Мир Знаний

Уголовная ответственность несовершеннолетних и ее особенности (стр. 7 из 18)

Ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего могут предусматривать запрет посещения определённых мест, использования определённых форм досуга, в том числе связанных с управлением механическим транспортным средством, ограничение пребывания вне дома после определённого времени суток, выезда в другие местности без разрешения специализированного государственного органа. Несовершеннолетнему может быть предъявлено также требование возвратиться в образовательное учреждение, либо трудоустроиться с помощью специализированного государственного органа. Однако, все эти ограничения преследуют позитивную цель - оградить подростка от вредных влияний микросреды, а также с помощью контроля нормализовать его поведение.

Закон содержит примерный, а не исчерпывающий перечень возможных ограничений, применяемых к несовершеннолетнему. Он может быть существенно расширен с учетом конкретных обстоятельств совершения преступления, окружения подростка, его участия в неформальных объединениях антиобщественной направленности, условий, характера учёбы или трудовой деятельности, служебной, материальной или иной зависимости, взаимоотношений с потерпевшим, соучастниками преступления и т. д.

Применение принудительных мер воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетнего было известно и УК РСФСР. Однако, новый УК, кроме некоторого терминологического различия в наименованиях этих мер, содержит и более существенные отличия. Прежде всего, принудительные меры воспитательного воздействия могут применяться теперь не только при совершении преступлений небольшой тяжести (ранее - преступлений, не представляющих большой общественной опасности), но и преступлений средней тяжести. Кроме того, в новом УК не указывается, кем (каким органом) несовершеннолетний может быть освобождён от уголовной ответственности в связи с применением принудительных мер воспитательного воздействия и кем (каким органом) могут быть назначены эти меры. Следовательно, не исключается освобождение от уголовной ответственности органом дознания, следователем с согласия прокурора или прокурором, а также судом, но назначение этих мер с учётом их принудительного характера исполнения возможно только судом.[15]

Применение принудительных мер в отношении несовершеннолетнего является альтернативой уголовной ответственности, исключающей применение к нему наказания. Суд может назначить одновременно несколько видов принудительных мер воспитательного воздействия. Это вполне обоснованно, поскольку по своему содержанию и направленности воздействия они различны и в реальной действительности могут сочетаться. Так, например, могут быть одновременно назначены предупреждение и передача под надзор родителей, возложение обязанности загладить причинённый вред и ограничение досуга. Согласно ч. 4 ст. 90 УК в случае систематического неисполнения лицом, не достигшим восемнадцатилетнего возраста, принудительной меры воспитательного воздействия эта мера по представлению специализированного государственного органа отменяется и материалы направляются для привлечения несовершеннолетнего к уголовной ответственности. Этим подчёркивается фактически условный характер применения принудительных мер воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетних.

Глава II. Особенности наказания несовершеннолетних.

2.1 Сущность, цели и принципы наказания несовершеннолетних .

Наказание, будучи основной формой выражения и реализации уголовной ответственности несовершеннолетних, применительно к этой категории преступников имеет свои существенные особенности, вытекающие из уголовной ответственности несовершеннолетних. Эти особенности наказания отличают его от другой формы ответственности несовершеннолетних - от принудительных мер воспитательного характера.[16]

Для уяснения этих особенностей отправным является положение о том, что сущностью наказания является кара. Это положение, хотя в несколько негативной форме, но достаточно ясно выражено в законе. В то же время наказание нельзя сводить только к каре, оно имеет более сложные структуру и формы проявления. К ним могут быть отнесены и цели наказания, и его функции, которые могут меняться в зависимости от того, в каких условиях и в отношении каких правонарушителей оно применяется, от характера и направления уголовной политики. При всём этом сущностью, а не просто составной частью наказания остается кара, имеющая решающее значение при определении всех свойств и форм проявления наказания.

В юридической литературе нет единообразия в понимании содержания кары как сущности наказания. Большинство авторов обычно сводят её к страданиям, которые приносит осужденному применение наказания. Такой подход не дает возможности полнее раскрыть свойства и особенности карательного содержания наказания, проследить механизм его воздействия, особенно когда речь идет о разных категориях преступников, в частности несовершеннолетних. Более того, он таит в себе опасность переоценки значения чисто психофизического влияния наказания и , следовательно, ограничения его роли как социального, нравственно-этического и правового средства.

К раскрытию карательной сущности наказания правильнее было бы подходить с точки зрения рассмотрения его прежде всего как фактора социальной оценки поведения людей. Уголовная ответственность связана с оценочным моментом с порицанием, осуждением, а наказание объективизирует эту оценку. Если санкции соответствующих статей Особенной части УК выражают оценку тех или иных общественно опасных и предосудительных с точки зрения закона деяний в общих чертах, эвентуально, то эта оценка приобретает свою реальность и конкретное выражение только в индивидуализированном виде, когда наказание применено к конкретному преступнику. Кара в наказании как его сущность и выступает критерием этой оценки, порицания, осуждения или неодобрения (мы рассматриваем как синонимы). Без этого трудно себе представить социальную роль наказания, тем более, что оно в обществе используется не с целью возмездия или мести за совершённое преступление, а как средство воспитания личности.

Такой подход к пониманию карательной сущности наказания соответствует общему социологическому представлению о значении всякого оценочного фактора для поведения и поступков людей. Наказание в его разных формах, как и поощрение, выражает общественное мнение, мнение группы, коллектива, более крупных общественных объединений или всего общества, их оценку. “Влияние общественного мнения на внутренний мир личности и ее поведение осуществляется через высказывание им одобрения или осуждения по поводу поступков и действий личности. Через эти суждения, точнее через оценку, выражаемую ими, мнение воздействует и на разум, и на волю, и на чувства человека, перестраивает его жизненные установки и поведение” . Интересно отметить, что Скрябин М. А. также связывал смысл и сущность наказания с оценочным моментом (хотя речь шла больше о педагогическом наказании) и видел “сущность наказания в том, что человек переживает, что осужден коллективом, зная, что он поступил неправильно...”, или “отправной точкой нашего наказания является целый коллектив: либо в более узком значении - отряд, бригада, класс, детское учреждение, либо в более широком - рабочий класс, государство”3 . Как видно, А. С. Макаренко имел в виду разные по масштабу способы оценки поведения личности, разновидности наказаний, имеющие свои качественные определённости в зависимости от того, чью оценку они выражают, на чьё мнение они опираются. В соответствии с характером преступного поступка мера оценки, которую выражает уголовное наказание с помощью своей карательной сущности, имеет качественную определённость. Здесь оценка в законе и её индивидуализация судом в отношении конкретных преступников носят общегосударственный характер. Точно так же, как понятие преступления имеет качественную определённость, выражающуюся в его общественной опасности и отличающую его от иных правонарушений и антиобщественных поступков, понятие уголовного наказания имеет свою качественную определённость, воплощённую в каре и отличающую эту меру оценки и воздействия на правонарушителей от иных мер.

Оценка, которая выражается наказанием с помощью кары, не просто субъективна. Она объективна и материализуется в конкретных правоограничениях и лишениях (правоущемлениях), что делает её весомой и чувствительной с точки зрения человеческого восприятия и способной вызвать нежелательные для осуждённого последствия. Но нельзя всё это сводить только к страданиям, которые испытывают или должны испытывать осужденные. Кара непосредственно выражается в определённых правоограничениях, правоущемлениях; она вторгается в правовой статус осужденного, образно говоря, нарушает его правовое благополучие, охраняемое и оберегаемое законом во всех остальных случаях, когда лицо не выступает против установленного правопорядка; поэтому она есть правовое бремя и лишь в этом смысле способна, ущемляя интересы и блага осужденного, доставлять ему тяготы и страдания.

Наиболее существенным свойством кары как сущности наказания является её соразмерность содеянному, совершённому преступлению. Это свойство позволяет разграничить уголовное наказание от других мер государственного принуждения и общественного воздействия, которые в своей сущности также могут заключаться в правонарушениях. Конечно, нельзя утверждать, что указанным мерам вовсе не свойственна соразмерность оцениваемому правонарушению. Но при уголовной каре это свойство определено самим законом применительно к конкретным составам преступлений. Установление же соразмерности в каждом конкретном случае совершения преступления производится судом и только судом при индивидуализации назначения наказания преступнику.[18]