Мир Знаний

Валютный рынок России и валютное законодательство (стр. 12 из 13)

Кроме того, темп номинальной девальвации был существенно ниже действующей процентной ставки по рублевым вкладам. Все это явилось причиной частичного оттока накопленной наличной СКВ из небанковского сектора в банковскую систему.

Из данных платежного баланса следует, что за январь – июнь запасы наличной СКВ в небанковском секторе сократились на 0,4 млрд. долларов США при одновременном ускорении темпов роста валютных вкладов физических лиц (только за I квартал 2001 года они увеличились на 0,5 млрд. долларов США), что способствовало общему улучшению структуры внешних активов экономики.

В заключение можно констатировать, что предпринимавшиеся денежными властями в первом полугодии текущего года действия в области валютного курса вписывались в общий контекст внешнеэкономической политики государства, способствовали внешнему и внутреннему укреплению национальной валюты, стабилизации валютного рынка, накоплению валютных резервов.

2.4.2. Анализ внутреннего валютного рынка на март 2002 года

В марте 2002 года темпы прироста официального курса доллара США к рублю продолжали снижаться с 0,8% в феврале до 0,6% в марте (в расчете использованы официальные курсы доллара США к рублю, действовавшие на первые числа отчетного и следующего за ним месяца), а диапазон колебаний валютного курса уменьшился с 26 до 21 коп. соответственно.

На ситуацию на внутреннем валютном рынке в марте оказывали существенное влияние факторы, способствовавшие увеличению предложения иностранной валюты. Так, в рассматриваемый период возросли поступления выручки от экспорта, прежде всего за счет увеличения физических объемов поставок и улучшения ценовой конъюнктуры по основным товарам российского экспорта, а также за счет авансовых платежей за поставки будущих периодов. Определенный вклад в рост предложения внесло увеличение объемов реализации валюты с текущих валютных счетов крупными экспортерами для проведения обязательных рублевых платежей. В то же время спрос на иностранную валюту в марте был умеренным. Относительно невысокие темпы увеличения товарного импорта наряду с сокращением объема платежей по внешнему долгу частного сектора сдерживали рост спроса на иностранную валюту со стороны реального сектора экономики. Спрос банковского сектора на иностранную валюту также был относительно невысоким вследствие сохраняющейся значительной стоимости рублевых ресурсов, стабильной курсовой динамики рубля, а также преимущественно позитивного внешнего и внутреннего макроэкономического фона.

Поскольку спекулятивная активность кредитных организаций в марте была невысокой и предложение иностранной валюты на рынке превышало спрос, активного вмешательства в торги со стороны Банка России не требовалось. В начале месяца Банку России удалось эффективно погасить краткосрочный всплеск спроса на иностранную валюту с помощью сравнительно небольших по размеру интервенций на ЕТС. В дальнейшем вмешательство Банка России в ход торгов потребовалось лишь однажды — в середине месяца, после чего динамика обменного курса вновь вернулась к пологому восходящему тренду.

Увеличение объемов нетто-покупки иностранной валюты Банком России в марте было скомпенсировано значительными продажами валюты Минфину России на цели обслуживания государственного внешнего долга. В результате золотовалютные резервы по итогам месяца пополнились лишь на 0,4 млрд. долл., что близко к показателям предыдущего месяца.

В связи с тем, что снижение темпов инфляции в России было сопоставимо с темпами номинального обесценения российской национальной валюты, показатели реального курса рубля существенно не изменились (см. рис. 6). Среднемесячный реальный курс рубля к доллару США в марте, как и в феврале, снизился на 0,3%. За счет укрепления позиций евро на международных рынках в реальном выражении курс рубля снизился в марте по отношению к курсу единой европейской валюты на 0,7%. Интегральный показатель стоимости российской национальной валюты в реальном выражении — среднемесячный реальный эффективный курс рубля — снизился в марте на 0,5%. В целом по итогам I квартала 2002 г. по сравнению с сопоставимым периодом предшествующего года интенсивность реального укрепления рубля продолжала снижаться. Так, среднеквартальный курс рубля к доллару США вырос в I квартале 2002 г. по сравнению с IV кварталом 2001 г. лишь на 2,1% (за аналогичный период предшествующего года — на 3,2%). Укрепление реального эффективного курса рубля за истекшие три месяца 2002 г. по сравнению с сопоставимым периодом 2001 г. составило 10% (в расчете использованы средние номинальные курсы валют и средние уровни инфляции за январь – март и аналогичные показатели за сопоставимый период предшествующего года). Аналогичный показатель в прошлом году был равен 22%.

Рис. 6. Динамика среднемесячных реальных курсов рубля в 2001 – 2002 гг. (%) (для показателей за 2001 г. 100% = 12.2000; для показателей за 2002 г. 100% = 12.2001)

2.5. Направления валютного регулирования в будущем: мнения и прогнозы

В настоящее время идет активная подготовка нового закона о валютном регулировании. Речь идет о либерализации системы валютного контроля вплоть до полного отказа от нее (правда в далекой перспективе). Минфин и ЦБ выступают за постепенное снятие валютных ограничений, Минэкономразвития — за более быструю либерализацию, а Российский союз промышленников и предпринимателей призывает к практически полному демонтажу системы валютного контроля и сохранению лишь некоторых мягких ограничений. При этом Минэкономразвития предлагает снять ограничения на открытие счетов за рубежом, а Минфин и ЦБ считают, что для юридических лиц ограничения надо оставить. Кроме того, предполагается снизить норматив продажи валютной выручки до 25% с 2004 года[2].

В марте 2002 г. советник президента по экономическим вопросам Андрей Илларионов выступил с докладом, посвященным опасностям проведения экономической политики завышенного реального курса рубля. По мнению Илларионова, курс рубля, серьезно завышенный относительно "естественного" уровня, отрицательно влияет на промышленный рост, особенно в несырьевом секторе, и тормозит динамику ВВП. Илларионов критикует экономическую позицию, отраженную в том числе и в среднесрочной программе правительства, согласно которой в нынешних условиях стоимость рубля нуждается в повышении. Суть его предложений в следующем: привести курс рубля в соответствие с актуальным уровнем экономического развития страны можно через такие инструменты как снижение налогового бремени и пошлин, сокращение госрасходов, бездефицитный бюджет, стабилизационный фонд, контроль над тарифами естественных монополий, либерализация валютного рынка. Илларионов поддерживает новый, более сдержанный подход правительства к повышению тарифов. В принципе выступая против девальвации, Илларионов считает, что если не получается влиять на курс рубля структурными реформами по сокращению нерыночного сектора, то ничего не остается, кроме как воздействовать путем повышения темпов девальвации.

На этом фоне необходимо отметить инициативу президента Владимира Путина и Минэкономразвития по упрощению налогообложения малого бизнеса. Предполагается радикально уменьшить число налогов, которые платят малые предприятия, и в целом снизить налоговое бремя на них. Эта идея витала в воздухе еще с середины 90-х годов, когда стало ясно, что высокое налогообложение малых предприятий практически ничего не дает госбюджету и загоняет бизнес в теневую экономику.

Новый глава ЦБ Игнатьев, рассказывая о политике валютного курса, законе о ЦБ, банковской реформе и валютном регулировании, высказывает следующие положения.

Курс. Игнатьев настаивает, что вообще не намерен менять курс на усиление рубля, который реализовывал Геращенко. По его мнению, политика валютного курса Центрального банка последние два года была адекватной и никаких изменений в ближайшее время не требует. У девальвации минусов больше, чем плюсов, говорит он, вступая в спор с Андреем Илларионовым. Игнатьев разъясняет, что снижение темпов роста денежной массы с 40% в прошлом до 22 – 28% в этом году не станет причиной снижения темпов экономического роста: "На замедление экономического роста влияние могут оказать, скорее, неожиданные для экономических субъектов перемены макроэкономической политики". Это решительно антиилларионовский подход: "Связь между инфляцией и ростом ВВП у нас все-таки не прямая, — говорит Игнатьев, — а периоды некоторого затухания роста экономики бывали у нас и в прошлом".

Закон о ЦБ. Игнатьев является поклонником правительственного (компромиссного) варианта закона о ЦБ, в котором НБС получает права финансового надзора и контролирует расходы Центробанка, однако не утверждает годовой отчет ЦБ и вообще не имеет пересекающихся с советом директоров ЦБ полномочий. В этом вопросе точка зрения Игнатьева отличается от точки зрения Геращенко, который боролся и против правительственного варианта. НБС не должен вторгаться в оперативную деятельность ЦБ, говорит Игнатьев.

Внешторгбанк и банковская реформа. Игнатьев и здесь поддерживает правительство. О развитии банковского сектора Игнатьев говорит: "Надо укреплять банковский надзор, вводить международную систему финансовой отчетности, создать систему гарантирования вкладов", не создавая при этом у коммерческих банков стимула для рискованных кредитов, и принять такой закон в течение года.