Мир Знаний

Авторское право 9 (стр. 9 из 11)

В этой связи небезынтересно проследить за тем, как менялось отношение к понятию интеллектуальной собственности в отечественном законодательстве и в юридической науке. Российское законодательство XIX века прямо относило права авторов, изобретателей, владельцев фабричных рисунков и моделей и т.д. к праву собственности. В частности, содержание прав авторов раскрывалось в примечании к ст. 420 т. X ч. 1 Свода законов Российской Империи, которая давала общую характеристику права собственности. Попытки подвести права на творческие достижения под вещное право предпринимались также при составлении проектов Гражданского Уложения и специальных законов об охране прав на творческие результаты, которые разрабатывались в России в конце XIX — начале XX веков. Однако уже тогда такой подход был отвергнут, так как большинство ученых высказывалось в пользу использования в законодательстве более точного термина «исключительные права»2. Понятия литературной и промышленной собственности практически перестали применяться для обозначения авторских, изобретательских и патентных прав, а если и использовались, то в основном в качестве объекта для критики. Отношение к понятию интеллектуальной собственности в советский период развития российского законодательства было однозначно отрицательным. Помимо ссылок на его неточность, большинство авторов подчеркивали еще и буржуазную, эксплуататорскую сущность данного понятия. Единственное исключение в этом плане составляли нормы авторского права, которые были сосредоточены в специальном законе, а с середины 60-х годов — в особом разделе Гражданского кодекса РСФСР 1964г.

Впервые после длительного перерыва термин «интеллектуальная соб­ственность»1 появился в Законе СССР «О собственности в СССР» от 6 марта 1990 г. В ст. 2 данного закона, посвященной законодательству о собст­венности, было указано, что «отношения по созданию и использованию изобретений, открытий, произведений науки, литературы, искусства и других объектов интеллектуальной собственности регулируются специальным законодательством Союза ССР, союзных и автономных республик». Принятый вскоре Закон РСФСР «О собственности в РСФСР» от 24 декабря 1990 г.4 наряду с повторением в п. 4 ст. 1, в сущности, той же мысли, в ч. 2 п. 4 ст. 2 дополнительно разъяснял, что «объектами интеллектуальной собственности являются произведения науки, литературы, искусства и других видов творческой деятельности в сфере производства, в том числе открытия, изобретения, рационализаторские предложения, промышленные образцы, программы для ЭВМ, базы данных, экспертные системы, ноу-хау, торговые секреты, товарные знаки, фирменные наименования и знаки обслуживания». Оставляя в стороне вопросы об уместности помещения данной нормы в Законе о собственности и корректности перечня, названных в ней объектов правовой охраны, отметим лишь, что с самого начала и союзное, и российское законодательство исходили из того, что интеллектуальная собственность на результаты творческой деятельности и иные, приравненные к ним объекты, с одной стороны, и собственность на имущество, с другой стороны, являются, хотя и близкими, но разными правовыми институтами.

Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 г. хотя и включали в свой состав два специальных раздела, посвященные авторскому праву и праву на изобретение и другие результаты творчества, используемые в производстве, понятием интеллектуальной собственности не оперировали.

Однако ко времени введения в действие Основ гражданского законодательства на территории Российской Федерации (4 августа 1992 г.) понятие интеллектуальной собственности1 уже прочно вошло в юридический оборот, т.е. широко использовалось в различных подзаконных актах и в публикациях на юридические темы. Правда, из принятых в 1992—1993 гг. законов об охране результатов интеллектуальной деятельности о собственности на достигнутых результатах, да и то в условном, собирательном смысле, говорилось лишь в одном из них, а именно в Патентном законе РФ.

Окончательно термин «интеллектуальная собственность» был узаконен новой Конституцией РФ от 12 декабря 1993 г. Хотя статья 44 Конституции РФ, посвященная свободе литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, и не раскрывает содержание данного понятия, но подчеркивает, что «интеллектуальная собственность охраняется законом».

Как уже отмечалось, новый ГК РФ, который также оперирует данным понятием, раскрывает в общем виде его содержание в ст. 138. Анализ указанной статьи позволяет сделать вполне определенный вывод о том, что под интеллектуальной собственностью в российском законодательстве понимается не что иное, как совокупность исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, а также некоторые иные приравненные к ним объекты, в частности средства индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции (работ, услуг). Перечня конкретных объектов правовой охраны, подпадающих под понятие интеллектуальной собственности, кодекс не содержит. Однако из ст. 138 ГК РФ однозначно следует, что соответствующая правовая охрана результатов интеллектуальной деятельности и других приравненных к ним объектов обеспечивается лишь «в случаях и в порядке, установленных настоящим Кодексом и другими законами». Это означает, что для отнесения того или иного результата интеллектуальной деятельности или иного объекта к интеллектуальной собственности требуется прямое указание закона.

Подобный подход на сегодняшний день представляется оправданным, поскольку, во-первых, в настоящее время еще отсутствуют реальные возможности для обеспечения правовой охраны любых интеллектуальных достижений1, и, во-вторых, предоставление охраны некоторым результатам вряд ли целесообразно по чисто практическим соображениям. Так, не вызывает сомнений правомерность постановки вопроса о введении правовой охраны научных идей, гипотез, теорий и иных подобных научных результатов . Проблема, однако, состоит в том, как создать соответствующий правовой механизм, не прибегая к коренной ломке сложившихся правовых институтов и не ставя препятствий для развития научно-технического прогресса. Пока попытки отдельных ученых и законодателей решить эту проблему какими-либо значительными успехами не увенчались. Примером объекта, охрана которого вполне может быть обеспечена в традиционных законодательных рамках, но вряд ли целесообразна на современном этапе, может служить видеозапись. В принципиальном плане видеозаписи ничем не отличаются от звукозаписей, охраняемых в качестве одного из объектов смежных прав, и с теоретической точки зрения, безусловно, должны быть причислены к числу объектов интеллектуальной собственности. Однако в настоящее время в большинстве стран, предусматривающих охрану смежных прав, видеозаписи объектами смежных прав не признаются. Не обеспечивается их охрана и Международной конвенцией об охране интересов артистов-исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций. В этих условиях введение в российское законодательство специальной охраны видеозаписей1 представляется нецелесообразным, тем более с учетом того, что на них распространяются общие нормы авторского права.

Отсутствие в ГК РФ указания на конкретные виды охраняемых объектов интеллектуальной собственности предоставляет возможность путем принятия соответствующих законов или внесения в них изменений и дополнений относить к их числу те или иные результаты интеллектуальной деятельности, т.е. более оперативно и не меняя самого ГК РФ решать все эти вопросы. Как показывает мировой опыт последних двух-трех десятилетий, число и виды охраняемых результатов интеллектуальной деятельности постоянно расширяются. Так, только за последние пять лет круг охраняемых в Российской Федерации объектов интеллектуальной собственности пополнился полезными моделями, наименованиями мест происхождения товаров, топологиями интегральных микросхем, программами для ЭВМ, базами данных, служебной и коммерческой тайной, объектами смежных прав. Напротив, такие результаты интеллектуальной деятельности, как открытия и рационализаторские предложения, лишились практической охраны, хотя вопрос о них в законодательном плане до сих пор пока окончательно не решен. Так или иначе, конкретный состав объектов интеллектуальной собственности не находится в застывшем состоянии, а, напротив, постоянно уточняется и конкретизируется.

В современном международном понимании интеллектуальная собственность1 - собирательное понятие. В понятие интеллектуальной собственности входят: авторское право (т.е. права на литературные, научные, художественные произведения), смежные права2 (права, относящиеся к исполнительской деятельности артистов, звукозаписи, радио- и телевизионным передачам), права на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, товарные знаки, знаки обслуживания, фирменные наименования и некоторые другие объекты.

Заключение

Защита авторских прав принадлежит к числу наиболее сложных цивилистических проблем, имеющих непреходящую научную и практическую значимость. В настоящей дипломной работе, исследованы лишь некоторые вопросы авторского права. Структура работы построена таким образом, чтобы раскрыть основные положения, концепции авторского права и одновременно обозначить параллельно существующие практические и теоретические проблемы. В основе работы - анализ Закона Российской Федерации «Об авторских и смежных правах»1, а также новейшее законодательство, фундаментальные исследования дореволюционных авторов и современные научные изыскания в этой области.