Мир Знаний

Участие третьих лиц в арбитражном процессе (стр. 3 из 4)

Дела другой группы (по спорам, возникающим из гражданских правоотношений) можно разделить на две категории: споры о собственности и споры, возникающие при исполнении обязательства. К первой категории относятся дела по искам о признании права собственности, об истребовании из чужого незаконного владения, о понуждении к заключению договора купли-продажи, аренды, о признании недействительным договора купли-продажи. Объединение таких дел в одну группу оправдывается единством целей, которые преследуют истцы.[3] Речь идет о распределении, перераспределении государственной, муниципальной собственности. Например, комитет по имуществу претендует на получение ответчиком по сделке с третьим лицом (участвует в деле на стороне ответчика) недвижимое имущество, являющееся, по мнению истца, муниципальной собственностью. В другом деле комитет по имуществу просит признать недействительным договор купли - продажи недвижимости, заключенный ответчиком (покупатель) и третьим лицом на стороне ответчика (продавец).

Установлено несколько случаев, когда место третьего лица без самостоятельных требований на предмет спора занимала организация, имеющая материально-правовой интерес к исходу дела. Например, упоминавшееся дело по иску о признании недействительным договора купли-продажи недвижимости. Вместо того чтобы предъявить иск к обеим сторонам сделки, комитет по имуществу в исковом заявлении называет ответчиком покупателя и ходатайствует о привлечении продавца третьим лицом на стороне ответчика. Другое дело было возбуждено по иску, предъявленному в защиту государственных интересов прокурором, который оспаривал сделку приватизации гостиницы в части передачи в собственность ТОО всего здания. Иск был предъявлен к двум ответчикам: фонду имущества города и ТОО "Гостиница" - соответственно продавцу и покупателю по оспариваемой сделке. Одновременно прокурором было заявлено и арбитражным судом удовлетворено ходатайство о привлечении в дело в качестве третьего лица без самостоятельных требований на стороне прокурора ТОО "Магазин". Ходатайство обосновывалось тем, что магазин изначально располагался в помещениях первого этажа здания, проданного гостинице, и передача всего здания ответчику нарушала право магазина на приватизацию занимаемых помещений.

В сфере обязательственных отношений дела с участием третьих лиц отличались разнообразием правовых конфликтов, что затруднило их систематизацию и обобщение. Среди них можно выделить несколько аналогичных дел по искам комитета по управлению имуществом о взыскании арендной платы за пользование нежилыми помещениями. Заявленные суммы комитет просил взыскать в доход местного бюджета. Районная администрация как владелец счета, на который поступали доходы местного бюджета, участвовала в этих делах третьим лицом без самостоятельных требований на стороне истца. Рассматривались также дела о нарушении кредитным учреждением договора банковского счета. Наряду с банком, допустившим нарушение, в делах участвовали плательщик и получатель денежных средств - хозяйственные партнеры в отношениях поставки, строительного подряда. Например, плательщик предъявил обслуживающему банку иск о возврате денежной суммы, которая по платежному поручению истца была списана с его счета, но не поступила на счета контрагента - организации, привлеченной в дело третьим лицом без самостоятельных требований на предмет спора на стороне истца. В другом случае иск предъявлен клиентом к обслуживающему его банку в связи с неосновательным безакцептным списанием средств по инкассовому поручению, выставленному организацией, которая участвовала в деле в качестве третьего лица на ответной стороне. Кроме того, привлечение третьего лица в дело было обусловлено, например, уступкой права требования по договору. Новый кредитор выступал в деле в качестве истца, а первоначальный кредитор - как третье лицо без самостоятельных требований на стороне истца. Встретилось лишь одно дело с "классической" схемой отношений участников: поставщик предъявил иск к покупателю, отказавшемуся от оплаты некачественной продукции, а изготовитель, он же грузоотправитель, привлечен в дело на стороне истца третьим лицом без самостоятельных требований.

Характерно, что приведенный неполный перечень категорий дел с участием третьих лиц во многом совпадает с данными опубликованных в 1996 году постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Наряду с вопросами материально-правового характера обращают на себя внимание процедурные моменты, связанные с появлением третьего лица в деле. Коль скоро мы говорим об "интересе" третьих лиц к "чужому" процессу, то естественным было ожидать от них инициативных действий по вступлению в дело. На практике же оказалось, что третьи лица проявляли активность и обращались к арбитражному суду с соответствующими заявлениями лишь по одному из каждых семи дел с их участием. Как правило, инициатором привлечения в процесс третьих лиц становился истец (три четверти всех дел). В равной, хотя и очень незначительной, степени проявляли инициативу ответчик и арбитражный суд. Еще более контрастным в этом плане оказались результаты анализа, проведенного раздельно по делам, где третьи лица участвовали соответственно на стороне истца и на стороне ответчика. Например, из числа дел с участием третьих лиц на стороне истца сами они инициативы по вступлению в процесс не проявляли: 95 процентов всех случаев приходится на истца, который ставил перед арбитражным судом вопрос о привлечении нового участника. Особый интерес вызывают факты проявления истцами активности по привлечению в дело третьих лиц на стороне ответчика (более половины всех дел с участием этого вида третьих лиц). Ответчики же полагали необходимым привлечение третьих лиц и заявляли соответствующее ходатайство только в 10 процентах дел, которые фактически были рассмотрены арбитражным судом с их участием.

Изучение материалов дел приводит к выводу о неоправданной лаконичности статей 38 и 39 АПК РФ. Например, законодатель одним и тем же словом "вступает" обозначил появление в процессе третьего лица с самостоятельными требованиями на предмет спора и третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, хотя это совершенно разные процессуальные фигуры. В законе нет ответа на вопрос, каков порядок "вступления" в дело тех и других.

Практическая значимость статьи 38 АПК РФ была бы значительно выше, если бы она содержала положения, аналогичные статье 169 ГПК РСФСР 1923 года или статье 26 АПК Украины 1991 года. В связи с этим можно предложить внести в статью 38 АПК РФ изменения, изложив ее в следующей редакции: "Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования на предмет спора, могут вступить в дело до принятия арбитражным судом решения, предъявив иск к одной или обеим сторонам по общим правилам предъявления исков. О принятии искового заявления и вступлении третьего лица в дело арбитражный суд выносит определение. Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования на предмет спора, пользуются всеми правами и несут все обязанности истца, кроме обязанности соблюдения досудебного (претензионного) порядка урегулирования спора с ответчиком, когда это предусмотрено федеральным законом для данной категории споров или договором".

Практика убеждает в необходимости более подробной регламентации и процедуры вступления в дело третьих лиц без самостоятельных требований. Знакомство с заявлениями, ходатайствами по статье 39 АПК РФ показало, что, как правило, в них не конкретизируется характер юридической заинтересованности третьего лица. Заявители, а вслед за ними арбитражный суд ограничиваются общей фразой о том, что спор "затрагивает права и интересы" третьих лиц. На это обстоятельство следует указать особо. Одно дело, когда общий характер носит формулировка закона. В данном случае это оправдывается тем, что иные - кроме регрессного обязательства - основания юридической заинтересованности третьих лиц встречаются на практике нечасто, мало изучены и не систематизированы. Но вот неспособность сформулировать основания участия третьего лица в конкретном деле весьма показательна. Здесь нелишним будет вспомнить, что статья 170 ГПК РСФСР 1923 года требовала от заявителей точных указаний в ходатайствах на основания, по которым третьи лица должны быть привлечены в дело.

О наличии оснований для привлечения третьего лица в процесс, как правило, можно говорить, если из материалов дела усматривается, во-первых, что предполагаемый новый участник состоит в правоотношении с кем-либо из сторон в споре. Во-вторых, указанное правоотношение часто связано со спорным правоотношением по объекту материальных прав. В-третьих, арбитражный суд должен иметь конкретный ответ на вопрос о том, как именно решение по делу может повлиять на права и обязанности третьего лица по отношению к той или иной стороне в споре. Например, иск о признании права собственности на нежилое помещение предъявлен к организации, которая, распорядившись этим помещением как своим собственным, передала его по договору аренды третьему лицу. Здесь очевидна связь отношений собственности и аренды по субъекту (ответчик) и объекту. Удовлетворение иска к арендодателю послужит основанием для заявления требования о выселении арендатора.