Мир Знаний

Административное пресечение как мера административно-правового принуждения (стр. 2 из 26)

Приведенные выше подходы выявляют особенности стадий процессов правового регулирования: правовые нормы лишь могут предусматривать возможность государственного принуждения, на самом деле, в реальной ситуации оно, опосредовавшись в праве, выступает в форме правового принуждения, выражаясь в конкретных принудительных мерах, и применяется компетентными государственными органами в ходе осуществления специальной деятельности по применению права.

С точки зрения содержания, государственное принуждение выражается в правоограничении личного, имущественного и организационного характера, то, что С.С. Алексеев называет «правовым уроном»[6]. Причем правоограничение выступает как средство, призванное «…обеспечить такое фактическое состояние, которое если и не исключает решение человека из цепи детерминации, то во всяком случае, ставит человека в положение, когда у него нет выбора для избрания иного варианта поведения»[7]. С этих позиций, в зависимости от конкретного содержания, принято различать психическое и физическое принуждение. Д.Н. Бахрах при рассмотрении вопросов о видах принуждения, кроме физического и психического принуждения выделяет еще материальное и организационное. Примером организационного воздействия является увольнение, исключение, лишение прав, ликвидация организаций[8]. Но данное деление в значительной степени является условным, так как нередко приведенные способы влияния на граждан и организации сочетаются друг с другом.

На мой взгляд, не совсем правильным будет связывать государственное принуждение лишь с физическим принуждением[9], игнорируя роль психического принуждения. Принуждение, как верно отмечается, состоит в возбуждении мотива требуемого поведения, который должен склонить подвластного к подавлению своей воли и осуществлению воли властвующего[10]. При этом достижение требуемого результата в процессе принуждения осуществляется фактически вопреки воле субъекта, при его внутреннем психическом протесте[11]. Тот факт, что угроза, действующая в психическом принуждении, может оказаться бессильной против другого мотива, под влиянием которого находится воля принуждаемого не заслоняет сути психического принуждения и его обособленной роли в процессе реализации государственного принуждения. К психическому принуждению относятся, например, официальное требование сотрудника милиции о недопустимости противоправного поведения; предупреждение, вынесенное в установленной форме, за совершение административного правонарушения гражданином или должностным лицом и др.

Фактическое воздействие как форма государственного принуждения, направлено на личную или организационную сторону существования субъекта и выступает в виде акции непосредственного физического принудительного характера[12]. Что же касается воздействия на материальную строну существования, то некоторыми авторами выделяется уже упоминавшееся ранее материальное принуждение[13], которое воздействует на поведение личности, на должностных и юридических лиц через принадлежащие им денежные средства и имущество. Оно выражается в определенных ограничениях владения, распоряжения и пользования имуществом; в лишении некоторых материальных благ, имеющихся в распоряжении владельца; во взыскании с правонарушителя денежных сумм, штрафа и др. Выделение такого государственного воздействия как материальное принуждение безусловно с точки зрения теории права имеет важное значение, как более детальное изучение методов государственно-правового воздействия. Но, как уже было сказано выше, на практическом уровне данное деление в значительной степени условно, ибо нередко различные способы влияния на граждан и организации сочетаются. Вследствие этого некоторые авторы не считают необходимым выделение материального воздействия в отдельный вид государственно-правового принуждения и рассматривают его в качестве составного элемента непосредственного физического принуждения. Так, по мнению Л.Л. Попова, в качестве непосредственного объекта физического принуждения выступает личность и ее материальное положение. Физическое принуждение, по его мнению, может выражаться в конкретных мерах, оказывающих воздействие на личность, его имущество и денежные средства, то есть оно реализуется в определенных ограничениях, лишении некоторых благ, имеющихся в распоряжении субъекта[14].

Если рассматривать физическое принуждение в узком смысле, то есть отграничив от него меры материального воздействия, то к нему относятся такие меры, которые непосредственно воздействуют на личность, ограничивая ее свободу действий, пресекая противоправные деяния. Примером физического принуждения в узком смысле может служить применение мер административного пресечения к лицу, совершающему правонарушение, в виде его задержания либо применению для пресечения его действий физической силы, специальных средств и оружия.

По юридическому критерию очень важно различать легальное (правовое) и нелегальное, не основанное на законе принуждение (насилие). Видами нелегального являются агрессия других государств, завоевание, внешнее насилие. Внутри страны источником насилия могут быть преступность, охлократия (власть толпы), бандократия (власть полулегальных формирований, например, мафии, хунвейбинов, черной сотни, Ку-Клукс-Клана.). Источником насилия внутри страны нередко являются злоупотребление ее властных структур, некомпетентность, халатность должностных лиц, то есть административный произвол. Его яркие проявления – раскулачивание, выселение целых народов, история деятельности ВЧК-ОГПУ-НКВД-КГБ[15].

Большое теоретическое и практическое значение имеет вопрос об основаниях правового принуждения. Некоторые авторы в качестве основания правового принуждения выделяют лишь противоправное поведение и считают, что если нет неправомерных действий, - нет и принудительных акций[16]. Другие авторы считают, что «…в качестве таких оснований могут также выступать и противоправное поведение, и экстремальные социальные условия»[17]. Схожей точкой зрения по вопросу оснований применения правового принуждения обладает Козлов Ю.М., по мнению которого «…основанием применения правового принуждения являются: во-первых, совершение противоправного деяния, во-вторых, наступление особых условий, предусмотренных правовой нормой, например, эпидемий, стихийных бедствий, катастроф техногенного характера и других чрезвычайных обстоятельств, при которых меры правового принуждения используются при отсутствии правонарушения и вины человека в целях предупреждения возникновения тех или иных опасных последствий, их локализации»[18].

Говоря о государственно-правовом принуждении как средстве охраны правопорядка, а также методе государственной деятельности, следует выделить некоторые особенности, качественно характеризующие его с позиции теории права.

Правовое принуждение осуществляется посредством юрисдикционных, правоприменительных актов. «Сами по себе юридические нормы предусматривают лишь возможность принуждения. Реально же властно-принудительные свойства правового регулирования концентрируются в актах применения права»[19].

Принуждение применяется на основе права. Юридические нормы регулируют, какие меры, при каких условиях, при каком порядке, кем могут применяться.

Законодательством определяются основания для применения органами власти мер принуждения, закрепляются признаки (составы нарушений), при наличии которых применяются принудительные средства. В нормативном порядке устанавливается, какие принудительные меры и в каком размере могут применяться при наличии законных оснований. Большое значение имеет четкая регламентация порядка применения принудительных средств, определение круга субъектов принуждения и их компетенции. Процедура осуществления принудительного воздействия устанавливается правом и создает необходимые гарантии для охраны прав и интересов граждан и организаций.

Существует государственная монополия на правовое принуждение. Только государство вправе издавать юридические нормы и применять установленные им санкции. Только государство, обладающее специальным аппаратом принуждения, вправе применять принудительные меры к гражданам и организациям, коллективным субъектам. Что же касается негосударственных организаций, то они могут применять меры принуждения только к своим членам на основе своих уставов (положений), и только те, которые непосредственно связаны с членством в организации. Частные организации не могут физически воздействовать на своих членов.

С целью привлечения граждан к охране правопорядка государство предоставило народным дружинам, природоохранным инспекциям право применять к гражданам меры принуждения на основе юридических норм. Общественные органы могут осуществлять принуждение в отношении граждан только по поручению государства, в установленных законом случаях и, как правило, под государственным контролем.

В теории права с точки зрения цели государственного принуждения принято различать те или иные его способы, которые, как верно замечает Алексеев С.С. «…с фактической стороны выражаются в мерах, то есть в таких юридически реальных явлениях, образующих содержание правоохранительных и иных государственно-властных отношений, которые олицетворяют действия, реализацию правового принуждения в том или ином конкретном жизненном случае»[20]. Правовое принуждение, единое по своей сущности, предполагает его отраслевую дифференциацию. Это обусловлено разнородностью регулируемых общественных отношений, а также разнохарактерностью посягательств на них, в силу чего существует необходимость применения различных мер видов и мер правового принуждения, которые отличаются друг от друга по своему содержанию, основаниям и порядку реализации. Вполне вероятно, что характер той или иной меры принуждения, прежде всего будет определяться тем видом принуждения, в кругу которого данная мера принуждения существует.