Мир Знаний

Доказательства в хозяйственном процессе (Украина) (стр. 2 из 5)

Обращает на себя внимание, что здесь разорваны фак­тические данные и средства их получения, но и те и дру­гие именуются доказательствами. Между тем сущность фактиче-ских данных и средств доказывания не одна и та же. И определение их одним термином едва ли является оправданным. Чтобы избежать отрыва фактических дан­ных от средств доказывания и исключить возможность противопоставления их, следовало бы в определе-нии до­казательства объединить их в единое целое.

Например, так: доказательствами в хозяйственном процессе являются фактические данные, которые с помо­щью установленных в законе средств и в определенном порядке свидетельствуют об обстоятельствах, имеющих значение для разрешения хозяйственного спора.

Доказательства как источники фактических данных по своему содержанию и харак-теру формы закон (ст. 32 ХПК) делит на несколько групп:

1) письменные доказательства;

2) вещественные доказательства;

3) заключение экспертизы;

4) объяснение представителей сторон (а также, конеч­но, третьих лиц с самостоятельным требованием и без такового);

5) объяснения должностных лиц и других работников предприятий, учреждений и организаций, не только участвующих в деле.

В хозяйственном процессе наиболее распространенны­ми и убедительными доказа-тельствами чаще всего выс­тупают письменные. Объясняется это тем, во-первых, что хо-зяйственные взаимоотношения, как правило, оформля­ются договорами, соглашениями, пе-репиской и т.д. Во-вторых, письменные доказательства являются наиболее достоверными и стабильными. Они не могут изменяться, как это нередко случается с объяснениями пред-ставите­лей сторон и других лиц.

Письменные доказательства могут быть самыми раз­нообразными: решения, распо-ряжения, договоры, перепис­ка, акты и т.д. Единым, что объединяет их всех, является то, что они своим содержанием свидетельствуют о дока­зываемых обстоятельствах, имеющих значение для раз­решения спора.

Письменные доказательства могут представляться суду в подлиннике или надлежа-щим образом заверенной ко­пии, выписке из соответствующего документа. Конечно, для суда предпочтительнее иметь дело с подлинными до­кументами, так как копии могут быть недостоверными в силу невнимательности, ошибок при копировании или сознательного искажения содержания документа. Если у суда возникает сомнение такого плана, он впра-ве затребо­вать от соответствующего лица подлинный документ.

Следует иметь в виду, что по спорам, вытекающим из перевозки грузов любым ви-дом транспорта, а также по оказанию услуг органами связи, при предъявлении пре­тензий и исков необходимо предъявление только подлин­ных документов. Это требование закона по этим делам является обоснованным, учитывая множественность участников в процессе пе-ревозки, оказания услуг связи, право предъявления претензии и иска в некоторых случаях принадлежит не одной, а двум организациям (отправите­лю и получателю). И поскольку подлинный документ один, а копий может быть неограниченное количество, то рассмотре-ние претензий и исков только на основании под­линных документов предотвращает пред-ъявление несколь­ких претензий и исков по одному и тому же спорному факту и способств-ует скорейшему разрешению спора.

Важную роль в доказывании играют и вещественные доказательства. К ним относя-тся самые различные вещи, предметы, которые своими специфическими особенностя­ми свидетельствуют об обстоятельствах, имеющих значе­ние для разрешения спора. Следует иметь в виду, что ве­щественными доказательствами могут быть и докумен­ты. Отличие документа как письменного доказательства от документа — вещественного доказательства состоит в том, что в первом случае документ свидетельствует о со­ответствующих обстоя-тельствах своим содержанием, а во втором — специфическими особенностями (подчистка, подделка, исправление и т.п.).

Если для разрешения спора суд должен правильно оценить обстоятельства по слож-ным вопросам техники, технологии, науки, искусства, литературы и т.д., он вправе назна-чить экспертизу. Экспертиза может поручаться как соответствующим компетентным орга-низациям, так и конкретным специалистам. Экспертиза проводится в со­ответствии с Хо-зяйственным процессуальным кодексом и Законом «О судебной экспертизе».

Эксперт должен дать ответы на все вопросы, постав­ленные ему судом и сторонами, третьими лицами через суд. Эксперт вправе знакомиться с материалами дела, уча­ствовать в заседании, ставить вопросы сторонам и отве­чать на их вопросы.

В случае неполноты заключения эксперта, оставления без ответа отдельных вопро-сов, суд может назначить дополнительную экспертизу, поручив ее тому же эксперту. От дополнительной экспертизы следует отличать повтор­ную, которая назначается в тех слу-чаях, когда суд сомне­вается в достоверности и убедительности первоначальной экспер-тизы в связи с недостаточной квалификацией экс­перта или возникновения сомнений в его объективности.

Доказательствами являются также объяснения пред­ставителей сторон, третьих лиц, которые они дают по ходу рассмотрения дела. Хотя стороны и третьи лица являют­ся заин-тересованными в исходе дела, однако игнориро­вать их объяснения нельзя, но оценивать следует более критически по сравнению и с учетом других доказа­тельств.

Крайне редко, но все же доказательствами иногда яв­ляются объяснения должност-ных лиц и иных работни­ков как самих сторон, так и других сторонних организа­ций. Как отмечалось выше, по существу эти лица явля­ются свидетелями, поскольку они дают объя-снения по фактам, которые восприняли с помощью собственных органов чувств. В поло-жении таких лиц могут оказаться и ауди­торы, проводившие проверки по инициативе сто-рон, раз­личных органов или суда. Хотя они несколько необыч­ные свидетели, а, так ска-зать, сведущие лица, но все же это не эксперты, а свидетели, поскольку и они восприни-мали интересующие суд факты с помощью своих органов чувств, проводя соответству-ющие проверки. Поэтому им не сле­дует давать возможности знакомиться с материалами дела и на основании их давать объяснения и даже представ­лять доказательства. В новом Хозяйственном процессу­альном кодексе желательно отказаться от двойственнос­ти право-вого положения всех этих лиц и определить их правовой статус как свидетелей предусмо-трев, в частно­сти, предупреждение их об уголовной ответственности за дачу ложных объя-снений.

В теории и в практике доказательства принято разгра­ничивать и по другим призна-кам. Так, различают пря­мые и косвенные доказательства. Прямыми являются такие, кото-рые непосредственно (прямо) свидетельствуют о доказываемом факте, обстоятельстве. На-пример, при поставке некачественной скоропортящейся продукции, заключение эксперта о порче продукции является пря­мым доказательством. Но если стороны спорят о причи­нах, времени и месте порчи, а продукция доставлялась железной дорогой в течение нескольких суток, то сведе­ния о своевременности или несвоевременности доставки груза, о соблюде-нии в пути температурного режима и т.п., устанавливаемые с помощью соответствующих докумен­тов, будут косвенными доказательствами.

Конечно, на практике отдается предпочтение прямым доказательствам, но и косвен-ные нельзя считать второстепенными. Так, в рассмотренном примере для правильного

разрешения спора недостаточно было установить сам факт поставки некачественной про-дукции, надо было выяснить причины этого с помощью косвенных доказательств.

Принято также делить доказательства на первичные и производные. Применительно к до-кументам — это ориги­налы таковых, подлинники, а во втором случае — копии, выписки из документов. Выше отмечалось, что можно пред­ставлять и те и другие, но в установлен-ных законом слу­чаях необходимы только подлинные документы. Свиде­тельские показа-ния (или как указывается в ст. 30 ХПК, объяснения должностных лиц и других работни-ков) тоже могут быть первичными и производными в зависимости от того, как эти лица во-спринимали соответствующие фак­ты. Если непосредственно, то первичные, если же через посредство других лиц (со слов кого-то), то производные.

Конечно, первичные доказательства ценнее производ­ных, так как в них меньше может быть ошибок, неяснос­тей по тем или иным причинам. Не случайно в свое вре­мя в английском гражданском процессе существовало правило «лучшего доказательства», согласно которому должны были представляться оригиналы документов. Представление копий допускалось лишь в исключитель­ных случаях[8].

Некоторые авторы делят доказательства на личные и предметные в зависимости от того, кто является источни­ком соответствующих сведений. Если физическое лицо (истец, ответчик, третье лицо, свидетель, эксперт), то это личное доказательство. А если источни-ками фактичес­ких данных служит вещь, предмет, то предметное.

Большого практического смысла в этом разграниче­нии нет, так как неважно, от кого или от чего исходят сведения об интересующих суд фактах, главное — в их достовер-ности, убедительности, связи с устанавливаемы­ми обстоятельствами, определяющими правильное разре­шение спора.

В гражданском процессуальном праве Англии и США судебные доказательства подразделяются на достаточные и недостаточные, достоверные и недостоверные, устные и письменные, прямые и непрямые, непосредственные и производные, доброкачественные и недоброкачественные и т.п.[9]