Мир Знаний

Административно-правовой статус общественных объединений (стр. 2 из 7)

Общественные объединения могут добровольно объединяться в ассоциации (союзы). Члены ассоциации (союза) сохраняют свою самостоятельность и права юридического лица, Наименование ассоциации (союза) должно содержать указание на основной предмет деятельности ее членов с включением слова «ассоциация» и «союз».[17]

2. Общественные объединения и исполнительная власть.

Специфика общественного объединения как субъекта административного права проявляется во взаимоотношениях объединения с государственными органами, прежде всего, с органами исполнительной власти.

В процессе организационного оформления статуса объединения и наделения его правами и обязанностями юридического лица возникают регистрационные отношения. Субъектами административных отношений в этом случае, с одной стороны, выступает федеральное Министерство юстиции или его территориальные органы в субъектах Федерации, а с другой – учредители общественного объединения: физические или юридические лица, ходатайствующие о предоставлении объединению статуса юридического лица. Регистрационные отношения носят факультативный характер – деятельность объединения в соответствии с Федеральным законом об общественных объединениях не обусловлена фактом государственной регистрации. Такие отношения не возникают, если учредители не желают наделить объединение правоспособностью юридического лица.[18] Следует отметить, что общественные объединения несут ответственность за противоправные действия независимо от того, зарегистрированы они или нет, в соответствии со ст. 41 Закона об общественных объединениях.[19]

Основополагающее значение в статусе общественных объединений как субъектов административно-правовых отношений имеют их взаимоотношения с государством, его органами и должностными лицами. Закон об общественных объединениях вносит свои особенности в разрешение этой проблемы. Конституционное понимание взаимоотношений объединений и добровольности членства в них.[20] Закон об общественных объединениях лишь декларирует запрет на вмешательство органов государственной власти и их должностных лиц в деятельность объединений, но фактически допускает его многообразные правовые формы.

Недостаточная конкретность содержания регистрационных отношений создает основу для злоупотреблений должностных лиц, - Законом об общественных объединениях предусмотрено восемь юридических оснований для отказа в регистрации, минимум два из которых содержат признаки, подавляющие различное толкование соответствующей нормы.[21]

Закон содержит декларативные положения о противоправности создания и деятельности объединений, цели и действие которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя, подрыв безопасности государства и т. п. Обычно эти понятия в бытовом понимании идентифицируются с доктриной «фашизма», но и ее признаки не закреплены правом. В любом случае, ограничение деятельности общественных объединений или, тем более, отказ в регистрации на основе вышеуказанных положений учредители вправе расценивать в качестве злоупотребления должностного лица.

Неубедительным с правовой точки зрения является отказ в регистрации объединения, если его название оскорбляет нравственность национальные и религиозные чувства граждан. По существу, такая регистрация допускается в случае, если признаки, расцениваемые в качестве противоправных, содержатся в уставе общественного объединения и не отражены в его наименовании.[22]

Регистрационные отношения возникают также и в случае изменений и дополнений уставов общественных объединений, что сопряжено со значительными для них трудностями. Едва ли целесообразно представлять повторно сведения об учредителях объединения и о формировании руководящих и контрольно-ревизионных органов, если их персональный состав остался неизменным.[23]

Административно-правовые отношения возникают также в процессе осуществления контрольных полномочий органов юстиции за соответствием деятельности общественных объединений их уставным целям, а также финансовыми органами – в соответствии с их компетенцией. В этом случае предусмотрено лишь право органов, осуществляющих контроль, запрашивать распорядительные документы объединений, однако законом не закреплена обязанность по их предъявлению, а также ответственность объединений в связи с отказом в ходатайстве контрольных органов. Таким образом, содержание контрольных полномочий государственных органов весьма неопределенно.

Осуществление контрольных полномочий органами юстиции сопряжено и с объективными трудностями. Проведение всеобщего контроля за деятельностью общественных объединений, как это предусмотрено Законом, фактически несовместимо с материально-техническим и кадровым потенциалом органов юстиции.

Закон предусматривает и другой метод реализации органами юстиции своих контрольных полномочий. Такие органы «вправе направлять своих представителей для участия в проводимых общественными объединениями мероприятиях».[24] В данном случае Закон не уточнил, какие именно мероприятия имеются в виду. Государственные органы вправе осуществлять контроль далеко не во всех сферах деятельности объединений. К числу неподконтрольных полномочий относятся творческие мероприятия, фестивали, научные симпозиумы и тому подобные акции объединений, действующих в сфере культуры. Возможны попытки органов юстиции контролировать и эти мероприятия будут представлять собой нарушение одного из основополагающих конституционных прав граждан – прав на свободу творческой деятельности.[25] Органы юстиции вправе и обязаны контролировать лишь мероприятия, осуществляемые руководящими и контрольно-ревизионными органами объединений.

Законом предусмотрено два случая применения органами юстиции санкций к общественным объединениям, допустившим противоправные действия:

1. Выявление нарушения законодательства Российской Федерации;

2. Совершение действий, противоречащих их уставным целям.

Таким образом, органы юстиции вправе осуществлять функции, свойственные судебным органам. К ним относятся, прежде всего, толкование законов и применение санкций, влекущих те или иные правовые последствия, которые могут наступить только, когда письменные предупреждения выносились дважды, причем объединение не обжаловало их в судебном порядке (по решению суда деятельность объединения может быть в этом случае приостановлена).[26]

Приостановление деятельности общественного объединения и его ликвидация представляют собой два взаимосвязанных процессуальных действия, различающихся по содержанию возникающего правоотношения. Если полномочиями в сфере приостановления деятельности объединений обладают органы юстиции и прокуратура, то ходатайства о ликвидации объединений могут быть возбуждены только по заявлению Генерального прокурора Российской Федерации и подчиненных ему прокуроров субъектов Федерации.[27]

Приостановление деятельности общественного объединения не влечет за собой запрет предпринимательской или производственно-творческой деятельности, тогда как факт ликвидации означает утрату всех правомочий юридического лица.

Очевидны различия в содержании контрольных и надзорных функций. Надзор за соблюдением законов общественными объединениями является исключительной прерогативой прокуратуры. Понятие «контроль» значительно уже по содержанию, поскольку осуществление контрольных функций органами юстиции призвано подтвердить соответствие деятельности общественных объединений их уставным целям.

Контрольные полномочия органов юстиции не связаны с фактом регистрации. В соответствии с Законом об общественных объединениях принятие решений о создании объединения, утверждении его устава и о формировании его руководящих и контрольно-ревизионных органов, означает, что объединение несет все права за исключением прав юридического лица, и принимает на себя все обязанности, предусмотренные действующим законодательством об общественных объединениях. Следовательно, контрольные полномочия органов юстиции могут осуществляться с момента создания объединения. В этот же день объединение возлагает на себя следующие обязательства перед органами юстиции:

· ежегодно информировать органы юстиции о продолжении своей деятельности, указывать все изменения своих реквизитов и изменения в персональном составе руководящих органов;

· представлять по запросу органа юстиции решения руководящих органов и должностных лиц, а также годовые и квартальные отчеты о своей деятельности в том же порядке и объеме, в каком они предоставляются в налоговые органы;

· всемерно содействовать должностным лицам органов юстиции в осуществлении их контрольных полномочий, допускать их на проводимые мероприятия.[28]

В случае совершения общественным объединением, в том числе не зарегистрированным в органах юстиции, нарушения законодательства оно несет установленную законом ответственность. При нарушении законодательства общественными объединениями, не зарегистрированными в органах юстиции, ответственность за совершенные нарушения несут лица, входящие в состав руководящих органов этих объединений. При совершении объединениями деяний, наказуемых в уголовном порядке, лица, входящие в руководящие органы этих объединений, при доказательстве их вины за организацию указанных деяний могут по решению суда нести ответственность как руководители преступных сообществ. Другие члены и участники таких объединений несут ответственность за те преступные деяния, в подготовке или совершении которых они участвовали.[29]