Мир Знаний

Банковская система РФ (стр. 19 из 28)

Рис.3. Золотовалютные резервы банка России

в апреле - августе 1998 года, млрд. долл.

означал отказ от основных принципов, которых правительство Черномырдина и Минфин России придерживались последние три года. Дефицит бюджета финансировался за счет выпуска внутренних и внешних обязательств. При этом выплаты по ним имели первоочередной приоритет перед всеми другими. Эта финансовая политика приносила свои плоды - доверие к России укреплялось, ее кредитный рейтинг позволял делать заимствования не только правительству, но также регионам и банкам. Ситуация на рынке ГКО-ОФЗ была тревожной и в 1996-м, и в 1997 годах (как следствие чрезмерно высокой доходности 1996 года). Нужно отметить, что архитекторами рынка ГКО-ОФЗ оказались жертвами общепринятой догмы, согласно которой внутренние обязательства страны должны быть номинированы в национальной валюте. В общем это верно, но не для России 1996 года, когда в силу еще сохранившихся ожиданий высокой инфляции и политических рисков, связанных с президентскими выборами, существовали завышенные оценки валютных рисков. Таким образом, даже при небольших объемах заимствований доходность ГКО-ОФЗ не могла быть ниже 40-60 %, а при больших объемах, необходимых перед президентскими выборами, она реально повышалась до 100-200 % годовых.(см. рис. 4). Главная же сложность ситуации состояла в том, что одновременно Банк России проводил политику сдерживания инфляции путем ограничения роста денежной массы. По планам она должна была увеличиваться на 20-30 % в год, но реально рост был меньшим, особенно массы безналичных денег. Если доходность внутренних облигаций существенно и длительное время превышает темпы роста безналичной денежной массы, то появляется риск превращения внутреннего долга в денежную пирамиду - исчерпания возможностей для поддержания системы. В 1997 году проблему снижения доходности ГКО-ОФЗ до 20-30 процентов годовых удалось решить за счет привлечения иностранных инвесторов. При этом не придали значения тому, что в этом качестве выступали в основном рискованные хедж-фонды, славящиеся своим "стадным поведением" и уходящие с рынка при первых же признаках нестабильности. Именно они и стали главными инициаторами кризиса внутреннего долга Росии. Тем не менее дефолт был выходом с недопустимо высокой ценой, самым худшим из всех возможных вариантов. Во- первых, российские банки, следуя общепринятой в мире практике, хранили в ГКО-ОФЗ значительную долю своих резервов. Замораживание ГКО-ОФЗ поставило многие крупнейшие банки буквально на грань банкротства. Во-вторых, кризис банковской системы парализовал расчеты между предприятиями, а также между ними и бюджетом. Государство не получает налоговых поступлений, необходимых для расходов бюджета (во имя которых и затевался дефолт). В-третьих, замораживание и переоформление ГКО-ОФЗ в новые ценные бумаги без принятия соответствующего закона может вызвать лавину судебных исков. В России уже сегодня судебная система


достаточно независима, чтобы защитить права инвесторов. В-четвертых, надолго потеряно доверие инвесторов, как внутренних, так и внешних. Бодрые заявления, что мы можем обойтись без новых кредитов, не просто не убеждают, они настораживают. Ведь если "покончить" с привычкой брать "взаймы", то скоро придется объявлять дефолт и по внешнему государственному долгу. События 17 - 23 августа 1998 г. выявили всю глубину финансово-экономического кризиса в стране. В этих условиях Президент Российской Федерации объявил об отставке правительства С. В. Кириенко и о назначении и. о. премьер-министра В. С. Черномырдина. Перед новым правительством стоят

Рис. 4. Средневзвешенная доходность ГКО

в апреле – августе 1998 года, в %

крайне сложные задачи по преодолению текущего кризиса и созданию условий для перехода к устойчивому росту и структурной модернизации экономики. Для этого необходимо снять глубинные противоречия структурного характера, о которых говорилось выше. Поскольку прежняя модель воспроизводства исчерпала себя, она нуждается в пересмотре и замене. Как представляется, целью новой модели является принятие жестких и эффективных мер в целях устранения или минимизации дисбалансов и деформаций в структуре общественного капитала и в условиях воспроизводства в масштабах всей экономики. В этой связи давно назрела необходимость в разработке стратегической программы экономического развития, программы реалистичной и учитывающей неутешительный опыт всех предыдущих правительственных документов, главным недостатком которых было то, что они не носили комплексного характера, в том числе игнорировали необходимость осуществления сильной социальной политики и не создавали условий для структурной модернизации экономики на основе научно-технического прогресса. В этой связи нет иных способов рационального распределения очень ограниченных в результате кризиса ресурсов, кроме как жесткой системы государственного экономического регулирования. Как известно, система современного регулирования представляет собой синтез рыночных и административных методов, а их пропорции зависят от конкретной ситуации. Чем она острее, чем серьезнее кризис, тем выше роль и значение государственных методов экономического регулирования, и наоборот, чем стабильнее положение, тем выше роль рыночных механизмов распределения ресурсов при сохранении за государством определенных функций в сфере экономического и социального регулирования. Это и понятно, высота или жесткость государственного регулирования находится в линейной зависимости по меньшей мере от двух факторов: во-первых, от величины наличных ресурсов и, во-вторых, от остроты противоречий и деформаций функционирующего капитала и общественного воспроизводства. В этой связи существенно важно восстановление нормальной структуры общественного капитала и условий воспроизводства во всех отраслях экономики. Задача эта непростая, ее решение требует определенного периода времени, и на этот период она неотделима от жесткого государственного регулирования. В этой связи существенно важны три блока мероприятий с целью: во-первых, восстановления условий воспроизводства основного капитала, прежде всего его активных элементов, для чего необходимо оптимизировать межотраслевое перераспределение части чистого продукта через систему цен и сформировать общегосударственную систему капиталовложений в различных формах, включая специальный инвестиционный бюджет и систему налоговых и кредитных льгот в этой области; во-вторых, восстановления денежно-ссудной части общественного капитала, что требует большего времени, зависит от хода восстановления и воспроизводства действительного капитала, а также от эффективности мер по противодействию оттока отечественных капиталов за границу; в-третьих, форсированной модернизации деформированной структуры распределения доходов, поскольку сложившаяся структура жестко лимитирует как личный потребительский, так и инвестиционный спрос, будучи связана с неприемлемой деформацией системы сбережений и их использования. Существенное значение в этом аспекте имеет система бюджетного финансирования, ее роль в перераспределении части чистого или конечного продукта. Очевидно, что масштабы последнего не могут быть одинаковыми для различных стран и зависят прежде всего от уровня социально-экономического развития, его конкретных этапов и характера решаемых задач. Существенно важно, на каких принципах строится бюджетный механизм, мобилизация его доходов и система их распределения и использования. Или иначе - подчинен ли он интересам общества в целом или отводит преимущественное значение групповым интересам господствующих кругов большого бизнеса. Не менее важно также укрепление системы государственного экономического регулирования и повышение уровня его экономической и социальной эффективности. Это связано с тем, что на деле произошло серьезное ослабление, а во многих случаях отказ государства от выполнения этой его безальтернативной функции. Степень управляемости в экономике серьезно понизилась, а там и тогда, где и когда режим осуществлял разрозненные, нередко противоречивые акции в области экономического регулирования, - эти последние были направлены не столько на создание условий для устойчивого, сбалансированного роста, сколько имели в своей основе прежде всего интересы отдельных олигархических групп. Факты показывают, что в обстановке реформ одним из главных условий быстрого обогащения явилась близость и связи соответствующих предпринимательских кругов с госаппаратом, прежде всего с чиновниками его высших эшелонов. Тотальная коррумпированность бюрократии превратилась в имманентную черту экономического реформирования. Речь, следовательно, идет о соотношении интересов частного бизнеса и общенациональных, общегосударственных интересов. Для выхода из кризиса необходимо подчинить интересы частного капитала общенациональным интересам, поскольку обратный вариант блокирует такой выход. Как показала практика, прежде проводившаяся государственная экономическая политика оказалась не в состоянии выполнить задачи, связанные с реализацией программы реформ, с наименьшими экономическими издержками и социальным ущербом. Более того, эта политика выступила в качестве одной из главных причин, приведших к глубокому и затяжному кризису. При этом пагубную роль сыграла и приверженность к монетаристской модели в истолковании представителей Чикагской школы. Дело в том, что кризис, вызванный рыночными механизмами, невозможно устранить только и исключительно с помощью рыночных же методов регулирования. Как подтвердил и мировой опыт, и многочисленные теоретические разработки, начиная с кейнсианских подходов и кончая последними изысканиями экспертов Международного валютного фонда и Мирового банка, - чем меньше объем наличных ресурсов, тем большая ответственность ложится на государство, на его органы экономического регулирования: именно они призваны обеспечить рациональное, экономически и социально приемлемое распределение и использование ограниченных ресурсов, поскольку выполнение этой задачи не по силам чисто рыночным механизмам.