Мир Знаний

История русской Архитектуры (стр. 4 из 5)

Храмы Кремля

Перестройка Кремля началась с сооружения нового кафедрального митро­поличьего Успенского собора. Старый собор, построенный митрополитом Петром, к этому времени пришел в полную ветхость; стены угрожали падением, и своды поддерживались толстыми бревнами. Один из приделов совсем разрушился по­сле пожара.

Новый собор должен был строиться по образцу Успенского собора во Влади­мире, но значительно превосходить его по размерам (на полторы сажени в длину, ширину и высоту). Для измерительных работ во Владимир был послан один из мастеров-каменосечцев. Строителями собора были московские мастера Иван Кривцов и Мышкин.

Постройка собора началась в 1472 г. С весны стали заготовлять камень, а в апреле копать рвы для фундамента. Основанием его служили забитые в зем­лю деревянные сваи, над которыми выкладывались стены. 30 апреля состоя­лась торжественная закладка храма, В мае наружные стены были доведены до вы­соты человеческого роста, и стены старого собора внутри новой постройки были разобраны.

Строительство уже подходило к концу, когда 20 мая 1474 г. стены не вы­держали тяжелого перекрытия и рухнули. Внутренняя часть стен заполнялась мелким камнем на жидком растворе извести, смешанной с песком. По заключе­нию псковских мастеров, призванных великим князем, скрепляющая известковая масса оказалась недостаточно прочной1. Основной причиной катастрофы явилось землетрясение. Летописец сообщает, что был «трус в граде Москве, п церкви свя-тыя Богородица, яже заложи Филипп митрополит, сделана бысть уже до верх­них комар, и падеся в 1 час нощи»3.

При возобновлении постройки Успенского собора, как и при перестройке всех основных сооружений Кремля, в Москву была вызвана группа итальянских инженеров во главе с Аристотелем Фиоравенти.

Успенский собор в твоей художественно-декоративной части воспроизводит ряд характерных особенностей владимпро-суздальской и новгородской архитек­туры. В плане собор представляет собой прямоугольник. Наружный фасад с юж­ной и северной сторон расчленен по вертикали пилястрами на четыре равные части. Восточный (алтарный) и западный фасады имеют по три части такого же размера. Абспды (алтарные выступы) заканчиваются плоскими полукружиями. Наруж­ные стены охвачены несколько ниже средней линии арочным поясом суздалъ-сковладимирского типа, имеющим чисто декоративное значение. Подобно влади­мирскому, московский собор имеет пять глав, но последние поставлены ближе друг к другу. Такое расположение главных частей наружного фасада, наряду со строгой геометрической правильностью направляющих линий, создает впе­чатление легкости. Мнение, что Фиоравенти совершенно не использовал ста­рую постройку для нового сооружения, следует признать- ошибочным. Так, он сохранил не только Похвальский придел 1459 г., но и главную абсиду собора 1326 г. Это стало возможным благодаря тому, что алтарная (восточная) часть храма была оставлена на старом месте.

Высокое качество постройки в немалой степени было обеспечено участием русских мастеров. По словам летописи, Аристотель заложил церковь по своему плану, «а делаша наши же мастеры по его указу»3.

В технику постройки Фиоравенти внес ряд нововведений. В Калитникове за Андрониевым монастырем была устроена печь для обжига кирпича. Кирпич из­готовлялся уже и длиннее московского (6,5 х 2,5 х 1,5 вершка) и превосхо­дил его по твердости: «егда его ломать, тогда в воде размачивають». Значи­тельно было улучшено качество извести — «яко на утрие засохнеть, то нижем не мощи разколупати». Для прочности стены связывались железными тягами, и вместо дубовых брусьев, для предотвращения распора, вводились железные связи со «штырями» (веретена). Строительный материал наверх подавался «векшею» (ле­бедкой). Работа производилась с небывалой для того времени быстротой. Собор был закончен к августу 1479 г.1 Освящение собора совпало с выдающимся политическим событием — окончательным присоединением Новгорода — и поэтому было отпраздновано особенно торжественно.

Значительно позже был построен собор Михаила Архангела, усыпальница московских князей. К концу XV в. старая церковь Михаила Архангела, построен­ная при Иване Калите, уже не соответствовала своему Назначению ни по размерам, ни по внешнему виду. В мае 1505 г., за несколько месяцев до смерти, Иван III приказал разобрать ее «ветхости ради» и на ее месте заложить новый храм. По­стройка Архангельского собора была поручена зодчему Алевпзу Новому и была закончена в 1508 г.

В плане храм представляет собой прямоугольник, вытянутый с запада на во­сток. Наружные стены охвачены на середине высоты поясом, создающим впечатле­ние двухэтажной постройки. Северный и южный фасады разделены пилястрами на пять частей, восточный и западный — на три части. Между пилястрами, выше и ниже горизонтального пояса, находится двойной ряд узких окон романской формы. Пилястры заканчиваются капителями, на которых покоится верхний кар­низ. Выше последнего расположены закомары (полукружия) в виде глубоко си­дящих раковин. В декоративной части Алевпз широко использовал мотивы орна­ментовки итальянского Возрождения. Архангельский собор первоначально имел пять глав, сдвинутых в восточную часть. Внутреннее пространство подразделено шестью массивными столбами прямоугольного сечения, отделяющими централь­ную часть собора от места расположения великокняжеских гробниц.

Третий кремлевский собор — Благовещенский, стоявший «на великого князя дворе, на сенех», непосредственно примыкал к жилому дворцу и издавна служил великокняжеской придворной церковью. В мае 1484 г. Иван III «заложил цер­ковь камену Благовещение пресвятыя богородица, на своем дворе», а за церковью «полату заложил». Постройка собора была закончена в 1489 г.2 Благовещенский собор был построен псковскими зодчими, которые внесли в него особенности псковско-новгородского зодчества, но в то же время применили некоторые эле­менты владимиро-суздальской и раннемосковской архитектуры. Как большин­ство псковских церквей, Благовещенский собор построен на подклети. Вытянутое вверх главное здание заканчивается ярусами кокошников, которые, повышаясь, выдвигаются друг над другом по направлению к центральной луковичной главе;

по углам были расположены сначала две, а позднее четыре главы.

Кроме главных кремлевских соборов, при Иване III и Василии III был по­строен или перестроен в Кремле ряд других каменных церквей.

Церковное строительство в Кремле в конце XV в. приняло чрезвычайно широкий размах. Оно велось с определенной целью создать на старом основании совершенно новый архитектур­ный ансамбль. При этом зна­чительное число каменных и деревянных церквей, уничто­женных пожарами и не имев­ших за собой исторической пли религиозной традиции, не было возобновлено.

Новые великолепные со­боры должны были соот­ветствовать значению Москвы как центра могущественного Русского государства. Эту же цель преследовала перестройка и великокняжеского дворца.

Старый деревянный велико­княжеский дворец, состояв­ший из пристроенных друг к другу жилых помещений (гор­ниц, пзб, повалуш, сенников, светлиц), ко времени Ивана III совершенно не соответствовал высокому положению, которое занимал «государь всея Руси» в отношении своих подданных и представителей иностранных держав. Властитель огромной страны вынужден был прини­мать иностранных послов в

весьма скромной обстановке. Как почти все жилые московские дома того време­ни, дворец был построен на подклети. Со стороны соборной площади на второй этаж вела каменная лестшща, в начале которой посла встречали высылаемые вели­ким князем окольничий и дьяк. Внутренние жилые помещения были располо­жены фасадом к Москве-реке и поэтому назывались «набережными». Когда посол императора Николай Поппель попросил великого князя говорить с ним наедине, Иван III «ему велел у себя быти и поговорил с ним в набережной горнице, поотсту-пив от бояр». В этой части дворца были расположены и комнаты великой кня­гини Софьи; после приема у великого князя послы отправились поклониться великой княгине, которая принимала их в «средней новалуше». В другом слу­чае упоминается, кроме того, «набережный сенник», где одному послу передали поклон от Софьи, не пожелавшей по какой-то причине лично принять посла.

Началом постройки нового каменного дворца следует при­знать сооружение Благовещенско­го придворного собора. В каменной подклети этой церкви было уст­роено хранилище для казны ве­ликого князя. Между Благовещен­ским и Архангельским соборами в 1485 г. был заложен большой каменный погреб на Казенном дворе.

Постройка каменных парад­ных и жилых помещений дворца началась в 1487 г. В этом году Марк Руффо (Марко Фрязин) на­чал строить «палату велику» на том месте, где с набережной сторо­ны находился терем. Впоследствии эта большая ' палата называлась «набережной». В 1491 г. присту­пили к постройке большой Грано­витой палаты, предназначенной для парадных приемов.

Грановитая палата, квадрат­ная в плане, делится внутри мас­сивным столбом на четыре равные части. Вверху она заканчивается сводчатым потолком. Здание увен­чивалось карнизом с крышей на

четыре ската. В трех стенах прорезаны были окна, которые 'в некоторых местах расположены в два ряда. Снаружи здание обработано гранеными камнями, от которых оно и получило название «грановитой».