Мир Знаний

Уголовная ответственность несовершеннолетних и ее особенности (стр. 2 из 18)

Современных работ по данной тематике практически нет. Можно выделить лишь работу Сафуанова Ф. “Психолого-психиатрическая экспертиза несовершеннолетнего обвиняемого”, в которой рассмотрен сложный вопрос проведения комплексной психолого-психиатрической экспертизы несовершеннолетнего обвиняемого.

Поэтому можно сказать, что вопросы уголовной ответственности несовершеннолетних в России остаются ещё слабо разработанными. Если общие вопросы, в той или иной степени, рассматривались в научной литературе, то содержание отдельных частей данной темы не было пока предметом подробного специального исследования юристов.

ГлаваI. История развития уголовного законодательства

об ответственности несовершеннолетних.

Рассматривая уголовное законодательство России в историческом аспекте можно отметить, что оно на большинстве этапов своего развития искало средства исправления юных правонарушителей, не связанные с применением мер уголовной репрессии. Так, в декрете СНК РСФСР от 14 января 1918 г. “О комиссиях для несовершеннолетних” указывалось, что “суды и тюремное заключение для малолетних и несовершеннолетних упраздняются, а дела о несовершеннолетних до 17 лет, замеченных в деяниях общественно опасных, подлежат ведению комиссии о несовершеннолетних”.

Основная идея декрета - исправление прежде всего мерами воспитательного характера, была воплощена при разработке уголовного законодательства об ответственности несовершеннолетних. Ст. 13 “Руководящих начал” по уголовному праву РСФСР 1919 г. предусматривалось, что несовершеннолетние до 14 лет не подлежат суду и наказанию. К ним применяются лишь воспитательные меры (приспособления). Такие же меры применяются к лицам от 14 до 18 лет, “действующим без разумения”. Если же они “действуют с разумением”, т.е. сознавая общественную опасность своих действий, то возможны меры уголовного наказания. Право решения этого вопроса предоставлялось суду.

Декрет СНК РСФСР “О делах несовершеннолетних, обвиняемых в общественно-опасных действиях”, принятый 4 марта 1920 г., повысил возраст несовершеннолетних, дела которых подлежали рассмотрению на комиссиях, до 18 лет. В соответствии со ст. 4 декрета эти комиссии имели право передавать в суд дела лиц в возрасте 14-18 лет только в том случае, когда меры медико-педагогического воздействия не оказали должного влияния.[2]

К 1920 г. на территории РСФСР было создано 245 комиссий по делам несовершеннолетних, детально разработаны меры, которые они могли применять. Перечень мер медико-педагогического характера содержался в инструкции, утверждённой в 1920 г. постановлением Наркомпроса, Наркомздрава и Наркомюста РСФСР. Комиссии широко использовали предоставленные им права. Их деятельность сыграла важную роль в ликвидации беспризорности и предупреждения преступности среди несовершеннолетних. Однако многие подростки, жившие вне семьи и общавшиеся со взрослыми преступниками, нуждались в более эффективных методах, связанных с помещением в воспитательные или лечебно-воспитательные учреждения. Первые из них были созданы уже в 1918г. Это были детские дома, приёмники-распределители, школы-коммуны, институты трудового воспитания для особо трудных подростков, реформатории. Так, на созданный российский реформаторий для особо трудных правонарушителей в возрасте от 17 до 21 года была возложена задача обучения, воспитания и подготовки молодёжи к трудовой жизни. Просуществовало это учреждение недолго. Трудности экономического порядка, отсутствие достаточного числа педагогов и воспитателей привели к его ликвидации .[3]

Аналогично складывались судьбы и других воспитательных учреждений для несовершеннолетних правонарушителей (школы фабрично-заводского обучения, трудовые коммуны и др.). Комиссии по делам несовершеннолетних, действовавшие, в основном, на общественных началах, не могли обеспечить надлежащий уровень работы с социально запущенными детьми. Контингент самих комиссий был нестабилен, члены их в большинстве случаев не имели педагогического образования и опыта работы.

В связи с создавшимся положением третья сессия ВЦИК 1-го созыва 1922 г., обсуждавшая проект уголовного законодательства, положительно решила вопрос о расширении компетенции суда в борьбе с преступностью несовершеннолетних. Д.И. Курский по этому поводу сказал: “Это, конечно, объясняется не ошибочностью нашего метода, а недостатком материальных средств. Если бы у нас была сейчас возможность организацию медико-педагогического воздействия поставить так, как нужно, то есть открыть сеть учреждений для малолетних и несовершеннолетних, тогда этот вопрос был бы решён вполне благополучно”.

Названный аргумент, к сожалению, и в дальнейшем развитии законодательства нередко служил причиной усиления уголовно-правовых репрессий в отношении лиц, не достигших 18 лет. УК РСФСР 1922 г. вновь снизил возраст уголовной ответственности с 18 до 16 лет. Для лиц младше этого возраста основным средством воздействия по-прежнему были меры воспитательного характера. Уголовная ответственность к подросткам 14-16 лет применялась по постановлениям комиссий в исключительных случаях, когда меры воспитательного характера не оказывали надлежащего воздействия.

Основными началами уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1924 г. были введены понятия “малолетний и несовершеннолетний” правонарушитель. В ст. 7 Основ указывалось, что к первым можно применять лишь меры медико-педагогического характера. Ко вторым они применяются только в тех случаях, когда соответствующие органы признают невозможным назначить меры судебно-исправительного характера. Определение возраста, с наступлением которого связывалось понятие малолетнего и несовершеннолетнего, а также обязательных случаев привлечения несовершеннолетних к уголовной ответственности относились к компетенции союзных республик. Однако УК РСФСР 1926 г. не указал точного возраста уголовной ответственности. Деление на малолетних и несовершеннолетних производилось лишь теоретически; в законе эти понятия отсутствовали.[4]

В ст. 12 УК (в редакции 1935 г.) был дан перечень преступлений, за которые устанавливалась уголовная ответственность лиц, достигших к моменту совершения преступления 12-летнего возраста. Исходя из данной статьи можно было сделать вывод, что малолетние – это дети до 12 лет, а старше – несовершеннолетние. Практика, больше ориентированная на теорию права и здравый смысл, шла по пути признания малолетними и лиц старше 12 лет.

В период с 1925 по 1931г. большинство дел на правонарушителей в возрасте до 18 лет рассматривалось комиссиями по делам несовершеннолетних. В суды передавалось около 10% дел.

В инструкции Наркомпроса РСФСР по делам несовершеннолетних, принятой в 1921 г., указывалось, что комиссии должны передавать в суд дела лишь о тех несовершеннолетних, которые неоднократно привлекались за преступления или совершали побеги из детских учреждений, куда определялись комиссиями в связи с совершением нетяжкого преступления.

Следующий, отличающийся от предыдущих период начался с принятия Постановления ЦИК и СНК от 7 апреля 1935 г. “О мерах борьбы с преступностью несовершеннолетних”. Он продолжался до 1957 г. и характеризовался, с одной стороны, более чёткой разработкой мер по ликвидации беспризорности и безнадзорности подростков, а с другой – резким расширением и ужесточением уголовно-правовых методов борьбы с преступностью несовершеннолетних, в ущерб мерам воспитательного характера.[5] Наличие этих черт объяснялось рядом причин. Одна их них состояла в том, что к этому времени в стране, в основном, была ликвидирована беспризорность в том смысле, в каком она существовала в 1917-1927 гг. (отсутствие семьи, смерть родителей и близких родственников). Беспризорными стали считать подростков, которые, уйдя из дома, в течении двух месяцев и более находились вне семьи, учебного либо трудового коллектива. Наличие беспризорных и безнадзорных (т.е. находившихся вне родительского контроля) несовершеннолетних ставилось в вину не только родителям, но и местным советам, партийным, профсоюзным, комсомольским организациям, которые не прилагали достаточных усилий для ликвидации и предупреждения детской безнадзорности. В постановлении предлагалось принять безотлагательные меры к предупреждению преступности несовершеннолетних. Рекомендовалось привлекать к уголовной ответственности лиц, вовлекающих подростков в преступную деятельность.

Крайне важный в деле борьбы с преступностью несовершеннолетних документ носил декларативный характер и не был обеспечен практическими мерами. Положение о комиссиях по делам несовершеннолетних, принятое ещё в 1931 г., не содержало чёткого перечня мер воспитательного характера. Отсутствовала материальная база для увеличения числа детских воспитательных и лечебных заведений. Более того, названным постановлением комиссии по делам несовершеннолетних были вообще ликвидированы. С 1935 по 1960 г. в стране не было специального органа, координирующего работу многих учреждений, ведомств и общественных организаций по предупреждению преступности несовершеннолетних.

Одновременно был принят Закон, датированный тем же числом (7 апреля 1935 г.), который резко понизил возраст уголовной ответственности за ряд наиболее распространённых среди несовершеннолетних преступлений. С 12 лет к ответственности с применением всех мер уголовного наказания стали привлекать за кражу, насилие, телесные повреждения, увечья, убийство либо попытку убийства.