Мир Знаний

О том, как не было эволюции и в животном мире (стр. 5 из 6)

Внешне последовательные рассуждения биологов-эволюционистов о широкомасштабности процессов развития популяций, многообразии возникающих комбинаций генов, многогранности действий отбора, гигантских временах предполагаемых явлений выглядят более чем правдоподобно и даже захватывающе, но… только до тех пор, пока ученый не обратится к расчетам. Результат оказывается катастрофическим — кажущиеся возможными при качественных рассуждениях процессы оказываются решительно невероятными в цифрах. С фактами палеонтологии и математики трудно спорить — многообразие видов никак не могло возникнуть путем случайных мутаций!

Это прекрасно поняли и ведущие ученые. Немногие из серьезных специалистов берутся утверждать, что гигантские бреши в летописи окаменелостей случайны, а эволюция шла постепенно, путем накопления микромутационных изменений. Постепенной эволюции противоречат и новые открытия генетиков, например В. Стегния.55 Некоторые ученые пытаются развить теорию появления видов путем скачкообразных изменений генома, макромутаций, приводящих к возникновению так называемых "многообещающих уродов" (по Гольдшмидту), при этом утверждается, что "первая птица вылетела из яйца рептилии" (по О. Шиндевольфу). Прекрасно понимая, сколько невероятных существ произвели бы подобные процессы будучи случайными, генетики приходят к выводу, что если бы такие скачки и привели бы к появлению современной флоры и фауны, то только по предварительно сформированному ("преформированному") плану Творца.42 Ученые признают, что для обоснования генетического механизма подобных чудесных скачков научный подход не найден.57 Л. Корочкин сделал оригинальное предположение о том, что скачки с взрывной перестройкой генома могут происходить с участием мобильных генетических элементов, вносящих рассогласование во временные параметры созревания взаимодействующих систем организма, без изменения его молекулярно-генетической структуры.42 Отвечая на наши вопросы, чл.-корр. РАН Л. И. Корочкин отметил, что все подобные теории безусловно являются чисто гипотетическими, своеобразной философией. Будь то дарвинизм или синтетическая теория эволюции, системные мутации Р. Гольдшмидта или модель прерывистого равновесия Стэнли-Элдриджа, гипотеза нейтралистской эволюции Кимуры, Джукса и Кинга, скачкообразная эволюция Ю. Алтухова или мозаичная Н. Воронцова, — все эти модели являются лишь предположениями, непроверяемыми и противоречащими друг другу.

Итак, вариации признаков ограничены пpеделами вида.

В организмах заложена широкая возможность микроэволюционных изменений, обеспечивающих разнообразие существ, населяющих планету, их адаптацию и выживаемость. Но такие изменения, как мы убедились, не могут преобразовать генный комплекс одного вида в генный комплекс другого вида, и этот факт пpедставляется исключительно pазумным. Если бы пpиpода шла по пути дарвинской эволюции, на котоpом в pезультате отбоpа выживает сильнейший и приспособленнейший мутант, то миp, очевидно, был бы переполнен чрезвычайно кошмарными существами, среди которых крыса, возможно, оказалась бы одним из самых симпатичных и безобидных зверьков.

А ведь миp удивительно кpасив. Он красив особой, возвышенной красотой, которую невозможно объяснить мутациями. "Сотворенный мир является совершеннейшим из миров", — писал великий немецкий математик Лейбниц.

Многообразие мира растений тоже оказалось невозможным вписать в русло эволюции. Например, цветковые растения появляются в летописи окаменелостей сразу в большом количестве и полностью сформировавшимися, создавая для палеонтологов "пренеприятнейшую проблему".57 Сами ученые-эволюционисты пришли к выводу, что "если быть непредвзятым, ископаемые останки растений свидетельствуют в пользу сотворения мира".58

Экспериментируя с бактериями удалось и экспериментально подтверждеить невозможность макроэволюции посредством мутаций. Дело в том, что для эволюционного процесса важна не временная длительность, а количество поколений, которое у бактерий достигается всего за несколько лет. За популяциями бактерий проводились наблюдения в течение десятилетий. Количество мутаций специально увеличивали аномальным внешним воздействием, создавая так называемое мутагенное давление. Бактерии прошли путь, соответствующий сотням миллионов лет для высших животных. Мутантные штаммы бактерий постоянно возвращались к исходному "дикому типу", образование новых штаммов не выходило за внутривидовые рамки.40

Диапазон приемлемых мутационных изменений у бактерий и вирусов чрезвычайно широк, степень негомологичности генов у них достигает десятков процентов. Быстро приспосабливаясь к внешним условиям, они сохраняют свою видоспецифичность. У человека диапазон приемлемых генетических изменений невелик, степень негомологичности генов для представителей разных рас составляет менее процента.

Возбудители туберкулеза, мутируя, быстро образуют устойчивый к антибиотику штамм, сохраняя при этом свои основные свойства. Биофизические исследования показали, что возникающие в процессе приобретения невосприимчивости к антибиотикам мутации не прибавляют новых полезных генов, а напротив, ведут к морфологической дегенерации.59

Если существа не происходили друг от друга, то чем же тогда обусловлено наличие видимых закономерностей в родословном древе эволюции, приведенном в учебниках? Ответ прост. Эта упорядоченность как раз и напоминает о забытом нами Божественном плане сотворения мира, описанном на первых страницах Книги Бытия. Создавался не каждой вид в отдельности, а группы видов, в соответствии с условиями, в которых животным предстояло обитать. Именно этим объясняется давно замеченная биологами конвергенция — сходство устройства и внешности даже далеких видов, принадлежащих к разным классам (например, ихтиозавра, акулы, дельфина и пингвина), которые "развивались" независимо, по различным эволюционным путям. Современные генетики указывают, что причиной появления конвергентных признаков является "запрограммированный план"42 (впервые об этом говорил Ж. Кювье в XIХ веке). Предполагаемые эволюционные изменения водных животных при переходе к жизни на суше на самом деле соответствуют запланированному усложнению их строения применительно к свойствам среды обитания от морей до прибрежных зон и далее вглубь суши.

Рассмотрим рыб. Они совершеннейшим образом приспособлены к существованию именно в водном пространстве. Им не требуется механизм терморегуляции, способ передвижения у них простой и устройство относительно несложное (живут "как рыба в воде"). Обитателям прибрежных зон и болот (пресмыкающимся, земноводным и пр.) в отличие от рыб приходится ползать, поэтому вместо элементарно устроенных плавников они наделены многосуставными конечностями с пальцами, да и чешуя у них отвечает другим условиям. Обитатели суши способны ходить и бегать, у них более стройные конечности, голова приподнята над телом, а шерсть наилучшим образом защищает их от жары и холода. Птицам для полетов даны крылья. Существование творческого плана очевидно, оно не вызывает сомнений. Знаменитый современный физик Нобелевский лауреат Артур Комптон писал: "Высший Разум создал вселенную и человека. Мне нетрудно верить в это, потому что факт наличия плана и, следовательно, разума — неопровержим".

Наличием творческого плана объясняется не только сходство органов у разных видов животных, но и обнаруженное Н. Вавиловым устойчивое повторение одних и тех же признаков у растений, существование у них так называемых "гомологических рядов" изменчивости. У мягкой пшеницы наблюдаются вариации с остистыми, безостистыми, полуостистыми колосьями. Присутствуют и вариации цвета: белоколосые, красноколосые и т. д. Родственные мягкой пшенице виды имеют те же вариации. Схожие ряды признаков, как хорошо известно биологам, наблюдаются не только у близких видов, но и у различных родов, семейств и даже классов. Биологи приходят к выводу, что Божественным планом обусловлено и появление в рядах живых существ сходных структурных образований, к примеру, крыльев у птиц, летучих мышей, насекомых, древних рептилий.42 Известный ученый С. В. Мейен утверждал, что у живых организмов, даже не связанных родством, существует общность на уровне законов формообразования.

Разумной творческой целесообразностью объясняется и так называемая параллельная (независимая) эволюция животных различных систематических групп (к примеру, сумчатых и плацентарных). Принцип, по которому был составлен ряд свойств растений или животных одного вида при его сотворении, конечно же, проявился и в строении сходных видов. Наблюдаемая схожесть живых организмов на зоологическом, генетическом, эмбриологическом уровне наглядно подтверждает наличие единого плана. Почему, собственно говоря, сотворенным организмам не быть похожими, для чего наделять их совершенно различными органами и генами? Вполне закономерно, что все мы в чем-то схожи, а из любого множества сколько-нибудь схожих вещей всегда можно построить вполне правдоподобную "эволюционную серию", в которой нетрудно выделить и основные, и промежуточные формы. Ведущие биологи признают, что "основанные на данных генетики развития эволюционные представления являются лишь гипотетическими".42