Мир Знаний

Доказательства в хозяйственном процессе (Украина) (стр. 3 из 5)

Думается, надобности в столь подробном дроблении доказательств на указываемые группы нет, тем более, что они охватываются существующими видами доказательств в на-шем процессе.

Предмет доказывания

При сборе и исследовании доказательств важное зна­чение имеет предмет доказывания. Он не ограничивается обычно каким-то одним определенным юридически значимым фактом, а состоит из системы целого ряда фактов, определяющих характер взаимоотношения сторон и наличия или отсутствия правонарушения, особенно в тех случаях, когда спор идет о возмещении убытков или взыс­кании штрафных санкций. А категория этих дел среди .других по количеству занимает ведущее место. Так, в Одесском областном арбитражном суде в 2000 г. было рассмотрено 5482 имущественных спора, что составляет 69,1 % к общему числу разрешенных дел (статотчет за 2000 г.). Деятельность суда и сторон по доказыванию ; по делам данной категории имеет определенную специ­фику и сложности. Здесь важно прежде всего разграничить обязанности каждой стороны по доказыванию тех или иных фактов.

Известно, что хозяйственное правонарушение, так же как и гражданское, состоит из четырех элементов (осно­ваний ответственности). К ним относятся:

а) противоправное деяние;

б) убытки, причиненные потерпевшему;

в) причинная связь между деянием и убытками;

г) вина правонарушителя45.

Для хозяйственно-правовой ответственности в виде возмещения убытков необходимо наличие всех указанных элементов. Какие же из них должна доказать каж-

45 См.: Матвеев Г.К. Основания гражданско-правовой от­ветственности.— М., 1970.— С. 9; Грибанов В.П. Ответствен-Вость сторон по договору поставки.— М., 1962.— С. 8; Мале-Цн Н.С. Имущественная ответственность в хозяйственных от­ношениях.— М., 1968.— С. 22.

дая сторона в соответствии со ст. 33 ХПК? Понятно, что факт противоправного деяния должен доказать истец, права которого нарушены ответчиком. Известно, что про­тивоправным деянием может быть как действие, так и бездействие правонарушителя, выразившееся в наруше­нии законодательства или условий договора. Вот это и должен доказать истец. Очевидно, что и причиненные убытки, размер их опять-таки обязан доказать истец. Под убытками имеются в виду произведенные потерпевшим расходы, утрата или повреждение его имущества, а также не полученные доходы, которые он получил бы, если бы не было правонарушения (ст. 203 ГК).

Естественно, что и причинную связь между противо­правным деянием и убытками обязан доказывать также тот, кто обращается в суд за защитой своих прав, посколь­ку все эти три элемента непосредственно, тесно связаны между собой.

О причинной связи в гражданских и хозяйственных правонарушениях существует несколько различных мне­ний среди ученых. Наиболее распространенными среди них являются:

1) теория необходимой и случайной причинной связи;

2) теория прямой и косвенной причинной связи46.

Не останавливаясь подробно на рассмотрении их, от­метим лишь, что для ответственности по хозяйственному правонарушению необходима такая связь между проти­воправным деянием и убытками, из которой было бы видно, что убытки возникли именно в результате этого противоправного деяния.

Таким образом, из четырех элементов правонаруше­ния три должен обосновать и доказать истец. А вот вину правонарушителя он доказывать не должен, так как со­гласно ст. 209 ГК УССР вина правонарушителя предпо­лагается. Если последний считает, что не виновен, то обя­зан это доказать. Следовательно, в хозяйственных право­нарушениях, в отличие от уголовного права, где вину обвиняемого необходимо доказать, действует принцип от-противного — вина предполагается, но ее можно опровер­гать. И это должен делать правонарушитель.

46 См. подробнее: Абрамов НА. Применение теории причив-ной связи в арбитражной практике // Сов. государство и при' во.— 1972.— № 8.— С. 85-88.

Следует иметь в виду, что в тех случаях, когда речь идет об ответственности в виде уплаты неустойки (штрафа, пени), состав хозяйственного правонарушения состоит не из че­тырех, а из двух элементов — противоправного деяния и вины правонарушителя. Если убытки у потерпевшего и были, но он их не требует, а предъявляет иск только о взыс­кании неустойки, штрафа, пени, то не надо доказывать ни сам факт убытков, ни причинную связь между ними и противоправным деянием. Достаточно доказать сам факт противоправного деяния с учетом того, что вина правона­рушителя предполагается. Это положение однозначно при­знается как в науке, так и на практике47. 1 Разграничение обязанностей сторон по доказыванию различных элементов, оснований ответственности имеет важное значение как для сторон, давая им возможность сосредоточить внимание на определенных обстоятельствах, так и для суда, который получает возможность четко ори­ентироваться в том, какие доказательства по каким воп­росам должна представить та или иная сторона. Однако следует иметь в виду, что рассматриваемые разграниче­ния обязанностей сторон по доказыванию не являются абсолютными. Оно не означает, например, что ответчик не может представлять доказательства в опровержение самого факта правонарушения или размера убытков, при­чиненных потерпевшему. Так и истец не лишен права опровергать факты, представляемые ответчиком в обосно­вание своей невиновности.

Все доказательства, связанные с доказыванием элемен­тов, оснований ответственности, непосредственно касают­ся юридических фактов материально-правового характе­ра. Так, в рассмотренном выше примере о поставке недо­брокачественной скоропортящейся продукции такими Фактами являлись наличие договора между сторонами, на основании которого отгружалась продукция, факт порчи ее, причины порчи, размер убытка, вина отправителя или Перевозчика и т.п. То есть факты, определяющие харак-твр правоотношений сторон, правонарушение, характери-8Ующие его признаки. Это все то, что входит в предмет Дрказывания, т.е. юридические факты, порождающие со­ответствующие последствия для сторон. Но для разреше-

47 См.: Малеин Н.С. Указ, соч.— С. 19; Грибанов В.П. Указ. СОг>-~ С. 11.

ния спора эти факты должны быть доказаны. Эта цель достигается с помощью доказательственных фактов. В дан­ном случае ими будут договор сторон, заключение экс­пертизы о порче продукции, транспортные документы о решении охлаждения продукции при перевозке и т.д.

М.К. Треушников обоснованно разграничивает дока­зываемые юридические факты материально-правового характера и доказательственные факты, с помощью кото­рых устанавливаются первые. Кроме того, он выделяет еще третью группу фактов при доказывании — факты, имеющие сугубо процессуальное значение48. Здесь име­ются в виду факты, без которых процесс не может воз­никнуть или, возникнув, может быть прекращен. Сюда относятся соблюдение истцом доарбитражного порядка урегулирования Споров в предусмотренных законом слу­чаях, легитимация истцом ответчика и самого себя, фак­ты, указывающие на ошибочное возбуждение дела (ст. 62 ХПК) или неправильное оформление исковых материа­лов (ст. 63 ХПК) и т.п.

Такое разграничение доказательств является правомер­ным и способствует более четкой, целенаправленной дея­тельности сторон и суда при рассмотрении споров.

С предметом доказывания тесно связаны понятия относимости и допустимости доказательств.

Относимость, допустимость доказательств и факты, не требующие доказательств

Относимость доказательств означает, что суду следует представлять только те доказательства, которые относят ся к предмету доказывания, к обстоятельствам, имеющим значение для разрешения спора. Этим самым достигает ся экономичность и динамичность процесса. Стороны не должны загромождать дело документами, иными матери алами, которые не относятся к существу спора. Нельзя рассчитывать на то, что чем больше представишь доказа­тельств, тем позиция твоя будет убедительнее. Дело не в количестве представленных материалов, а в достовернос-

48 См.: Арбитражный процесс / Под ред. М.К. Треушнико-ва.— С. 88.

ти, убедительности их. Принимая исковое заявление и видя, что к нему приложены материалы, не имеющие от­ношения к существу спора, судья вправе возвратить его для дооформления. Хотя ст. 63 ХПК в настоящее время этого не предусматривает, но такие действия судьи соот­ветствовали бы ст. 34 ХПК.

Относимость доказательств не следует путать с допус­тимостью их. Если в первом случае речь идет о количе­ственных показателях, то во втором, можно сказать, мы имеем дело с качественными характеристиками доказа­тельств. Ранее уже отмечалось, что по некоторым видам споров закон предусматривает представление только оп­ределенных доказательств. Это касается прежде всего спо­ров по перевозкам грузов. Так, согласно п. 130 Устава железных дорог Украины при предъявлении претензий и исков к перевозчику в связи с утратой грузов, недостачей, повреждением, просрочкой в доставке груза, утраты бага­жа должны представляться в оригинале соответственно накладная, багажная и грузобагажная квитанции и ком­мерческий акт (не все, а только те, которые должны за­свидетельствовать соответствующий факт неисправной пе­ревозки).

Заменять эти доказательства другими потерпевшая сторона не вправе, и если их у нее не окажется, она не '^сможет обратиться в суд.

С предметом доказывания связаны также общеизвест­ные, преюдикционные и презюмируемые факты (ст. 35 ХПК).

Общеизвестными фактами, имеющими доказательствен­ное значение, являются такие, которые известны всем или широкому кругу лиц, в том числе судьям, в определен­ном регионе. Например, в ноябре 2000 г. в силу стихий­ного бедствия в некоторых областях Украины, в частно­сти, в северных районах Одесской области, возникли боль­шие разрушения электросетей, связи, дорог и т.д. Это вызвало нарушение нормальной деятельности многих предприятий и организаций. Независимо от этого неко­торые контрагенты их требовали выполнения обязательств, а при невыполнении — уплаты неустойки. И если нару­шение обязательств возникло в силу указанных обстоя­тельств, ответчики не должны были доказывать их, так как они являлись общеизвестным фактом.