Мир Знаний

Квалификация простого убийства ч. 1 ст. 105 УК РФ (стр. 6 из 7)

В указанном Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации отмечается, что убийство необходимо отграничивать от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, имея в виду, что при убийстве умысел виновного направлен на лишение потерпевшего жизни, а при совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК, отношение виновного к наступлению смерти потерпевшего выражается в неосторожности. При решении вопроса о направленности умысла виновного следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения.

Так, в литературе имеются различные суждения об объекте такого преступления, как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть человека (ч. 4 ст. 111). В одном случае называются в качестве такового здоровье и жизнь человека, а в другом – только здоровье. Наиболее правильным следует считать посягательство именно на здоровье человека, опасное для жизни человека.

Следует отметить, что при квалификации общественно опасных деяний, направленных на такие важные блага и ценности человека, как жизнь и здоровье, необходимо уделять внимание тщательному изучению и выявлению существующих критериев отграничения убийств от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть человека. Так, причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего является «первичным последствием», которое в свою очередь вызывает еще более тяжкое последствие – смерть потерпевшего (вторичное последствие). Первичное последствие обусловливает наступление вторичного, потому между ними должна быть установлена причинная связь. В случае если смерть потерпевшего наступила вследствие иных причин (например, индивидуальное состояние организма жертвы и др.), то содеянное не может квалифицироваться по ч. 4 ст. 111 УК[39].

Установлено, что наибольшие трудности при квалификации деяния по ч. 4 ст. 111 УК возникают прежде всего из описания признаков деяния, предусмотренного ч. ч. 1, 2 или 3 ст. 111, а также определения сущности слова «повлекшие». Кроме того, особую сложность на практике представляет оценка субъективных свойств деяния, а именно установление вины в содеянном.

Отличительной чертой данного преступления от других преступлений против здоровья, повлекших вред различной тяжести, является наличие в деянии по ч. 4 ст. 111 двойной формы вины. Согласно ст. 27 УК РФ, если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые не охватывались умыслом виновного, уголовная ответственность за такие последствия наступает в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. Такое преступление признается совершенным умышленно.

Таким образом, следует учитывать, что преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 111 УК, характеризуется наличием как прямого, так и косвенного умысла, направленного на причинение тяжкого вреда здоровью, и неосторожной формой вины (легкомыслием либо небрежностью) по отношению к наступлению смерти потерпевшего. Преступление с двойной формой вины характеризует причинная связь между совершением деяния, содержащего все признаки основного преступления (т.е. умышленного причинения тяжкого вреда здоровью), и наступлением дополнительных, производных последствий. Эти последствия могут быть вменены в вину лицу, если они обусловлены совершением основного преступления. По своей сути двойная форма вины при совершении такого деяния может выражаться в прямом умысле и преступном легкомыслии, прямом умысле и преступной небрежности, косвенном умысле и преступном легкомыслии, а также косвенном умысле и преступной небрежности.

Изучение судебной практики подтверждает, что вина в смерти потерпевших большинства осужденных по ч. 4 ст. 111 УК РФ выражалась в виде преступной небрежности. В то же время случаи, когда лицо, действуя с внезапно возникшим неопределенным умыслом, предвидит возможность наступления смерти, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывает предотвратить смерть потерпевшего, на практике встречаются достаточно редко. В таких ситуациях виновный рассчитывает на неопределенный результат своего деяния, а его действия квалифицируются как убийство (ст. 105 УК)[40].

Заключение

Завершая свое исследование вопросов квалификации «простого» убийства, заострим еще раз свое внимание на наиболее значимых выводах.

Сама сущность убийства обуславливает особую опасность этого преступлений. Она состоит в том, что человек лишается жизни. Смерть потерпевшего исключает возможность загладить причиненный вред. Если при совершении некоторых преступлений причиненный ущерб может быть полностью или в значительной степени устранен (заглажен), то при лишении жизни человека последствия необратимы, их невозможно устранить. Вред в данном случае не ограничивается самим фактом лишения жизни потерпевшего; близким потерпевшего, а также государству и обществу причиняется материальный ущерб: близкие часто лишаются помощи погибшего, а государство и общество лишаются гражданина, который вносил своим трудом вклад в их благополучие. Близким причиняется и моральный вред, который, по нашему мнению, также подлежит возмещению. Поэтому есть основания считать причиняемый преступлениями против жизни вред во всех его проявлениях обязательным признаком общественной опасности этих преступлений.

Жизнь как объект уголовно-правовой охраны возникает в момент начала физиологических родов (схваток). Причинение ущерба, не совместимого с жизнедеятельностью, младенцу, появившемуся на свет уже нежизнеспособным вследствие естественных причин, следует квалифицировать как покушение на убийство по признаку посягательства на негодный объект.

Конечным моментом человеческой жизни является смерть. Различают клиническую и биологическую смерть. После остановки дыхания и кровообращения наступает стадия клинической смерти продолжительностью 5-6 мин. При охлаждении этот период может увеличиться до 10 мин и более. Последняя стадия умирания – биологическая смерть. Нарушается интегрирующая деятельность центральной нервной системы. Наступает «смерть мозга». Это уже необратимое состояние, хотя жизнедеятельность других органов и тканей некоторое время может сохраняться.

По ч. 1 ст. 105 УК могут быть квалифицированы убийства на почве личных неприязненных отношений, из ревности, мести, трусости (мнимая оборона), ритуальное убийство (при условии совершения его одним лицом, а не группой), убийство в ходе драки или ссоры, убийство по просьбе самого потерпевшего (например, в случае наличия у него мучительной и неизлечимой болезни).

При привлечении к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 105 УК, следует учитывать разъяснения Пленума Верховного Суда РФ в п. 4 Постановления «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)», где четко сказано, что по ч. 1 ст. 105 УК квалифицируется убийство, совершенное без квалифицирующих признаков, указанных в ч. 2 ст. 105 УК РФ, и без смягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. 106, 107 и 108 УК РФ (например, в ссоре или драке при отсутствии хулиганских побуждений, из ревности, по мотивам мести, зависти, неприязни, ненависти, возникшим на почве личных отношений).

Признаки состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК, в целом совпадают с общими признаками убийств. Вместе с тем можно выделить следующие особенности, связанные с субъективной стороной преступления: направленность умысла, мотивы и цели преступления.

При уточнении направленности умысла для правильной квалификации действий обвиняемого необходимо установить данные о характере взаимоотношений между обвиняемым и потерпевшим, обстоятельства, предшествовавшие совершению преступления. В этом случае при расследовании, например, убийства из ревности можно получить информацию, на основании которой эксперт-психолог сможет сделать вывод о наличии или отсутствии у обвиняемого в момент совершения преступления состояния аффекта.

Мотивы и цели преступления при расследовании убийств, квалифицируемых по ч. 1 ст. 105 УК, позволяют отграничить их от преступлений, предусмотренных ч. 2 этой статьи. Например, если при расследовании будет установлено, что обвиняемый совершил убийство с целью завладения имуществом потерпевшего, то его действия будут квалифицированы по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК.

Субъективная сторона убийства отграничивается от причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК), по направленности умысла: при убийстве умысел виновного направлен на лишение потерпевшего жизни, а при совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, отношение виновного к наступлению смерти потерпевшего выражается в неосторожности.