Мир Знаний

Валютный рынок России и валютное законодательство (стр. 9 из 13)

Снижение же показателя валютной обеспеченности, например, до 50% и ниже (в январе 1992 г. – феврале 1993 г., ноябре 1993 г. – марте 1995 г., апреле – августе 1998 г., июле – декабре 1999 г.) означает, что в условиях гипотетической "атаки на рубль" все рублевые обязательства денежных властей в случае их предъявления к обмену на иностранную валюту могут быть покрыты лишь при условии двукратной девальвации национальной валюты. Такой номинальный курс валюты является неустойчивым, а сама она может именоваться "слабой".

В отличие от "силы" валюты реальный валютный курс имеет отношение не к цене валюты или ее устойчивости, а к внутренним ценам страны, измеряемым с помощью валютного курса, или, что еще точнее, к изменениям этих внутренних цен. Различная природа отражаемых этими показателями явлений отчетливо видна на рис. 3. Высокие значения реального валютного курса в период действия так называемого "валютного коридора" в июле 1995 – августе 1998 ни в коей мере не свидетельствовали о "силе" рубля. Наоборот, обеспеченность обязательств денежных властей валютными резервами была как раз весьма низкой, что на самом деле свидетельствовало о серьезной "слабости" российской национальной валюты.

Различная природа этих явлений становится особенно ясной в периоды разнонаправленной динамики указанных показателей — в январе – мае 1992 г., сентябре 1993 г. – декабре 1994 г., январе – апреле 1995 г., ноябре 1997 г. – июле 1998 г., августе – октябре 1998 г., апреле – июле 1999 г. Так, например, накануне августовского кризиса — в ноябре 1997 г. – июле 1998 г. — происходил рост реального эффективного курса рубля (то есть повышение внутрироссийского уровня цен по сравнению с ценами в странах-торговых партнерах). Однако как раз именно тогда валютная обеспеченность рубля катастрофически снижалась, то есть рубль "слабел" с каждым месяцем, что и стало совершенно очевидным в результате девальвации. И наоборот, сразу же после ее начала — в конце августа – октябре 1998 г. произошло существенное снижение реального валютного курса. При этом за два с небольшим месяца обеспеченность рубля валютными резервами заметно выросла, амплитуда колебаний номинального курса значительно сократилась, сам рубль стал более устойчивой, более обеспеченной и, следовательно, более сильной валютой.

Как видно на рис. 1, начиная с июля 2000 г. впервые как минимум за последнее десятилетие рубль оказался обеспеченными валютными резервами на сто и более процентов (при сохранении его конвертируемости по текущим операциям). Таким образом, за последние полтора года российский рубль приобрел значительную порцию "иммунитета" от возможных валютных катаклизмов и тем самым серьезно продвинулся по пути превращения в поистине "сильную" валюту.

Этот анализ является одним из положений, которые А. Илларионов выдвигает для доказательства тезиса о том, что в настоящее время реальный курс рубля не нуждается в повышении [6]. Рассмотрим более подробно его выводы.

2.3. Влияние валютного курса на экономический рост; инструменты его регулирования, рекомендации

2.3.1. Постановка вопроса

Одним из основных показателей, отражающих свойственную переходным экономикам повышенную нестабильность, является курс национальной валюты. Проблема регулирования курса особенно важна при переходе к рыночной экономике, поскольку он диктует необходимость немедленной макроэкономической стабилизации. К числу основных задач переходных экономик относится ограничение инфляционных процессов. Стабилизация цен открывает возможности предвидения средне- и долгосрочных перспектив экономического развития народного хозяйства.

Уровень реального валютного курса регулярно называется среди факторов, оказывающих значительное влияние на экономический рост, интенсивность структурных изменений, инвестиционную привлекательность страны, уровень жизни населения и другие параметры экономического и социального развития. Широкое признание самого факта такого влияния сочетается с существенными разногласиями относительно направленности этого воздействия, его "силы", оценки величины заниженности (завышенности) курса, характера экономической политики, способной приблизить величину реального валютного курса к "желаемым" значениям.

Среди вопросов, наиболее активно обсуждаемых в этой связи в последнее время, можно назвать следующие.

1. Характер воздействия реального валютного курса на темпы экономического роста

2. Характер воздействия реального валютного курса на направленность структурных изменений

3. Идентификация экономических (социальных, политических) групп, заинтересованных в тех или иных уровнях реального валютного курса

4. Степень недооценки (переоценки) текущих значений реального валютного курса

5. Потенциал дальнейшего повышения реального курса рубля

6. Приемлемая (желаемая) скорость повышения реального курса

7. Наличие (отсутствие) инструментария экономической политики, способного воздействовать на уровень реального курса рубля. В случае позитивного ответа на этот вопрос — вытекающие из ответов на предыдущие вопросы рекомендации для экономической политики.

2.3.2. Правительственная программа

В основу правительственной Программы социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2002 – 2004 годы) была положена следующая концепция [6]:

1. Поддержанию (ускорению) экономического роста в долгосрочной (в противовес краткосрочной) перспективе способствует не снижение, а повышение реального валютного курса.

2. Повышение реального валютного курса способствует сокращению оттока капитала; росту инвестиций, в том числе иностранных; увеличению импорта машин и оборудования (особенно из стран дальнего зарубежья). В результате происходит структурная перестройка и модернизация российской экономики. Снижение же реального валютного курса, наоборот, ведет к консервации неэффективной структуры российской экономики, закреплению ее положения в качестве "сырьевого придатка" развитых стран мира, препятствует росту кредитования экономики и увеличению банковских депозитов.

3. В снижении реального курса рубля заинтересованы экспортеры-представители сырьевых отраслей промышленности (газовой, металлургической, лесной), иными словами, "нефтяные короли" и "алюминиевые бароны". И, наоборот, от повышения реального курса рубля выигрывают импортеры и население, получающие доступ к дешевому импорту, а также государство, у которого возрастают бюджетные доходы и снижается долговая нагрузка.

4. Нынешний реальный валютный курс рубля существенно недооценен.

5. Имеется значительный потенциал дальнейшего роста реального курса рубля.

6. Приемлемые (желаемые) темпы повышения реального курса рубля в нынешних условиях колеблются в зависимости от авторских предложений: 4-5% в год (С. Алексашенко), 6-8% в год (С. Игнатьев), 7-10% в год (М. Задорнов), "чуть медленнее, чем 10% в год через пять-шесть лет" (Е. Гавриленков), 10-12% в год (А. Улюкаев), до 45% в год в течение четырех лет (М. Гилман).

7. В качестве возможных инструментов повышения реального курса рубля предлагается использовать валютное регулирование, включая ограничение экспорта ("утечки") капитала, а также (в том числе — для ликвидации "деформаций" в структуре внутренних цен и стимулирования экономического роста) повышение тарифов (цен) на продукцию (услуги) "естественных монополий", а также минимума оплаты труда.

2.3.3. Уровень относительных цен, экономический рост и структура промышленного производства

Далее рассматривается позиция советника Президента РФ по экономическим вопросам Андрея Илларионова [6].

Завышенный валютный курс отрицательно влияет на темпы экономического роста. Степень завышенности (переоценки) реального валютного курса можно оценить по размерам отклонения его фактических значений от значений, соответствующих уровню экономического развития страны. Реальный курс российского рубля в настоящее время является завышенным. Его рост в 1999 – 2001 гг. происходил темпами, существенно опережавшими темпы прироста производительности труда в российской экономике. Сохранение в дальнейшем подобных темпов повышения реального валютного курса неизбежно приведет к замедлению экономического роста и в конечном счете — к его прекращению.

В нынешних условиях оптимальным представляется прекращение дальнейшего роста реального курса рубля и, возможно, даже его некоторое снижение. Существует ряд инструментов экономической политики (фискальной, денежно-кредитной, внешнеторговой), использование которых способствует замедлению роста реального курса рубля, не вызванного ростом производительности труда в национальной экономике (например, увеличение бюджетного профицита; погашение внешнего долга, в том числе опережающее по сравнению с оригинальным графиком; создание бюджетного стабилизационного фонда; дерегулирование валютного рынка как по текущим, так и по капитальным операциям; снижение импортных пошлин и т.д.).

Для того чтобы сделать обоснованное утверждение о самом факте и масштабах заниженности (завышенности) реального курса той или иной валюты, необходимо прежде всего выяснить, относительно чего наблюдается такое отклонение. Необходимо определиться с количественным критерием, признаваемым за эталон уровня относительных цен.

Поскольку различия в уровне цен предопределяются прежде всего различиями в уровнях производительности труда в соответствующих обществах, то в качестве важнейшего фактора этих различий в долгосрочной перспективе можно использовать различия в уровнях экономического развития, определяемые по величине произведенного ВВП на душу населения по паритетам покупательной способности валют (рис. 2). Закономерность, связывающая уровень экономического развития с уровнем относительных цен и описанная, в частности, Д. Рикардо, Р. Харродом, Дж. Винером, получила известность под названием "эффекта Балаша".