Мир Знаний

Некоторые квалифицированные виды убийства (стр. 7 из 14)

Корыстные побуждения убийства имеются и в том случае, когда оно совершено по найму или сопряжено с разбоем, вымогательством или бандитизмом. В последних трех случаях убийство совершается как в процессе совершения указанных преступлений, так и (реже) в порядке приготовления к ним, покушения на них либо сокрытия их.

В Постановлении № 1 от 27 января 1999 года Пленума Верховного Суда РФ предлагается квалифицировать убийство из корыстных побуждений по п. "з" ч.2 ст.105 УК РФ, а совершенное по найму либо сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом, - по п "з" ч.2 ст.105 УК РФ в совокупности со статьями УК, предусматривающими ответственность за эти преступления [37, 299].

Составные преступления, которые слагаются в единое сложное деяние из названных в диспозициях норм простых составов, не следует смешивать с такой конструкцией составов, при которой иные, иногда более тяжкие преступления (что спорно) могут сопутствовать совершению преступления. Такие преступления квалифицируются на практике то по совокупности основного и сопутствующего составов преступлений, то, как один квалифицированный состав.

Примером может служить состав умышленного убийства, предусмотренный п. "з" ч.2 ст.105 УК: "убийство, совершенное из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом". Мотив законодателя, сконструировавшего состав убийства, сопряженного с другими преступлениями, заключается в том, чтобы внести большую ясность в отграничение убийства от разбоя, вымогательства и бандитизма, если они сопровождались лишением жизни.

Однако на практике по-прежнему нет единого понимания. Суды квалифицируют убийство, сопряженное с разбоем, то по п. "з" ч.2 ст.105 УК, то по совокупности такого убийства и разбоя, больше склоняясь к последнему варианту. Новые правила определения наказания по совокупности преступлений (ч.3 ст.69 УК), согласно которым наказание в подобных случаях складывается до 25 лет лишения свободы, способствуют таким судейским предпочтениям. Несколько проясняют проблему рекомендации, данные в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. "О судебной практике по делам об убийстве". Его п.11 гласит: "как сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом следует квалифицировать убийство в процессе совершения указанных преступлений". При этом квалификация убийства по признаку сопряженного с разбойным нападением "не исключает необходимости вменения квалифицирующего признака убийства "из корыстных побуждений" как основного состава.

Выражение "в процессе совершения" разбоя, вымогательства или бандитизма означает, что первоначально объективно и субъективно начали совершаться перечисленные преступления. А затем в процессе совершения появляется умысел (по различным причинам, например из-за упорного сопротивления жертвы) на убийство также по различным мотивам (мести, злобы, с целью совершить разбой и т.д.). Содеянное квалифицируется по совокупности убийства и названных преступлений, что означает реальную совокупность. Да она и не может быть идеальной, так как разбой и вымогательство заканчиваются с момента физического и психического насилия над потерпевшим, но не с момента его убийства. Получается, что для квалификации деяния только по п. "з" ч.2 ст.105 УК, т.е. без совокупности, фактически места не остается. Следовательно, замысел законодателя не оправдался.

Итак, квалификация составных преступлений производится по одной статье (или части) как единого сложного состава. Не выходят ли по тяжести составляющие простые составы за рамки сложного состава, определяется по объектам преступлений, их категории, по характеру общественной опасности. Если выходят, то налицо совокупность преступлений [32, с.102].

В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. как убийство по найму надлежит квалифицировать убийство, обусловленное получением исполнителем преступления материального или иного вознаграждения.

Для квалификации убийства как совершенного из корыстных побуждений необходимо установить, что подобный мотив возник у виновного до убийства. Если же это обстоятельство отсутствует, то завладение имуществом убитого после лишения его жизни образует совокупность убийства без корыстных побуждений и кражи. Лишение жизни потерпевшего после совершения разбойного нападения, вымогательства или бандитизма может происходить с целью сокрытия указанных преступлений. В этих случаях убийство квалифицируется и по п. "к" ч.2 ст.105 УК [27, 301].

Судебная практика последовательно исходит из того, что как убийство из корыстных побуждений следует квалифицировать убийство, совершенное в целях получения материальной выгоды для виновного или других лиц (денег, имущества или прав на его получение, прав на жилплощадь и т.п.) или избавления от материальных затрат (возврата имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств, уплаты алиментов и т.п.). Так, суд правильно квалифицировал как покушение на убийство из корыстных побуждений действия Б-ой, которая с целью уклонения от уплаты Бал-ой крупного долга пыталась убить потерпевшую путем нанесения ей ударов по голове кухонным топориком, но по не зависящим от нее обстоятельствам не смогла довести преступление до конца [38, с.131].

Вместе с тем, как показывает изучение судебной практики, иногда суды ошибочно квалифицируют как совершенное из корыстных побуждений убийство, когда умысел на завладение имуществом потерпевшего возникает и реализуется после совершения убийства.

С. был осужден по п. "в" ч.3 ст.162 и п. "з" ч.2 ст.105 УК РФ за совершение разбойного нападения и убийство из корыстных побуждений, сопряженное с разбоем.С. пришел переночевать в дом к своей родственнице - тете. Она его не пустила, и между ними возникла ссора, в результате которой С. избил потерпевшую, причинив черепно-мозговую травму, от чего наступила ее смерть. Положив труп на кровать, он снял с убитой золотые изделия. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев дело в кассационном порядке, указала, что при таких обстоятельствах у суда не было оснований для квалификации действий С. как разбойного нападения, сопряженного с убийством из корыстных побуждений, и переквалифицировала его действия на п. "б" ч.2 ст.158 (совершение кражи неоднократно: было установлено, что С. совершил еще несколько краж) и ч.1 ст.105 УК РФ (БВС РФ. 1999. № 3. С.18).

2.2 Убийство из хулиганских побуждений

Убийство из хулиганских побуждений (п. "и" ч.2 ст.105 УК) совершается на почве явного неуважения к обществу и общепринятым моральным нормам, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение. Нередко это преступление совершается без повода или с использованием незначительного повода как предлога для убийства.

Хулиганские побуждения означают намерение проявить явное неуважение к обществу, пренебрежение к общественному порядку, путем бесчинства, буйства выразить свой эгоизм, надругаться над людьми, продемонстрировать свое бесстыдство, жестокость. Если же эти побуждения не установлены, а преступное поведение человека определяется только его личными взаимоотношениями с потерпевшим, то причинение смерти в этих случаях не может быть квалифицировано как убийство из хулиганских побуждений независимо от места его совершения [27, 302].

В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г., по п. "и" ч.2 ст.105, т.е. как убийство из хулиганских побуждений, следует квалифицировать убийство, совершенное на почве явного неуважения к обществу и общественным нормам морали, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение (например, умышленное причинение смерти без видимого повода или с использованием незначительного повода как предлога для убийства).

Для определения хулиганских побуждений необходимо обратиться к ч.1 ст.213 УК РФ, предусматривающей ответственность за хулиганство. Однако диспозиция ч.1 ст.213 лишь в самых общих чертах определяет хулиганство как "грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия". Как видно, ст.213 специально не упоминает о мотивах этого преступления, а лишь обрисовывает объективную сторону. Тем не менее, и формулировка объективной стороны хулиганства, содержащаяся в ст.213, все же определенным образом раскрывает и содержание интеллектуального элемента субъективной стороны этого преступления, а именно сознание виновного, что его действия грубо нарушают общественный порядок и выражают явное неуважение к обществу. Термин "хулиганские побуждения" изначально и приобрел свое содержание применительно к субъективной стороне хулиганства. Поэтому, исходя из толкования диспозиции ст.213, можно сделать вывод, что хулиганскими мотивами являются побуждения, в основе которых лежит стремление грубо нарушить общественный порядок, выразить свое неуважение к обществу. Разумеется, это слишком общее определение, которое может быть принято только за отправной момент. Существует необходимость конкретизации содержания хулиганских побуждений.

В качестве проявления хулиганских побуждений могут быть грубое озорство, носящее опасный характер, пьяная "удаль", стремление в самой грубой форме показать свое "могущество и силу", желание поиздеваться над окружающими, обратить на себя внимание циничным поведением. Виновный в убийстве из хулиганских побуждений посягает на жизнь другого лица не в связи с личными отношениями с потерпевшим, а в силу стремления проявить неуважение к общественному порядку и правилам поведения, общепринятым в отношениях между людьми [24, с.233].