Мир Знаний

Административно-правовой статус общественных объединений (стр. 4 из 7)

Законодательство об общественных объединениях предусматривает особые формы регистрационных отношений, возникающих между лицами, ходатайствующими о создании профсоюза, и органов юстиции. Законом о профсоюзах предусмотрена уведомительная государственная регистрация: профсоюзы, объединения, первичные профсоюзные организации в течение месяца со дня образования направляют в Минюст России или его территориальные органы необходимые документы, после чего последний обязан их зарегистрировать. Базовым Законом об общественных объединениях была предусмотрена процедура отказа объединению в регистрации по тем или иным правовым основаниям, В соответствии с частью 1 статьи 8 Закона о профсоюзах отказ в их регистрации не допускается, однако часть 2 этой статьи все же предусматривает возможность отказа органов юстиции в регистрации либо уклонения от нее и обжалования этих действий в судебном порядке. «Тем самым действия, признанные Законом противоправными, этим же правовым предписанием квалифицируются в качестве легитимных! Недостатком Закона о профсоюзах как раз и является то, что он предусматривает процедуру и правовые основания для отказа профсоюзам в государственной регистрации».[38]

Осуществление профсоюзами своих прав, закрепленных Законом, представляет собой наиболее распространенную форму взаимоотношений профсоюзов и исполнительной власти.

Субъектами административно-правовых отношений в данном случае являются работодателя в лице руководителя органа исполнительной власти и соответствующих должностных лиц и представитель профсоюзного органа. Возникающие в этой сфере общественные отношения имеют все признаки административно-правовых. Прежде всего, они характеризуются неравенством сторон. Субординация проявляется в том, что Законом предусмотрены права профсоюзов в их взаимоотношениях с работодателем, и обязанности последних удовлетворить эти права. Органы государственной власти любого уровня обязаны согласовать с профсоюзами проекты законодательных актов, затрагивающих социально-трудовые права работников. Та же обязанность распространяется и на органы исполнительной власти при разработке ими проектов соответствующих нормативно-правовых актов.

Законодательством предусмотрены отдельные виды нормативных актов органов исполнительной власти, требующих согласования с профсоюзом в процессе не только их разработки, но и осуществления. Среди них акты, предусматривающие ликвидацию предприятия, учреждения, либо его подразделений.[39]

Процесс ликвидации может происходить как по инициативе самого профсоюза, так и по инициативе органов судебной власти, включая и органы прокуратуры России.

Особый статус в сфере исполнительной власти не свойствен взаимоотношениям профсоюзов с органами судебной власти, включая и органы прокуратуры. Последние вправе осуществлять контроль и надзор за их деятельностью, причем их полномочия не ограничены какой-либо определенной сферой, как это предусмотрено Законом о профсоюзах в случае осуществления контрольных функций органами исполнительной власти.[40]

3. Административно-правовой статус благотворительных организаций.

Законом об общественных объединениях предусмотрено, что деятельность отдельных видов общественных объединений может быть урегулирована в специальных законах. Первым среди них стал Федеральный закон от 11 августа 1995 г. «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях».[41] Согласно этому Закону, благотворительная организация должна соответствовать всем основным признакам общественного объединения, определенным Законом об общественных объединениях. Созданная для осуществления социально-приоритетных целей, некоммерческая благотворительная организация должна обладать важнейшим свойством: ее деятельность должна носить бескорыстный характер – безвозмездный или на льготных условиях. Льготные условия означают предоставление благотворителям тех или иных льгот и преимуществ (прежде всего, материального характера), стимулирующие эту разновидность социально-приоритетной деятельности. Однако государственные гарантии – предоставление налоговых и имущественных льгот – распространяется лишь на благотворительные организации, но не на юридических и физических лиц, являющихся спонсорами благотворительных организаций (см. ст. 18 Закона о благотворительных организациях).[42]

Благотворительные организации, как и все другие общественные объединения, не вправе перераспределять денежные средства, полученные в результате предпринимательской деятельности, между своими членами или участниками. В соответствии со статьей Закона о благотворительной деятельности, благотворительная организация не вправе использовать более 20% финансовых средств, расходуемых за финансовый год, на оплату труда административно-управленческого персонала. Тем самым подобная форма противоправного перераспределения денежных средств невозможна среди членов или участников благотворительных организаций.

Основания возникновения и прекращения административно-правовых отношений, субъектов которых являются благотворительные организации, во многом такие же, как и у некоммерческих организаций и профсоюзов. В Законе о благотворительной деятельности, как и в Законе о некоммерческих организациях, не указан орган государственной регистрации благотворительных организаций. Эта процедура должна осуществляться «в порядке, установленном федеральными законами».

Административно-правовые отношения возникают в процессе представления благотворительным организациям органами исполнительной власти различных льгот и преимуществ, например передача в собственность государственного имущества.

В Законе о благотворительной организации более детально урегулированы формы контроля: орган власти, осуществляющий регистрацию благотворительной организации, вправе контролировать ее финансово-хозяйственную деятельность «по использованию имущества и расходованию средств».[43]

Это означает, что подконтрольна может быть вся информация, подтверждающая обязательственно-правовые отношения организации с любыми юридическими и физическими лицами. Помимо активных форм контроля, осуществляемых должностными лицами регистрирующего органа непосредственно на месте, предусмотрены и пассивные формы: благотворительная организация, представляя регистрирующему или налоговому органу годовой отчет о своей деятельности, инициирует и возникновение административно-правовых отношений.

Помимо контроля регистрирующего органа за финансово-хозяйственной деятельностью благотворительных организаций важное место отводится контролю налоговых органов, которые контролируют источники доходов организаций, размеры получаемых ими средств и уплату налогов. В данном случае контрольная деятельность регистрирующих и налоговых органов во многом идентична: ее объектом является все та же информация об общественно-правовых отношениях благотворительных организаций. Очевидно, что все виды финансового контроля должна осуществляться налоговыми органами.[44]

Таким образом, очевидны различия в правовой регламентации деятельности общественных объединений в базовом Законе об общественных объединениях и в принятых позднее законах об отдельных видах общественных объединений. Статус отдельных видов юридических лиц, например производственных кооперативов, весьма напоминает правовое положение общественных объединений. Однако данная форма совместной деятельности граждан преследует основной целью извлечение прибыли, что совершенно неприемлемо для статуса некоммерческих объединений.[45]

Конечно, могут принимать специальные законы об отдельных видах объединений, но их соответствие предписаниям базового Закона об общественных объединениях обязательно. Однако фактически этот принцип не всегда соблюдается.[46]

III. Административно-правовой статус религиозных общественных объединений.

1. Законодательная регламентация деятельности религиозных общественных объединений. Взаимоотношения органов юстиции и религиозных общественных объединений.

Итогом длительного развития мировой религиозно-философской мысли, как известно, стало формирование церкви как политического института гражданского общества. Несмотря на то, что светский характер Российского государства исключает возможность влияния церкви на политическую жизнь общества, вопрос о свободе совести, ее правовом регулировании постоянно находится в нашей стране в центре внимания властных структур: государства, его органов политических партий.[47] Согласно ст. 14 Конституции РФ Российская Федерация объявлена светским государством: «Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Религиозные объединения отделены от государства». Правовое положение церкви до недавнего времени регулировалось российским законом о свободе вероисповеданий от 25 октября 1990 г.[48] Принятие Закона «О свободе совести и религиозных объединениях»[49] ознаменовало новый этап развития церковно-государственных отношений в России. За прошедшие с 1990 года время произошли глубокие изменения в политической и социально-экономической сферах общества, во многом предопределившие содержание нового закона.

Если в качестве основных задач прежнего закона стояли высвобождение религии от уз государственной опеки и предоставление гражданам возможности свободно исповедовать веру, нынешний закон идет дальше в регулировании религиозной жизни и закрепляет ряд принципиальных положений в области взаимодействия государства и конфессий. Внимание государства к организованным формам религиозной деятельности прослеживается уже непосредственно из названия закона.