Мир Знаний

Венчурный капитал (стр. 3 из 4)

Третий этап развития венчурной индустрии России начался в 2001 году. Он характеризуется некоторым оживлением венчурного инвестирования и изменением в лучшую сторону ситуации с иностранными инвестициями в целом. В середине 2002 года, например, доверие инвесторов к перспективам инвестирования в Россию возросла на 19%.

По мнению российских экспертов, дальнейший рост венчурного капитала в России невозможен без подключения к процессу крупных компаний и фондов прямых инвестиций. Кроме того, необходима более целенаправленная государственная политика в этом направлении. В этом отношении следует отметить, что в России уже разработана «Концепция развития венчурной индустрии», включающая основные направления государственной политики в стимулировании венчурного финансирования инновационной деятельности. Особая роль в концепции отводится венчурным фондам. Министерство промышленности, науки и технологий России возлагает большие надежды на программу Венчурного инвестиционного фонда (ВИФ). ВИФ – это государственный фонд с капиталом в 10 млн. долларов. Он был создан в 2000 году. Согласно его правилам, любой венчурный фонд может получить у него 10% капитала объемом 1 млн. долларов.

В настоящий момент серьезно изменился характер взаимоотношений в политической и экономической области между Россией и развитыми странами Запада. Один из основных показателей, характеризующих состояние инвестиционных намерений стран с развитыми экономиками — индекс доверия инвесторов, — зафиксировал резкое и позитивное изменение статуса России. К середине 2002 года Россия переместилась на 17 место в списке 25 государств, наиболее привлекательных для зарубежных прямых инвестиций, с позиции за пределами этого списка, которую она занимала в предшествующие годы.

На протяжении 1999-2001 годов в отдельных регионах России наметилась тенденция создания в том или ином виде венчурных фондов и других венчурных институтов. Однако, доля российского капитала в них составляет не более 1%. Для сравнения — по статистике Европейской ассоциации прямого инвестирования и венчурного капитала больше половины средств венчурных фондов и компаний в Европе приходится на внутренние источники — национальный капитал. Первой реальной попыткой переломить сложившуюся ситуацию и привлечь средства российских инвесторов в инновационную сферу экономики, считают в РАВИ, стало учреждение в 2000 году Венчурного инновационного фонда (ВИФ). Он стал первым российским «фондом фондов», призванным участвовать в создании венчурных инвестиционных институтов с российским и зарубежным капиталом. Инвестиционный вклад ВИФ составляет не более 10% от общей планируемой капитализации формируемого фонда. Он играет роль «катализатора», инициируя создание сети региональных венчурных инвестиционных институтов, непосредственно осуществляющих прямые инвестиции в технологически ориентированные инновационные проекты[9].

Одним из самых важных показателей деятельности венчурных фондов и компаний является вопрос ликвидности совершаемых инвестиций. По различным экспертным оценкам, общий объем совершенных венчурных инвестиций на протяжении 1994-2001 годов составил около $1,5-1,8 млрд. Впрочем, с уверенностью можно говорить о $580,6 млн. Эта сумма подтверждена несколькими независимыми источниками. Приоритетом у венчурных инвесторов пользуются такие сферы как пищевая (27%) и телекоммуникации (25%). Медицина и фармацевтика привлекли 9% средств, стройматериалы и потребительские товары и услуги по 8%. В целом, это классическая схема распределения прямых инвестиций по отраслям. Венчурный инвестор вкладывает средства в те сектора промышленности, которые относятся к секторам "первого цикла", то есть максимально приближены к конечному потребителю.

За последние два года, по оценкам Российской ассоциации прямого и венчурного инвестирования, число фондов и их капитал существенно увеличились. В прошлом году на рынке появилось больше новых фондов, чем в рекордном до сих пор 1997 году. В целом их действует 62, что на 26 процентов больше, чем в 2003-м и на 44 процента, чем в 2002 годах. Причем если три года назад в распоряжении этих инвесторов было менее 3 миллиардов долларов, а два года назад - немногим более этой цифры, то в 2004 году был преодолен рубеж в 4 миллиарда. В первой половине 2005 года завершили свое формирование еще, по крайней мере, три фонда (около 300 миллионов долларов в сумме). При этом практически не происходит оттока капиталов с рынка. За два года лишь один фонд свернул свою работу. Да еще три успешно вышли из игры, вернув своим партнерам-инвесторам с прибылью 200 миллионов долларов. Средняя доходность за десять минувших лет была равна 11 процентам, что дополнительно свидетельствует о росте за последние два года притягательности для инвесторов венчурного сектора финансового рынка.

Необходимо отметить, что за последние три года, несмотря на ежегодно увеличивающееся количество новых фондов, их суммарные капитализации остаются на уровне 180 млн. долларов в год, что говорит об уменьшении средних размеров новых фондов. Можно рассматривать этот факт как положительный, так как меньший размер фонда предполагает меньшие суммы отдельных инвестиций, снижение накладных расходов, что, в свою очередь, означает смещение интересов инвесторов в сторону начинающих компаний на локальных рынках.

2.3. Государственная поддержка венчурного капитала в Российской Федерации

Опыт развитых стран показывает, что успех развития венчурного предпринимательства в значительной степени зависит от отношения государства к этой сфере предпринимательства.

Как это ни странно, ни в одной стране (за исключением Венгрии и Индии, где действует специальный закон о венчурной деятельности, предусматривающий лицензирование венчурных фондов и управляющих компаний и строгое регулирование их деятельности) нет специальных законов, регулирующих рисковые инвестиции. Нет таких законов и в России, и по ряду мнений для развития в России венчурного финансирования не нужен отдельный закон, надо лишь доработать старые, проведя при этом либерализацию российского делового, налогового и таможенного законодательства в целом.

Необходимо отметить, что попытки разработки законопроекта, регулирующего венчурную деятельность, предпринимались, но, поскольку законопроектом предполагалось введение лицензирование этого вида деятельности, а также создание других регулирующих механизмов, не нашли поддержки в Государственной Думе, так как предлагаемые нормы стали бы дополнительной преградой для венчурных инвестиций.

В связи с этим, можно также предположить, что если какой-то акт, регламентирующий деятельность венчурных фондов со стороны государства (что-нибудь типа регистрации, лицензирования, отчетности и т.п.) все же будет принят в нашей стране, то вероятнее всего, бизнес-сообщество попросту будет его игнорировать и создавать структуры, более комфортные для осуществления такой деятельности, но вне пределов государственных посягательств[10].

На данный момент, наибольшее значение имеет создание правовой основы для венчурного инвестирования пенсионными фондами и страховыми компаниями. Опыт таких стран, как США, Финляндия и Ирландия, показывает, что изменения в законодательстве, разрешающие пенсионным фондам инвестировать в венчурный капитал, позволили за несколько лет существенно увеличить предложение венчурного капитала.

Необходимо также реформирование бухгалтерской системы и системы налогообложения предприятий. Система налогообложения компаний в России еще довольно молода, но по-прежнему основывается на многих процедурах советского периода, не отвечающих требованиям рыночной экономики. Налогообложение должно стимулировать компании получать прибыль и, что особенно важно, показывать прибыль, являющуюся для инвесторов основным показателем результативности их работы. Что же касается бухгалтерской системы, то она в России в большинстве случаев устарела, слишком забюрократизирована, не отвечает потребностям динамичной деловой жизни, ориентирована лишь на фискальные цели, а не на помощь менеджменту компании - ведение такого бухгалтерского учета создает дополнительные сложности. Отчеты, основанные на российской системе учета, не очень полезны для инвесторов или владельцев предприятия. Бухгалтерский отчет включает в себя некоторые нормативы или стандартные цены, которые совершенно не отражают реальные затраты. Возможность отражать реальные деловые затраты очень ограничена.

Очень актуальна также поддержка государством экспертизы инновационных проектов и развития консультационных услуг для малых предприятий научно-технической сферы, развитие информационной среды, позволяющей малым инновационным фирмам и инвесторам находить друг друга. Это могло бы увеличить число проектов, соответствующих требованиям, общепринятым в среде венчурных капиталистов.

Также государство могло бы принять участие в организации и финансировании мероприятий по подготовке соответствующих кадров. Имеется в виду содействие повышению образования в области венчурной деятельности путем обучения специалистов в соответствующих бизнес - школах, а также университетах. Так как на сегодняшний день в стране наблюдается дефицит профессионалов в данной сфере экономических отношений, то данная мера позволила бы увеличить грамотность при выборе инвестиционных проектов, подлежащих финансированию.