Мир Знаний

Квалификация простого убийства ч. 1 ст. 105 УК РФ (стр. 3 из 7)

Законодательство Российской Федерации считает эвтаназию абсолютно недопустимой; сюда относится и прекращение искусственных мер по поддержание жизни. По уголовному закону РФ она приравнивается к убийству. Врач не может и не должен убивать ни при каких обстоятельствах, чтобы не подвергать риску нравственные основы профессии медика.

Добровольное согласие потерпевшего на лишение его жизни не исключает ответственности за умышленное причинение смерти. Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан запрещают осуществление эвтаназии. Медицинский персонал не вправе удовлетворить просьбу больного об ускорении его смерти какими-либо действиями или средствами, в том числе и путем прекращения искусственных мер по поддержанию жизни[20].

Объективная сторона убийства состоит в противоправном лишении жизни другого человека. Указание на противоправность рассматриваемого деяния имеет важное значение. Не является, например, преступлением лишение жизни другого человека в состоянии необходимой обороны (ст. 37), приведение в исполнение приговора к смертной казни.

Убийство может быть совершено как путем активного воздействия на жертву (действия), так и путем бездействия. Чаще всего убийство совершается путем действия, нарушающего функции или анатомическую целостность жизненно важных органов человека. Действия, которыми причиняется смерть, в большинстве своем физические: нанесение ранений, дача отравляющих веществ, удушение и т.п. Однако убийство может осуществляться и путем психического воздействия: угрозы, испуг, умышленное сообщением сведений, вызвавших инфаркт. Например, человеку, страдающему тяжелой формой кардиологического заболевания, посылают ложную телеграмму о смерти его близких в расчете на то, что он скончается от сердечного приступа. Так и происходит.[21]

В последнее время в результате расширения форм и методов воздействия на человеческую психику причинение смерти человеку путем психического воздействия приобретает еще более широкие возможности.

Убийство возможно также и в форме бездействия. Как правило, это может быть тогда, когда виновный с целью лишения жизни сам создает опасность наступления смерти путем бездействия и не предотвращает ее наступление, хотя мог и обязан был это сделать.

Обязанность виновного совершить действия по предотвращению смерти может вытекать из требований закона (родители не кормят своих новорожденных или малолетних детей или не принимают иных мер для сохранения их жизни с целью причинения им смерти). То же самое делают взрослые дети с целью избавиться от своих престарелых родителей в тех случаях, когда последние не способны передвигаться и обеспечивать свои естественные потребности.

Таким образом, ответственность за убийство путем бездействия наступает лишь при наличии объективных и субъективных предпосылок: специально возложенных на лицо обязанностей по охране жизни законом, профессией, договором и имевшейся у лица реальной возможности предотвратить наступление смерти, т.е. совершить определенные действия, могущие предотвратить смерть.

Общественно опасное последствие – смерть потерпевшего, – обязательный признак объективной стороны убийства. Таким образом, убийство относится к преступлениям с так называемым материальным составом. Оконченное убийство имеет место в тех случаях, когда в результате деяния виновного последовала смерть. При этом не имеет значения, наступила ли смерть сразу или последовала спустя какой-то промежуток времени после этого.

При отсутствии причинной связи между деянием и последствием лицо несет ответственность только за совершенное деяние.

Уголовно-правовая наука исходит из того, что, устанавливая причинную связь по делам об убийстве, необходимо иметь в виду следующее:

а) причинная связь устанавливается не только между наступлением смерти и непосредственными физическими телодвижениями преступника, но и действиями различных механизмов, стихийных сил природы, животных и т. п., которые были использованы убийцей для причинения смерти другому человеку;

б) действия субъекта признаются причиной смерти только в том случае, если они явились необходимым для лишения жизни потерпевшего условием, при отсутствии которого смерть не могла наступить;

в) действия лица, являющиеся необходимым условием наступления преступного результата, могут считаться причиной смерти только в случае, если результат из этих действий (бездействия) вытекал с необходимостью, а не явился порождением случайного стечения обстоятельств, лишь внешне связанных с ними.

При выяснении объективной стороны убийства необходимо также уделять внимание месту, времени, способам и орудиям, всей обстановке совершения этого преступления. При этом время смерти решающего значения не имеет. Важно другое – установление умысла на лишение жизни.

Способы совершения убийства учитываются в качестве квалифицирующих признаков лишь тогда, когда они прямо указаны в законе. Например, на убийство с особой жестокостью указывается в п. «д» ч. 2 ст. 105 УК. В других случаях способы могут учитываться при индивидуализации наказания.

Приведем пример. Вечером 29 мая 2000 года А. в квартире у своего брата А.А. распивал спиртные напитки вместе с братом и зятем К., а также их знакомым П. Во время застолья между А. и П. произошла ссора в связи с тем, что последний ранее принимал участие в избиении А.

После распития спиртного П., находясь в состоянии опьянения, уснул.

А. на почве возникшей неприязни достал на кухне топор и со словами, что он убьет его, подошел к спавшему П. К., услышав слова А. и увидев его с топором, стал убегать от него.

А. догнал его и около закрытой на замок двери нанес К. три удара топором по рукам, которыми он прикрывал голову.

После этого в присутствии К. А. стал наносить удары топором спавшему П. по рукам и ногам, а также по другим частям тела, причинив ему 32 раны различной степени тяжести, в результате которых потерпевший скончался на месте.

К., увидев происходившее и спасая свою жизнь, выпрыгнул через окно со второго этажа и убежал с места преступления.

В надзорной жалобе осужденный А. ставит вопрос об изменении состоявшихся в отношении его судебных решений, переквалификации его действий с п. «д» ч. 2 ст. 105 на ч. 1 ст. 105 УК РФ и смягчении наказания, оспаривая признак особой жестокости при убийстве П.

Рассмотрев уголовное дело по надзорной жалобе осужденного А., Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит доводы жалобы обоснованными и подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Суд при квалификации действий А. по обвинению в убийстве П. по признаку особой жестокости исходил из того, что осужденный причинял потерпевшему страдания еще при жизни, нанося раны в ногу, руку, лицо, относящиеся к легким телесным повреждениям, одновременно причиняя тяжкий вред здоровью потерпевшего.

Как следует из протокола судебного заседания, государственный обвинитель в прениях заявил, что П. спал пьяный, а в момент его убийства отсутствовали его близкие родственники. В связи с этим государственный обвинитель отказался от поддержания обвинения в отношении А. по факту убийства П. по квалифицирующим признакам и просил переквалифицировать его действия с п. п. «в», «д» ч. 2 ст. 105 на ч. 1 ст. 105 УК РФ[22].

Субъективная сторона убийства характеризуется только умышленной виной. В отличие от УК РСФСР (ст. 106) УК РФ не знает термина «неосторожное убийство», так как в общественном сознании «убийство» ассоциируется лишь с умышленным причинением смерти. Причинение смерти по неосторожности образует по УК РФ самостоятельный состав преступления (ст. 109).

Умысел при этом может быть как прямым, так и косвенным. Лицо осознает, что совершает деяние (действие или бездействие), опасное для жизни другого человека, предвидит возможность или неизбежность наступления смерти потерпевшего и желает (при прямом умысле) либо сознательно допускает наступление смерти или безразлично относится к ней (при косвенном умысле).[23]

6 сентября 1997 года на базе отдыха «Иреш-Томак» в связи с закрытием сезона находились несколько строителей и отдыхающих «дикарями» граждан, среди которых были С. и Л. Все эти лица находились в столовой и употребляли спиртные напитки. Приехавшие на базу С-в и Сахибгареев выгнали всех из столовой и предложили идти спать. По этому поводу между С. и С-вым возникла ссора, перешедшая в драку. Дерущихся разняли, но в 23 часа того же дня С., Л. и С-в встретились на берегу реки и продолжили ссору. Л. ударил С-ва кулаком в лицо и ушел. С. и С-в продолжили драться в воде. Когда С-в упал в воду, С. умышленно стал удерживать его голову в воде до тех пор, пока С-в не перестал двигаться, то есть убил потерпевшего[24].

Покушение на убийство возможно только с прямым умыслом. При решении вопроса о содержании умысла виновного необходимо исходить из совокупности всех обстоятельств преступления, в частности, учитывать предшествующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения, причины прекращения преступных действий, способы и орудия преступления, характер и локализацию ранений, например, в жизненно важные органы, а также последующее поведение виновного. При доказанности покушения на убийство дополнительной квалификации по фактически наступившим для потерпевшего последствиям не требуется.

Исключительно важное значение имеет в числе обстоятельств, характеризующих субъективную сторону убийства, установление по делам этой категории мотивов, целей и эмоции лишения потерпевшего жизни. Они могут выступать в качестве обязательных признаков состава (например, цель скрыть другое преступление является обязательным признаком убийства, квалифицируемого по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК, состояние аффекта – обязательный признак ст. 107 УК) либо учитываться при индивидуализации наказания в качестве смягчающих или отягчающих обстоятельств.