Мир Знаний

Вопросы подведомственности дел арбитражным судам в Российской Федерации (стр. 2 из 11)

Согласно Устава о торговой несостоятельности и разрешении торговых дел судом, обращение в коммерческий суд начиналось с подачи прошения председателю суда, который направлял его в соответствующее отделение. Если прошение удовлетворяло формальным требованиям закона, то заводилось дело.

Процесс считался начавшимся с момента вручения сторонам повесток. До начала разбирательства по существу поводилась словесная "расправа": явившись в суд, ответчик мог заявить все отводы. Если отводы не были заявлены или не были уважены, то он обязан был дать ответ по существу исковых требований.

Состязание сторон велось в письменной форме. "В протокол выслушанных сторон означается: 1) существо дела так, как оно по взаимному объяснению сторон представляется, 2) главнейшие обстоятельства, в определении коих стороны не согласились, 3) означение тех обстоятельств, которые должны быть приведены в ясность посредством доказательств "(ст. 1374 Устава). Протокол составлялся протоколистом под контролем секретаря.

"Когда по производству дела потребуются справки, то суд предоставляет тяжущимся собирать оныя, назначая токмо по обстоятельствам, на основании статьи 1598, срок, когда справка должна быть представлена, и, не входя со своей стороны с посторонними местами и лицами ни в какую переписку"(ст. 1341). "Если справку должно истребовать из присутственных мест, то коммерческий суд дает сторонам свидетельство в том, что она действительно производящему в том суде делу нужна"(ст. 1342).

Средствами доказывания в коммерческом суде служили собственное признание, письменные акты и документы, свидетели, присяга. Решение дела присягой могло иметь место только при наличии доброй воли и согласия обеих сторон.

По окончании возражений и проверке представленных доказательств дело направлялось в канцелярию для составления записки, которая должна была содержать в себе все данные и законы, разрешающие спор.

Присутствующим сторонам "определение решительное" объявлялось немедленно, лично, при открытых дверях.

Сторонам отсутствующим определение объявлялось через полицию.

Тяжущемуся, находящемуся в безвестном отсутствии, решение объявлялось посредством троекратного опубликования в Ведомостях обеих столиц и Губернаторском извещении.

"Протокол решительный должен быть составлен и подписан не позже, как в течении двух дней с того времени, как подписан о нем журнал заседания"(ст. 1381).

"За неправые иски и споры полагался при первоначальных решениях коммерческого суда штраф 5 процентов с суммы иска (за исключением вексельных исков, рассматриваемых в упрощенном порядке), а за неправую апелляцию - 10 процентов. Кроме того, при подаче апелляционного прошения взыскивалось 60 рублей залога"[12].

В частности, Правительствующий Сенат, как высшая судебная по торговым делам, по делу №1193 от 3июня 1903 года между Граве и Штедингом указал на то, что штрафные деньги (госпошлина) не взыскиваются с помирившихся до судебного места, "засим штрафные деньги, присужденные первой инстанцией Суда в казну, взыскиваются в половинном размере, когда примирение сторон последует после первого решения и, следовательно, до решения второй инстанции. Отсюда следует, что при примирении сторон после того, как состоялось решение второй инстанции, применение льготы, установленной в приведенной статье закона (ст. 74 Зак. Суд. Гр. т. 16 ч. 2) относительно штрафных денег, не может иметь места независимо от того, было ли объявлено сторонам это решение или нет"[13].

Существовал только один порядок обжалования - апелляция. Подаче апелляционной жалобы должно было предшествовать объявление неудовольствия состоявшимся решением суда до истечения 8 дней со дня объявления решения, а по делам фрахтовым, вексельным и конкурсным- в течении 3 дней[14].

Исполнение производилось по исполнительным листам через судебных приставов. Исполнение решений находилось вне юрисдикции коммерческих судов.

Присутствие, к примеру, в Московском коммерческом суде в десять часов утра и продолжалось до двух часов пополудни. При таком режиме работы успехи Московского коммерческого суда были настолько очевидны, что в юбилейной речи в 1903 году по случаю семидесятилетия суда его председатель Н. А. Победоносцев с удовлетворением отмечал отзывы о коммерческом суде как храме правды, милости, и быстрого разбирательства. Устав судопроизводства в коммерческом суде позволял вызывать стороны не только со дня на день, но и с часа на час. По мысли Н.А. Победоносцева, и праздничные дни не должны являться препятствием для рассмотрения важных, не терпящих отлагательства дел.

Судьи Московского коммерческого суда гордились отсутствием в их стенах мертвящего формализма и канцелярской рутины, свойственным окружным судам.

Декрет о суде № 2 от 7 марта (22 февраля) 1918 года в статье 15 содержал запрет на судебные иски между различными казенными учреждениями. Тем самым было проведено разграничение в компетенции органов хозяйственного управления и органов правосудия[15]. С началом хозяйственной реформы 1921 года, с переходом к коммерческому расчету и имущественной самостоятельности взаимоотношения между предприятиями стали строиться на договорных началах. Полную натурализацию эпохи военного коммунизма сменили товарно-денежные отношения[16].

В соответствии с Положением о порядке разрешения имущественных споров между государственными учреждениями и организациями, утвержденным постановлением ЦИК и СНК РСФСР 21 сентября 1922 года, были образованы Высшая арбитражная комиссия при Совете Труда и Обороны (СТО), арбитражные комиссии при областных экономических Советах, а впоследствии - при губернских экономических совещаниях[17].

Постановлением от 3 апреля 1922 года Президиум Высшего Совета Народного Хозяйства (ВСНХ) образовал арбитражную комиссию при ВСНХ и арбитражные комиссии при местных органах промбюро и губсовнархозах, которые явились предшественниками органов ведомственного арбитража. Законодательное оформление этих органов и утверждение Положения об арбитражной комиссии ВСНХ СССР состоялось в 1926 году[18].

Производство в арбитражных комиссиях осуществлялось по правилам, предусмотренным ГПК союзных республик, с некоторыми изъятиями. Дела рассматривались коллегиально. Один из арбитров в коллегии был юристом, второй - хозяйственником. Эта организационная процедура и явилась истоком двойственной оценки природы арбитражных комиссий: и как органов правосудия, и как органов хозяйственного управления.

Постановлениями ЦИК и СНК СССР от 13 декабря 1929 года и 4 марта 1931 года были ликвидированы соответственно ведомственные и государственные арбитражные комиссии. Споры предприятий различной ведомственной принадлежности предлагалось передать на разрешение общих судов, а споры между предприятиями одного ведомства передавались на рассмотрение вышестоящему в порядке подчиненности органу. Однако общие суды были не в состоянии справиться с возложенной на них задачей из-за слабого знания специфики хозяйственных споров, отсутствия возможностей оперативного разрешения заявленных требований. Через 16 дней после ликвидации арбитражной системы произошел возврат к ней в несколько преобразованном виде.

С момента образования арбитраж существовал в двух видах - государственный и ведомственный. Государственному арбитражу были подведомственны споры предприятий и организаций различного подчинения, ведомственному - подчинения одному ведомству ( министерству, комитету ).

В 1934 году Госарбитраж при СНК СССР по поручению Правительства СССР утвердил Правила рассмотрения и разрешения имущественных споров органами Госарбитража. Достоинство этих Правил состояло в том, что они содержали процессуальные нормы, определяющие порядок возбуждения дела, подготовки исковых материалов к слушанию и разрешению спора по существу[19]. Их принято называть первыми Правилами, с которых начинается история современного арбитражного процесса.

Автор многочисленных работ по исследованию проблем арбитражно-судебных органов Т.Е. Абова отмечает важную роль первых Правил 1934 года в обеспечении законности, в закреплении тех основ арбитражного процесса, которые просуществовали до начала шестидесятых годов[20]. Она пишет: "Юридическая доктрина арбитражного процесса прошла путь от полного отрицания необходимости самостоятельных правил деятельности по разрешению споров с участием организаций, недооценки их значимости (что было во многом связано с отрицанием необходимости в Госарбитраже вообще) до признания самостоятельности арбитражного процесса как порядка деятельности по защите прав и интересов социалистических организаций и формирования науки об арбитраже"[21].

Р.Ф. Каллистратова, известный ученый, исследователь в области хозяйственного права и судебно-арбитражного процесса, также указывает на то, что на первых порах деятельности Госарбитража насаждалась теория "процессуального нигилизма". Перелом произошел в 1933-1934 годах, когда случайные и разрозненные циркуляры по процессуальным вопросам были объединены, систематизированы, дополнены и изданы в качестве обязательных правил рассмотрения споров[22].

Однако более обоснованной на этот счет представляется позиция В.Н. Гапеева, который возникновение арбитражной формы защиты права связывает с возникновением арбитражных комиссий, а не созданием органов Госарбитража в связи с тем, что при учреждении указанных комиссий вне судов общей юрисдикции принимали во внимание те специфические черты, которыми разнились между собой арбитражные комиссии и общие суды, при формировании судопроизводственных норм государство наделялось особыми привилегиями процессуального характера по сравнению с другими лицами, процессуальные акты, регламентировавшие деятельность арбитражных комиссий, по многим вопросам представляют до сегодняшнего дня не только исторический, но и актуальный современный научный интерес[23].