, когда уголовная ответственность зависит от тяжести последствий, лицо, допускающее ошибку относительно этого признака, должно нести ответственность в соответствии с направленностью умысла. Например, К., изготовив поддельные документы, пытался получить по ним от государственных предприятий некондиционные телевизоры и радиодетали на сумму 6350 руб. (в ценах 1971 года), но по причинам, не зависящим от его воли, успел похитить указанным способом имущество только на сумму 2216 руб. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР признала правильным осуждение К. за изготовление поддельных документов и за покушение на завладение государственным имуществом путем мошенничества в крупных размерах, хотя фактически причиненный ущерб не был крупным.

Наступление более тяжкого последствия, чем субъект имел в виду (например, смерти, не охватываемой намерением лица, стремящегося причинить лишь телесные повреждения), исключает ответственность за его умышленное причинение. Если же причинение более тяжкого последствия охватывалось неосторожной виной, то наряду с ответственностью за умышленное причинение (или попытку причинения) намеченного последствия (тяжкого телесного повреждения) наступает ответственность и за неосторожное причинение более тяжкого последствия (смерти).

Ошибка в развитии причинной связи означает неправильное понимание виновным причинно-следственной зависимости между его деянием и наступлением общественно опасных последствий. Искаженное представление об общих закономерностях причинной связи и ее развитии и образует рассматриваемый вид ошибки. Если вследствие преступных действий наступает тот преступный результат, который охватывался намерением виновного, то ошибка в причинной связи не влияет на форму вины.

Иногда ошибка в причинной связи исключает умысел, но обосновывает ответственность за неосторожное причинение последствий, если субъект должен был и мог предвидеть истинное развитие причинной связи. Так, неопытный водитель автомобиля резко тормозит на повороте дороги, покрытой щебенкой, в результате заноса машина переворачивается, пассажиры получают телесные повреждения. В данном случае виновный, не обладая достаточным опытом, не предвидел, в каком направлении будет развиваться вызванная им причинно-следственная цепочка, хотя должен был и мог это предвидеть.

В случаях, когда последствие, охватываемое умыслом, фактически наступает, но является результатом не тех действий, которыми виновный намеревался их причинить, а других его действий, ошибка в развитии причинной связи влечет изменение квалификации деяния.

У. и Л. с целью кражи проникли в дом, но, обнаружив там престарелого Ю. и стремясь избавиться от свидетеля, нанесли ему два ножевых удара в область сердца. Похитив ценные вещи, они подожгли дом, где оставался Ю., которого преступники считали уже мертвым. Но оказалось, Ю. был лишь тяжело ранен и погиб только при пожаре. Ошибка У. и Л. относительно причины смерти Ю. породила совокупность двух преступлений против личности: покушения на убийство с целью скрыть другое преступление и неосторожного лишения жизни. Это деяние было бы неправильно квалифицировать только как умышленное убийство, так как действительное развитие причинной связи здесь не совпадает с предполагаемым и смерть не является результатом ножевых ранений.

Как правило, ошибки в объективных признаках состава преступления являются основанием изменения квалификации действий (бездействия) виновного. Следовательно, фактическую ошибку можно классифицировать по следующим основаниям:

1) фактическая ошибка , оказывающая влияние на квалификацию содеянного;

2) фактическая ошибка , не оказывающая влияние на квалификацию содеянного.

Рассмотрим наиболее сложные встречающиеся в практической деятельности ситуации, которые следует представить следующим образом:

1) фактические обстоятельства, которые не осознавались лицом при совершении умышленного преступления, не могут быть вменены ему в вину;

2) если будет установлено, что лицо могло и должно было предвидеть фактические обстоятельства, которые им не осознавались при совершении преступления, виновный подлежит уголовной ответственности за неосторожное преступление, если это предусмотрено уголовным законом, в противном случае если лицо не имело возможности избежать ошибки в фактических обстоятельствах, уголовная ответственность исключается;

3) преступление, не доведенное до конца по причине фактической ошибки лица в объективных признаках состава преступления, может быть признано покушением на совершение преступления с указанными обстоятельствами, если лицо действовало умышленно.

Целесообразным представляется выделение простой фактической ошибки относительно тяжести общественно опасных и противоправных последствий. Такая ошибка может быть связана с составами преступлений, в которых законодатель не дифференцирует ответственность в зависимости от тяжести последствий. Например, ч.1 ст. 167 УК РФ устанавливает уголовную ответственность за умышленные уничтожение или повреждение чужого имущества, если эти деяния повлекли причинение значительного ущерба. Категория значительности ущерба является оценочной. Поскольку это понятие законодатель не раскрывает, данный признак стоит применять с учетом фактических обстоятельств, однако в любом случае при установлении значительности ущерба лицо подлежит уголовной ответственности независимо от того, ошибался ли виновный в указанном признаке или нет. Данный вид ошибки ни на форму вины, ни на квалификацию влияния не оказывает.