Мир Знаний

Римские юристы 2 (стр. 2 из 5)

Эмилий Папиниан. В 426 г. н. э. императоры Феодосий II и Валентиниан III издали Закон «О Цитировании». По этому закону при разрешении споров судьям можно было в обоснование своего решения ссылаться не только на правовые нормы, изданные императорами, но и на мнения пяти величайших римских юристов — Папиниана, Павла, Гая, Ульпиана и Модестина. Их трудам было придано значение источников права. На момент издания закона все эти корифеи давно были мертвы, а потому получили название «сенат мёртвых»[3].

Но иногда бывало и так, что мнения этих уважаемых правоведов не согласовывались между собой, а, бывало, и напрямую противоречили друг другу. В этом случае судья обязан был считать наиболее авторитетным мнение Папиниана, из трудов которого в состав Дигестов Юстиниана вошли 595 фрагментов (для сравнения: от Ульпиана — 2462, Павла — 2083, Помпония — 585, Гая — 535, Юлиана — 457, Модестина — 345 фрагментов). А ещё раньше император Константин предписал: «Во избежание бесконечных споров юристов уничтожить замечания Ульпиана и Павла к тексту Папиниана, так как они не столько исправляют его, сколько портят во имя собственного прославления»[4].

Папиниан достиг высшей после императора должности — Префекта Претории. Император Септимий Север довёл численность преторианской стражи — телохранителей и личного войска императоров — до пятидесяти тысяч человек. Это были отборные, страшные по своей силе войска, и очень скоро командование ими обратилось в самый высший пост в империи. Преторианский префект был не только командиром гвардии, но также стоял во главе финансов и юстиции. В каждом отделе администрации он являлся представителем императора и пользовался его властью. Естественно, что такая власть могла обратиться во зло, окажись она в руках недостаточно добродетельного и честного человека.

Тогда выбор императора пал на Папиниана, к тому времени уже семь лет занимавшего самые важные государственные должности (вообще Септимий Север был исключительно мудрым человеком, поскольку предпочитал на высшие государственные должности назначать профессиональных юристов, в т.ч. Ульпиана и Павла).

Папиниану можно было только позавидовать: он добился высот одновременно и в политике, и в юриспруденции. Писателем он был весьма и весьма плодовитым. Его крупнейшими трудами являются Questiones в 37 книгах, Responsa в 19 и Defenitiones в 2 книгах (но писал и не юридические вещи, например монографию о прелюбодеянии). Всё это — сборники казусов, мнений по конкретным случаям: римские юристы предпочитали не заниматься подробной отработкой общих теоретических положений, руководствуясь принципом, что «всякое определение в гражданском праве опасно, ибо редкое определение нельзя опровергнуть», и потому их труды — сокровищницы проанализированных случаев-казусов. В пост-классический период развития римского права 19 книг Responsa стали предметом изучения студентов на протяжении всего третьего, предпоследнего года обучения, и не зря — Папиниан с блеском умел решать самые запутанные казусы.

Труды Папиниана по праву считаются вершиной мастерства римских юристов. В них совершенство формы соседствует с точностью приёмов подведения отдельных случаев под соответствующие нормы права. Эмилий Папиниан, не принадлежавший ни к одной из римских юридических школ, признаётся искуснейшим среди римских казуистов, великолепным стилистом, способным коротко и ясно выразить любую сложную проблему (хотя, иногда, эта сжатость становилась причиной непонимания его мыслей недостаточно умными людьми). Даже мы, современные юристы, можем для себя видеть в работах Папиниана пример виртуозного владения языком, умения предельно чётко выразить свою мысль в коротких, ёмких фразах — а такие навыки жизненно необходимы для нашей профессии.

Своими профессиональными и личными качествами Папиниан снискал уважение императора и любовь народа. Никто иной не мог лучше справляться с обширными обязанностями префекта Претории.

Септимий Север, бывший близким другом Папиниана, умер в 211 г. н. э.. Перед смертью император просил его помогать своим сыновьям, Каракалле и Гете, чьё соперничество грозило потрясениями Римской Империи. Но даже такой добродетельный и мудрый человек, как Папиниан, оказался неспособен успокоить непримиримую вражду сыновей Севера.

Честолюбивый и жестокий, Каракалла убил своего брата в 212 г. н. э.. Он дал приказание Папиниану употребить всю силу своего таланта и красноречия на сочинение оправдания этого преступления. Философ Сенека, будучи поставлен в такое же положение, согласился написать обращение к сенату от имени Нерона. Но Папиниан, не колеблясь ни минуты в выборе между потерей жизни и потерей чести, ответил Каракалле, что «non tam facile parricidium excusari potest, quam fieri» («убийство не так легко оправдать, как совершить»). За дерзкий ответ он был немедленно убит на глазах императора. Его зарубили топором и император, глядя на труп Папиниана, упрекнул палача: "Он был достоин того, чтобы быть убитым мечом". В тот же день убили и его сына, занимавшего должность квестора.

Ульпиан (Ulpianus) (ок. 170-228), римский юрист, сторонник естественного права. В 426 сочинениях Ульпиана была придана обязательная юридическая сила. Отрывки из сочинений Ульпиана включены в Дигесты.

Уроженец г.Тира, происходил из культурной и зажиточной семьи, принадлежал к привилегированному сословию всадников и был связан с крупным юристом и государственным деятелем Папинианом.

В начале III в. при Септимии Севере (193-211) возглавил в императорской канцелярии ведомство прошений, занимавшееся подготовкой императорских рескриптов. После казни Папиниана при Каракалле (211-217) занялся наукой и преподаванием. За шесть лет написал около 30 правовых трактатов общим объемом в 250 книг, дав непревзойденный в эпоху античности пример интенсивности литературного творчества.

Один из ведущих юристов «золотого века» римской юриспруденции, Ульпиан внес большой вклад в разработку всех отраслей римского права. Первым дал определение публичного и частного права, а также — классическую формулировку абсолютной императорской власти («Все, что угодно принцепсу, имеет силу закона»), принятую впоследствии на вооружение европейскими юристами эпохи абсолютизма (17-18 вв.).

Будучи не только ученым-теоретиком, но и крупным государственным деятелем, Ульпиан стремился приспособить право к потребностям общества и государства. Сочинения Ульпиана, важнейшие из которых — комментарии «К эдикту» (в 83 книгах) и «К Сабину» (в 51 книге), написаны простым ясным языком и адресованы не только правоведам, но и всем причастным к судебной и административной деятельности, рассчитаны как на жителей Италии, так и провинций.

Особое значение имеют многочисленные трактаты Ульпиана «Об обязанностях...» магистратов, высших сановников и наместников провинций, главный из которых — «Об обязанностях проконсула» (в 10 книгах). В них Ульпиан одним из первых в римской юриспруденции дал непревзойденную по своей ясности, глубине и полноте трактовку административного и уголовного права и вместе с тем практическое руководство, адресованное римским администраторам.[5]

Творчество Ульпиана — связующее звено между классическим и постклассическим периодами истории римского права. В эпоху Поздней Римской империи и при Юстиниане (4-6 в.) авторитет Ульпиана был чрезвычайно высок: его именуют «вождем юристов» и «мудрейшим из юристов», его сочинения изучают в юридических школах, он входит в число пяти виднейших юристов, мнениями которых предписано руководствоваться судьям. В Дигестах Юстиниана, включающих отрывки из сочинений примерно 40 крупнейших римских правоведов, фрагменты из трактатов Ульпиана занимают около 40% всего объема. Таким образом, римское право нам в значительной мере известно по работам Ульпиана.

Учения юристов классического периода

Своего расцвета римская юриспруденция достигает в последний период республики и особенно в первые два с половиной века империи. Уже первые императоры стремились заручиться поддержкой влиятельной юриспруденции и по возможности подчинить ее своим интересам. В этих целях выдающиеся юристы уже со времени правления Августа получили специальное право давать ответы от имени императора (jus respondendi). Такие ответы пользовались большим авторитетом и постепенно (по мере укрепления власти принцепса, который вначале не был законодателем) стали обязательными для судей, а в III в. на отдельные положения юристов-классиков ссылались как на текст самого закона.

Со второй половины III в. намечается упадок римской юриспруденции, в значительной мере связанный с тем, что приобретение императорами законодательной власти прекратило правотворческую деятельность юристов. Со времени Диоклетиана императоры, получив неограниченную законодательную власть, перестали давать юристам jus respondendi. Правда, положения юристов классического периода сохраняли свой авторитет и в новых условиях.

Из большого числа известных юристов классического периода наиболее выдающимися были Гай (II в.), Папиниан (II– III вв.), Павел (II–III вв.), Ульпиан (II–III вв.) и Модестин (II–III вв.). Специальным законом Валентиниана III (426 г.) о цитировании юристов положениям этих пяти юристов была придана законная сила. При разноречиях между их мнениями спор решался большинством, а если и это было невозможно, то предпочтение отдавалось мнению Папиниана. Упомянутый закон признавал значение положений и других юристов, которые цитировались в трудах названных пяти юристов. К таким цитируемым юристам прежде всего относились Сабин, Сцевола, Юлиан и Марцелл.