Мир Знаний

Проблемы перевода текстов СМИ (стр. 2 из 4)

Примеры из англоязычной прессы:

Не was jetting off on a holiday and wanted an agreement before he hit the beach; Murdoch's group must juggle these factors while ensuring it does not take its eyes off the main prize; Tony Blair was accused of running scared last night...; Tony Blair has again given us all the slip; for all the media hoo-ha about hunting; he trotted fluffily into the Chamber for Questions yesterday, cocky as you please; Hands up anyone who has ever put the decimal point in the wrong place; Rubbish? Oh, really?; he was something of a heart-throb in the days of silent movies; he was quickly spotted by the passers-by, all of whom gave him the thumbs-up, etc.

 Широкое использование образной фразеологии и идиоматической лексики (как литературной, так и разговорной и просторечной), в том числе «деформированных» идиом, игры слов, каламбуров, пословиц и поговорок (часто также в «деформированном» виде) (характеризует как подписную, так и «анонимную» журналистику).

Примеры из русскоязычной прессы:

От вездесущих папарацци такого шила не утаишь; сериальные режиссеры нашли нехоженые детективные тропы за кулисами театра; ее новый фильм стерли в порошок; девушки-специи (о группе «Спайс герлз») в полном финансовом порядке; тюльпаны «новым голландцам» были ни к чему; потом все трое отойти на обочину исторического процесса; чтобы «заесть» свои многочисленные страхи, Хичкок нуждался в сладких пилюлях в виде наград и премий; наш девиз – «каждому здоровому духу – здоровое тело» и т.п.

Примеры из англоязычной прессы:

Daniel Bouton is licking his wounds; the human face of globalisation; the minister is barking up the wrong tree; Bush finally gets to follow in his father's footsteps; ENIC (name of company) has fingers in many pies; his son Charles, who cut his teeth opening franchises...; English Heritage took the plunge and bought the lease; not only they were powerful managers, but they played their cards close to their chests; this is one scenario where history is unlikely to repeat itself; the traditional summerhouse is dead, long live the twenty-first century summer-house! etc.

 Широкое использование иных стилистических средств, приемов и фигур речи – таких как гиперболы, литоты, образные сравнения, метафоры (в том числе развернутые и «застывшие», лексикализованные), метонимия, паронимическая аттракция (особенно в рекламных текстах), иносказания, эвфемизмы и др. (чаще характеризует авторские материалы, комментарии, статьи и заметки на различные темы и т.п.).

Примеры из русскоязычной прессы:

Ставка на свежие лица; этот суперпопулярный актер еще и сногсшибательно красив; обширные имения пошли с молотка; доставшийся за бесценок клочок Нью-Йорка; совестливый читатель, не желающий вламываться в чужую жизнь; «документальный» человек своей эпохи; жесткое вплетение музыки в ткань фильма; кто все-таки открывает эту форточку в Европу? (о «Радио Монте-Карло»), мутная экономика начала девяностых; Белый Дом выступил с заявлением; реакция Кремля не заставила себя ждать и т.п.

Примеры из англоязычной прессы:

She is a typical field commander (about a Head Gardener) in this new land army; increasingly porous frontiers; Teflon taoiseach (Irish prime Minister); out of the shadows; snail-paced consolidation; Cabinet reshuffle; golden opportunity; fuelling Russia's economy; the masks will eventually slip; Downing Street insisted that...; Number Ten has not interfered...; now they (the gardeners) are attacking perennials, advancing shoulder to shoulder like police finger-searching the scenes of crime; Frankfurt pushed up too high...while Amsterdam edged forward (on banking policies); Kevin's heaven; crisp and crunchy crackers, etc.

 Особая черта письменных текстов СМИ (и особая переводческая проблема) – газетные и журнальные заголовки, построенные на игре слов, на каламбурах, цитатах, аллюзиях и деформированных идиомах.

Примеры из русскоязычной прессы:

Русские подсластили пилюлю; Кто на Рублевке живет?; Не облагай меня без нужды (статья о налогах); «Оскар» невезения; Экий вок (заметка о китайской сковороде «вок»); Сотворение суши (материал о японской кухне); Во саду ли в огороде; Дежа вю; Пикник на обочине; Мера за меру; Американец в Париже; При царе Горохе; Львиные сердца; Кто виноват и что делать? и т.п.

Примеры из англоязычной прессы:

Blinking Sphinx; Green Fingers; Lofty Ambition; Stone Alone; A Knight to Remember; Sitting Pretty; Where the Grass Is Greener; Palace Goes Pop for the Jubilee; 1066 and All That Ignorance of History; Face Values; Lock, Stock and Barrow, Much Ado About Nothing, etc.

Очевидно, что такие заголовки, как и многие другие из приведенных здесь экспрессивных элементов, нельзя переводить буквально. В качестве переводческого «ответа» на каламбур в исходном тексте в идеале хотелось бы видеть значимый каламбур в тексте перевода. Иногда достичь этого удается. Примером подобного рода может служить перевод на английский язык заметки о современных коллекционерах киноафиш времен немого кино. Заголовок русского исходного текста звучал так: «Кадры решают все», – здесь обыгрывались и печально известный сталинский лозунг 1930-х годов, и два значения слова «кадры» («квалифицированные работники» и «кино/фотокадры»). Хотя в английском языке и существует малоупотребительное слово «cadres» (персонал, работники), оно не имеет параллельного значения, связанного с кино. Поэтому буквальный перевод этого заголовка не имел бы для англоязычного читателя ни связи с кино, ни вообще никакого понятного ему смысла. В данном случае оказалось возможным вынести в заголовок англоязычный каламбур, основанный на игре совершенно других слов, но зато имеющий прямое отношение к предмету заметки: «Posters for posterity» (буквально «Плакаты/афиши для потомства»).

Если подобного решения проблемы найти не удается (что бывает довольно часто), лучше изменить заглавие полностью, сделав его нейтральным, но зато понятным по смыслу и связанным с темой текста.

Список таких примеров можно было бы продолжать до бесконечности, но приведенных иллюстраций вполне достаточно, чтобы понять: с точки зрения переводчика все эти особенности текстов СМИ представляют собой проблемы, требующие профессионального решения. В большинстве подобных случаев буквальный, дословный перевод невозможен, и для подбора наилучшего эквивалента переводчику помимо обычных профессиональных качеств требуются прекрасное чувство языка, изобретательность и находчивость.

Если в переводимом тексте превалируют клишированные сочетания нейтрального характера, то аналогичные языковые средства следует использовать и в переводе. Тем более что для многих журналистских клише, используемых, например, в англоязычной прессе (а также, возможно, и в прессе на других европейских языках), нетрудно подыскать смысловые и стилистические соответствия среди такого же рода выражений русского языка, столь же характерных для текстов СМИ. Например: a significant event – знаменательное событие; as follows from reliable sources – как следует из компетентных источников; restricted information – информация для служебного пользования/секретная информация и т.п. Там, где «готовых» соответствий на языковом уровне нет, смысл нужно передавать иными средствами, не нарушая при этом жанрового, стилистического и коммуникативного характера текста.

Этот же принцип по возможности следует применять и при переводе образных, идиоматических выражений и прочих экспрессивных элементов текста. Так, если есть возможность адекватно передать идиому в исходном тексте с помощью идиомы на языке перевода (аналогичной по структуре/лексическому составу или же по той коммуникативной функции, которую она выполняет), нет причины этого не сделать – но только в том случае, если идиомы соответствуют друг другу не только по смыслу, но и по стилистическим и иным параметрам. Например: to follow in somebody 's footsteps – пойти по чьим-то стопам; to put the cart before the horse – ставить телегу впереди лошади; to burn one's boats/bridges – сжигать (свои) корабли/(за собой) мосты; shadow cabinet – теневой кабинет; to pull the [right] strings – пускать в ход/использовать связи; to give publicity/to make public предавать гласности и т.п. Опять же, при отсутствии близких соответствий на фразеологическом уровне, перевод должен осуществляться иными средствами – с соблюдением всех параметров эквивалентности.

Что касается реалий, названий организаций, должностей и т.п., здесь простора для творчества у переводчика нет или очень мало. Названия международных организаций, принятые обозначения важных исторических и политических событий, географические названия и ряд других реалий – то, что любой переводчик, работающий в сфере массовой коммуникации, просто обязан знать. Поэтому в большинстве подобных случаев выбора эквивалентов у него либо нет вообще, либо он ограничен двумя-тремя альтернативными вариантами. Так, единственно возможный эквивалент для UN Security Council – это Совет Безопасности ООН; для the Cuban missile crisis – Карибский кризис (реже Кубинский кризис), для the House of Commons – Палата Общин. Именно из-за отсутствия у многих молодых переводчиков необходимых знаний, не говоря уже об общей эрудиции и кругозоре, в русский язык проникают обозначения, не соответствующие традиционным русскоязычным названиям. Так, переводчикам старших поколений, работавшим с английским языком, всегда было известно: то, что мы называем «Средняя Азия», по-английски называется «Central Asia», русскоязычному названию «Ближний Восток» соответствует название «Middle East», а город, всем нам известный как «Пекин», в англоязычной традиции нередко называется «Beijing». Это знание не мешало им передавать реалии в переводе именно так, как они обозначаются по-русски. Чем, кроме небрежности (в лучшем случае) или безграмотности некоторых из пришедших им на смену переводчиков, можно объяснить вытеснение традиционных для русского языка обозначений явными кальками с английского – «Центральная Азия», «Средний Восток» и, совсем уже анекдотично, «Беджинг»?

Для правильной передачи в переводе аллюзий и цитат также нужны фоновые знания и хотя бы минимальная эрудиция. Чтобы найти правильный эквивалент для заголовка статьи «Much Ado About Nothing» или для фразы из журнальной заметки: «What's in a name, you might ask?», нужно по крайней мере распознать их как цитаты и обратиться к классическим переводам первоисточников. И тогда эквиваленты появятся «сами собой». Разумеется, бывают случаи гораздо более сложные, чем приведенные здесь шекспировские фразы, и не всегда даже самый опытный переводчик может распознать завуалированную («раскавыченную») цитату в тексте-источнике. Там, где интуиция или контекст подсказывают, что в тексте спрятана цитата, переводчику с английского языка могут помочь англоязычные словари цитат (например, знаменитый Oxford Dictionary of Quotations и Penguin Dictionary of Modern Quotations). Никто не может знать наизусть все тексты всей мировой литературы, названий всех фильмов и т.п., однако переводчик должен компенсировать недостаток подобных знаний интуицией, языковым чутьем и постоянным обращением к словарям и другой справочной литературе (и, конечно, расширением своей эрудиции).