Мир Знаний

Проблемы перевода текстов СМИ (стр. 4 из 4)

3. The festival hall at Wartburg Castle was restored to its medieval glory (из документального ТВ-сериала «Знаменитые замки Европы»). В переводе прозвучало: «Реставрация вернула фестивальному залу вартбургского замка его средневековое великолепие». В целом предложение переведено хорошо, за исключением того, что слово «фестивальный» никак не соответствует средневековому контексту. В средние века фестивали (в том смысле, в котором это слово употребляется в современном русском языке) не проводились. Зато проводились различные празднества, пиры и т.п. Поэтому в данном контексте подошло бы, например, словосочетание «парадный зал» или «пиршественный зал», но никак не «фестивальный зал». Переводчик думал здесь об отдельном слове, но не о контексте, в котором оно употреблено.

Вообще, отсутствие исторических и культурологических знаний у переводчиков, их вольное или невольное пренебрежение к культурно-историческому фону служат частыми причинами переводческих ошибок. Как, например, в следующем случае:

4. Princess Golitzyne has spent most of her life in emigration (из документального фильма). В переводе слышим: «Принцесса Голицына провела большую часть жизни в эмиграции». Все хорошо, кроме того, что знаменитый русский род Голицыных не был ни царской, ни тем более королевской крови (что предполагает титул принцессы). Это старинный княжеский род, и женщину, о которой идет речь, по-русски нужно было назвать в крайнем случае княгиней, а точнее, княжной Голицыной (будучи дочерью, а не женой князя Голицына, эта дама не могла называться княгиней Голицыной – но таких подробностей переводчик действительно «имел право» не знать). В данном случае для относительно правильного перевода переводчику хватило бы самого поверхностного представления о русской истории и культуре, но он либо не имел даже такового, либо предпочел вообще не задумываться о верности своего перевода, механически выбрав первый же «эквивалент», который пришел ему в на ум благодаря простому созвучию слов «Princess» и «принцесса».

5. Elizabeth I was highly intelligent, acutely political and a brilliant linguist (из журнальной статьи на историческую тему). Понятно, что «intelligent» означает не «интеллигентный», а «умный», что «political» здесь нельзя перевести как «политический», a «linguist» – как «лингвист». Верный перевод этого предложения может выглядеть так: «Елизавета I была очень умна, остро интересовалась политикой и отличалась необыкновенными способностями к языкам».

Итак, адекватность перевода подразумевает гораздо больше, чем верно найденные лексические соответствия, и сами эти соответствия зачастую не могут быть верно найдены без учета того широкого спектра факторов и тех рекомендаций, о которых в самом сжатом виде шла речь в данном разделе учебника.

Место перевода текстов СМИ в общей классификации видов перевода

Перевод существует в двух важнейших разновидностях – письменной и устной. Многие исследователи считают их принципиально разными видами деятельности, требующими разных профессиональных навыков, разных видов памяти и разных психологических характеристик. Избегая категоричности, отметим, что при всех различиях в навыках, требующихся письменному переводчику в отличие от устного и наоборот, существует и целый ряд требований и критериев переводческого профессионализма, применимых к обеим категориям переводчиков. Многие из них были упомянуты выше.

Кроме того, несмотря на традиционно существующее деление переводчиков на письменных и устных, всегда были и, видимо, будут переводчики, успешно совмещающие или чередующие обе эти специализации (конечно, есть случаи неуспешного их совмещения, но ведь и в рамках каждой из этих специализаций нередки примеры профессиональной неподготовленности или даже непригодности!). Пожалуй, наиболее «специфической» является квалификация переводчика-синхрониста, и те, кто успешно овладел этой нелегкой специальностью (действительно требующей совершенно особых навыков и психофизиологических характеристик), редко совмещают ее с работой в других переводческих областях.

Каждая из двух основных разновидностей перевода подразделяется на подвиды в зависимости от типа и жанров переводимого материала.

Понятие письменного перевода включает в себя:

– научно-технический перевод;

– перевод документации (политической, юридической, деловой);

– газетно-информационный перевод;

– банковский/финансовый перевод;

– перевод рекламы;

– перевод газетно-журнальной публицистики;

– перевод монтажных листов теле-, видео- и кинофильмов;

– художественный перевод (прозаический и поэтический);

– другие виды письменного перевода (например, перевод искусствоведческой литературы, путеводителей, биографической литературы и т.п.).

Понятие устного перевода включает в себя:

– последовательный перевод (переводчик небольших конференций, круглых столов, лекций, переговоров, а также гид-переводчик, линейный переводчик);

– синхронный перевод («нашептывание», перевод в кабине, закадровый перевод теле- и радио материалов, передающихся в прямой трансляции, перевод кинофильмов в зале);

Поскольку тексты массовой коммуникации существуют как в письменной, так и в звучащей форме, перевод в сфере СМИ также присутствует в обеих своих основных разновидностях.

Понятно, что письменный перевод востребован в основном в газетно-журнальном и публицистическом жанрах (где помимо перевода часто используется и реферирование, навык которого для письменного переводчика крайне желателен). Однако, как следует из приведенного перечня видов письменного перевода, некоторые из жанров текстов СМИ, преподносимых аудитории в звучащей форме, тоже могут стать предметом деятельности письменного переводчика. Так, большинство лицензионных видео-, теле- и кинофильмов, демонстрирующихся на большом или малом экранах, переводятся не «на слух», а по монтажным листам, т.е. с письменного текста-источника (а звуковой и видеоряд служат переводчику лишь подспорьем). Устный синхронный перевод кинофильмов в основном присутствует на фестивальных показах и тому подобных мероприятиях.

Устный последовательный перевод часто используется в теле- и радиоинтервью, но если материал идет в эфир в записи, то при последующем монтаже перевод (нередко в «облагороженном», откорректированном или сокращенном виде) накладывается на голос говорящего, который после первых же слов приглушается, так что аудитории становится слышен или только перевод, или почти только перевод. Если же материал идет в эфир в прямой трансляции, то переводчик не может рассчитывать на редакторскую правку, и цена ошибки может быть велика. В такой ситуации последовательному переводчику, так же как и – во всех ситуациях – синхронисту, помимо всех прочих профессиональных навыков, требуются реакция, сообразительность, находчивость, знание (хотя бы общее) предмета, о котором может пойти речь, прекрасная кратковременная память (на имена, цифры и т.п.) и – не в последнюю очередь – владение речевым этикетом.

Что касается речевого этикета, это понятие для профессионального переводчика должно подразумевать не только знание того, как к кому следует обратиться (например, того, что, переводя обращение «Dear Mr President», правильнее сказать «Уважаемый господин Президент», а не «Дорогой господин Президент»; а правильным эквивалентом «Ladies and gentlemen» должна быть формула «Дамы и господа», а не «Леди и джентльмены»), но и тех функциональных эквивалентов, которые соответствуют различным формулам вежливости и разнообразным речевым клише в иностранном языке (эти формулы и клише входят в понятие «[речевой] реакции на ситуацию»).

Приведем лишь один пример. Если в ответ на реплику собеседника англоязычный участник беседы/интервью говорит: «You can say that again!», это означает не просьбу и не разрешение повторить сказанное, а безусловное согласие с высказанным мнением. То есть русским функциональным эквивалентом этого выражения может быть что-то вроде «Вот именно!» или «Совершенно верно!». Подобных примеров можно привести великое множество, и, как показывает практика, часто именно такие моменты общения становятся проверкой языковой и прочей подготовки переводчика диалогической речи.

Иными словами, свои трудности и «подводные камни» есть и в письменном переводе, и в устном. Как уже было сказано, осознание этих трудностей – шаг к успеху профессиональной деятельности переводчика. Самое главное – никогда не успокаиваться и никогда не считать, что все уже известно, что иностранный язык освоен «в совершенстве» (понятие, которым никогда не оперируют настоящие профессионалы, знающие, что совершенного знания нет и быть не может), что все приемы «отрепетированы» и т.п. Уверенность в своих силах не должна превращаться в самоуверенность, а имеющиеся знания – в застывшую догму, не подлежащую проверке или совершенствованию. И важно помнить: перевод – это прежде всего трудная, кропотливая, ответственная работа, требующая не только разносторонних знаний и творческого отношения, но и огромного напряжения сил.

Список литературы

Бархударов Л.С. Язык и перевод. М, 1975.

Ермолович Д.И. Основы профессионального перевода. М, , 1996.

Комиссаров В.Н. Общая теория перевода. М., 1999.

Комиссаров В.Н. Теоретические основы методики обучения переводу. М., 1997.

Крупнов В.Н. Пособие по общественно-политической лексике и официально-деловой лексике. М., 1984.

Миньяр-Белоручев Р.К. Как стать переводчиком. М., 1994.

Миньяр-Белоручев Р.К. Теория и методы перевода. M.. I996.

Шмаков С.Я. Перевод газеты: адекватность на уровне структуры текста // Коммуникативно-стилистические аспекты переводческой деятельности. М., 1994.