Мир Знаний

Руководители и служащие контор и отделений Государственного Банка Российской Империи (стр. 4 из 8)

В 1828 г. Штиглиц был избран членом Мануфактурного совета при Министерстве финансов, в 1829 г. – членом Коммерческого совета, а в 1836 г. назначен членом совещательного комитета "по предмету учреждения Российско-Азиатской торговой компании". В 1831 г. "за труды и усердие на пользу Отечества, торговли и промышленности" барон Л. Штиглиц был награжден орденом Анны второй степени, а в 1836 г.– орденом Владимира третьей степени. В 1841 г. Штиглиц заключил договор о русском государственном займе на 50 млн. руб. серебром на постройку железной дороги из Петербурга в Москву. В 1843 г. он скончался, оставив состояние в 18 млн. руб. серебром своему сыну Александру.

А.Л. Штиглиц (1814-1884 гг.) способствовал дальнейшему процветанию созданного его отцом банкирского дома. Штиглицы оказали большие услуги русскому правительству, прежде всего в организации иностранных займов. С 1820 по 1855 г. царское правительство заключило договоры о 13 внешних займах на сумму 346 млн. руб. В конце 40-х гг. А. Штиглиц проявил интерес к финансированию российской промышленности. В 1847 г. он основал в Нарве суконную фабрику, в 1851 г. – льнопрядильную, а в 1857 г. выступил в качестве одного из учредителей Главного общества российских железных дорог. Общество было создано для постройки и эксплуатации железнодорожных линий протяженностью около 4 тыс. верст, которые должны были связать земледельческие районы России с Санкт-Петербургом, Москвой, Варшавой, а также побережья Балтийского и Черного морей. Кроме того, в течение 13 лет А. Штиглиц занимал должность председателя Петербургского биржевого комитета. Однако к концу 1850-х гг. влияние А. Штиглица стало ослабевать, что привело к ликвидации им своих частных дел. Впоследствии он был назначен первым управляющим вновь созданного Государственного банка, в 1862 г. был произведен в тайные советники, а в 1881 г. – в действительные тайные советники.[9]

В 1830-1840-е гг. стали набирать силу купеческие банки. Их количество постоянно увеличивалось и к 1857 г. достигло 150. Примечательно, что открывались они не только в промышленных центрах, но и на окраинах страны. Так, в Вологде на средства мещан и купцов был организован общественный заемный банк. Успешно развивался созданный еще в 1809 г. крупным купцом К.А. Анфилатовым в г. Слободском Вятской губернии специальный банк для кредитования ремесленников и торговых людей. Банк открыл свои операции на основании Указа Александра I от 29 октября 1809 г. на пожертвованные Ксенофонтом Анфилатовым 25 тыс. руб. и 3 тыс. руб., собранных горожанами. За 25 лет работы капитал банка увеличился в пять раз. В то же время попытка московских именитых купцов организовать частный банк успехом не увенчалась.

Первая половина XIX в. явилась переходным периодом в развитии отечественного предпринимательства. Начало промышленного переворота, доминирование вольнонаемного труда в промышленности, изменение социального состава общества создавали материальные условия для перехода к капитализму и формирования предпринимательства капиталистического типа.

Частные капиталы активно "перетекали" в производственную сферу. Росло число мануфактур, все более приобретавших качества фабрик, особенно в хлопчатобумажной промышленности, изначально основанной на вольнонаемном труде.

Замедление оборота торговых капиталов, недостаток кредитов, шаткость тарифной системы сдерживали развитие купеческого предпринимательства в промышленной сфере. Внешнеполитическая ситуация, военные события (участие в континентальной блокаде Англии, Отечественная война 1812 г., заграничные походы русской армии и, наконец, Крымская война) также отрицательно сказывались на развитии отечественного предпринимательства.

Разорение и упадок старого гильдейского купечества и приток новой генерации предпринимателей, прежде всего из торгующих ("капиталистых") крестьян, – еще одна характерная черта того времени. Одновременно теряли свои позиции дворянские предприниматели, работавшие в основном на нужды государства. В то же время промышленное и торговое предпринимательство продолжало нести на себе отпечатки феодального строя: некоторые предприниматели, даже будучи владельцами фабрик и заводов, продолжали оставаться в крепостной зависимости от помещиков.

Государство в целом осуществляло поддержку отечественной частной торгово-промышленной деятельности (при некоторых временных отступлениях). Она выражалась в проведении тарифной политики, в поощрении достижений отечественного предпринимательства, но зачастую проводилась жесткими административными методами. 'Биржевое и банковское дело еще не играли важной роли в хозяйстве, хотя и продолжали развиваться. Финансовое положение страны практически на протяжении всего рассматриваемого периода оставалось тяжелым, а инфляция – высокой. Главным же препятствием, сдерживающим развитие предпринимательства, оставалось сохранение феодально-крепостнической системы, что вело к отставанию России от ведущих стран Европы.

Это отставание наглядно проявилось в ходе Крымской войны (1853-1855 гг.), поражение в которой ускорило крах государственного сектора экономики, заставив правительство пойти на пересмотр своей экономической политики.

Таким образом, деятельность А.Л. Штиглица, в создании Государственного банка Российской Империи, является неоценимой.

2.2 Результаты деятельности Ламанского Е.И., одного из основателей Государственного банка России

В год назначения Е.И. Ламанского Управляющим Государственным банком (1867 г.) годовые выдачи достигли 214 млн. руб., в середине 1870-х годов они увеличились более чем втрое (в 1876 г. их объем был максимальным — 701,5 млн. руб.), а в 1881 г. закрепились на отметке 503,4 млн. рублей. Таким образом, за первые 20 лет работы Государственного банка, основная часть которых пришлась на управление Ламанского, объем кредитных операций увеличился в 6 раз (в Коммерческом банке за 20 лет — с 1838 по 1858 г. — объемы кредитов возросли всего в 2 раза — с 13,21 до 28,99 млн. руб.).

Столь значительный рост объемов кредитных операций Государственного банка нельзя объяснить только динамичным развитием промышленности и торговли в 1860—1870-е годы. Их развитие было бы невозможным без проводимой государством целенаправленной кредитной политики. В Государственным банке в период управления Е.И. Ламанского принимались все меры для «оживления торговых оборотов» (именно такая цель ставилась перед банком в уставе 1860 г.). Ламанский был активным сторонником развития вексельного обращения. Он считал, что развитию хозяйства способствует прежде всего расширение кредитных операций, а не искусственные меры по ограничению конкуренции, такие как регулирование пошлин[10].

Е.И. Ламанский принимал непосредственное участие в обсуждении уставов создававшихся акционерных коммерческих банков. В период его управления Государственным банком последний оказывал частным банкам всемерное покровительство. Ради поддержки нового начинания главный банк империи в 1864 г. приобрел на 1 млн. руб. акций первого частного банка в России — Петербургского частного коммерческого банка (это составляло 20% его акций первого выпуска), отказавшись при этом от причитавшихся ему дивидендов.[11]

Уже в первые годы своего существования частные коммерческие банки получали в Государственном банке значительные кредиты. Так, крупнейшему в «старой столице» Московскому Купеческому банку в 1868 г. был выдан кредит под переучет и перезалог векселей в размере 1,5 млн. рублей.[12] В начале 1869 г. Государственный банк добавил к этому кредиту еще 1 млн. руб., а в 1870 г. довел его до 5 млн. рублей.[13] Сохранившиеся документы свидетельствуют, что в принятии решений о столь масштабном кредитовании роль Е.И. Ламанского была значительной, если не первостепенной. Так, в 1868 г. он лично ходатайствовал перед министром финансов М.Х. Рейтерном об увеличении кредита Московскому Купеческому банку до 2 млн. рублей[14].

О росте объемов кредитных операций Государственного банка свидетельствует увеличение выдач со специальных текущих счетов частных коммерческих банков, которые в середине 1870-х годов составили примерно половину всего объема кредитов (в 1876 г. — 338,7 из 701,5 млн. руб., то есть 48%, а в 1881 г. — 38%). Именно к этому времени были основаны и начали действовать все известные на начало ХХ в. акционерные коммерческие банки.

По инициативе Е.И. Ламанского помимо крупных кредитных учреждений Государственный банк начал кредитовать и появившиеся с 1865 г. мелкие сельские банки — ссудо-сберегательные товарищества, создававшиеся по большей части просвещенными помещиками. Как правило, эти кредиты были небольшими — в пределах нескольких тысяч рублей[15], но они были очень важны для поддержки товариществ. Возникавшие по частной инициативе сельские банки были для Евгения Ивановича ярким проявлением народной предприимчивости. Показательно, что после его ухода с поста Управляющего Государственным банком кредитование ссудо-сберегательных товариществ было прекращено до начала 1890-х годов.

Государственный банк сыграл значительную роль в кредитовании железнодорожного строительства. Эта область была знакома Е.И. Ламанскому еще с 1855 г., когда он участвовал в заседаниях правительственной комиссии по вопросу строительства железных дорог в империи частными компаниями. Тогда же Ламанский познакомился с видными деятелями железнодорожного строительства в России, включая будущего Управляющего Государственным банком А.Л. Штиглица. Как и последний, Ламанский стал акционером Главного общества российских железных дорог.[16]