Мир Знаний

Каменное зодчество Литвы XIII – XVIII веков (стр. 9 из 10)

Вильнюсская ратуша построена Л. Стуока-Гуцявичусом в 1785-1799 годах на старых подвалах развалившейся ратуши. Это двухэтажное здание прямоугольного объема с шестиколонным портиком римско-дорического ордера, несмотря на свои небольшие размеры, выглядит благодаря своей тектоничности и превосходно найденным пропорциям необычайно внушительно. Композиция трех фасадов определяется симметричным, ясным и четким расположением прямоугольных проемов окон, а монументальный портик подчеркивает строгость главного фасада. В интерьере применены колонны ионического и дорического ордеров. (48, 409) В целом облик здания суров и героичен.

По проектам Л. Стуока-Гуцявичюса было построено много жилых домов, дворцов и культовых зданий. Среди них – ансамбль Вильнюсского епископского дворца (1792).

В 1790 году Л. Стуока-Гуцявичюс составил топографический план города Вильнюса.

Теоретическая и творческая деятельность Л. Стуока-Гуцявичюса оказала большое влияние на всю литовскую архи­тектуру XIX века.

Как архитекторы других стран, так и литовские архитекторы периода барокко в своих произведениях свободно применяли элементы ренессансной архитектуры, без сомнения, влияя один на другого. Таким образом, литовское барокко приобрело особые самобытные черты, как в раннем и зрелом, так и в позднем периоде своего развития. В сооружениях раннего и зрелого барокко: капелле святого Казимира, костеле святого Казимира, костеле святых Петра и Павла, костеле Доминиканцев купола составляют центр внутреннего пространства здания, их назначение – поражать зрителя и придавать интерьерам величественный вид. Из построек раннего литовского барокко выделяется своей самобытностью костел святой Терезы. «Купол этого костела низкий, снаружи совершенно незаметный. Фасад без башен, решенный в одной плоскости, с преобладанием вертикальных линий». (5, 115) Строители костелов позднего барокко начинают совершенно отказываться от куполов (костелы святой Екатерины, святого Якова, Миссионеров), стремясь создать высокие и стройные башни. К наиболее зрелым плодам этих стремлений следует отнести башни костела Миссионеров.

Характерная черта литовского барокко – «самобытные завершения фронтонов, такие, как в костелах святого Георгия, святого Иоанна и воротах монастыря Базиликанцев». (59, 439) Ворота Базиликанского монастыря являются последней степенью развития барочной архитектуры Вильнюса. Это сооружение выглядит как бы отлитым из одного куска, в нем пластичность поверхности и линий выражена с особенным мастерством.

Подводя итог развитию архитектуры в Литве в XVII-XVIII веках, можно констатировать, что барокко сложилось здесь в самостоятельную художественную школу с ярко выраженными региональными чертами, влияния европейских школ творчески переосмысливались и перерабатывались. В культуре Речи Посполитой литовское барокко выделялось как самобытное явление, отличавшееся своими специфическими особенностями, кругом мастеров, хотя связи с Варшавой, Гданьском, Краковом были тесными: в системе одного государства формирование национальных культур польского, литовского, белорусского, украинского народов шло сходными, нередко переплетавшимися, но все же своими путями.

В последней четверти XVIII века началась критика барочной архитектуры, которая перегружала здание надуманными украшениями и убранством, не вытекающим из конструкции. «В среде художников распространилось мнение, что красоту сооружения, прежде всего, составляют пропорции его необходимых частей, а не декорации». (71, 18) Благодаря новым взглядам в Литве начала распространяться классическая архитектура.

Классицизм включался в художественную культуру Литвы постепенно, без воинствующего антагонизма к традициям. Однако он нес в себе принципиально новые качества. В отличие от барокко, которое апеллировало к чувствам потрясенного, растерянного перед сложностью мира, взволнованного трагическими коллизиями человека, классицизм обращался к разуму современника, стремился к строгой и ясной логике, рациональной оправданности решений. Классицизм был тесно связан с просветительской идеологией. В его программе и в творческой практике делается упор на воспитательные задачи искусства, на проповедь гражданских добродетелей, патриотизма и свободолюбия.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В сложных политических условиях художественная культура литовского народа развивалась, впитывая влияния, которые шли как с востока, из русских княжеств и поднимающегося Русского государства, с юга, от культурной сокровищницы белорусского и украинского народов, а через Галицко-Волынскую Русь – с Балкан, так и с запада, из Польши, из таких культурных центров, как ганзейские города Гданьск, Кенигсберг, Рига, а в XVI веке из Италии, и приводили к распространению в Литве интернациональных европейских стилей в их самобытной местной интерпретации.

На землях Великого княжества Литовского и непосредственно на территории Литвы работали как приезжие, так и местные мастера. Приезжие мастера и их последователи привносили с собой в искусство Литвы традиции художественной культуры из других стран, в частности из Руси, с Балканского полуострова и из средневековых государств Западной Европы. «Средневековое искусство Литвы никак не укладывается в формы только западной (прежде всего готики) или только восточной ориентации. Различные импульсы переплавлялись здесь в явления самобытные, отмеченные печатью местного своеобразия». (15, 84)

В середине XVI века в Литве начали распространяться гуманистические и реформаторские идеи, нашедшие свое художественное выражение в стиле Ренессанс. Распространение этих идей было вызвано политической борьбой между горожанами и феодалами, между церковными феодалами, светским магнатами и шляхтой. Взоры литовских деятелей культуры отвернулись тогда от католической церкви и обратились к античному миру, в котором искали начало истории литовского народа и литовского языка.

Соперничавшие с королем в роскоши и богатстве местные магнаты привлекают художников ренессансной ориентации и становятся меценатами нового искусства. В связи с этим искусство Ренессанса в Литве приобретает особенный, аристократический характер. Оппозиция литовской феодальной аристократии по отношению к католической церкви стала важным стимулом для развития новой ренессансной культуры в Литве.

Ренессанс выступает рядом с готикой, почти одновременно сооружаются ренессансные дворцы и готические костелы. Более того, в ряде памятников Литвы XVI века готические традиции сочетаются с художественными принципами Ренессанса. Во второй половине XVI и в первой половине XVII века, когда Ренессанс еще держится в искусстве и определяет стилевое решение многих памятников, в общественной жизни Литвы идут уже новые процессы, предопределившие разрушение тех эстетических идеалов, которые выдвинул Ренессанс. Против гуманизма и реформации, нашедших последователей в среде горожан и некоторых магнатов, выступили католическая церковь и великокняжеская власть. Для борьбы с реформацией в Литву были приглашены иезуиты, которые выступали против ренессансного искусства, как рационалистического и языческого. Противники реформации опирались на художников барокко, «стремившихся от статики Ренессанса перейти к динамике, от прямых линий к кривым, от ровных плоскостей к изогнутым, от скромности – к богатству, нарядности и живописности». (71, 15)

Как характерную особенность надо отметить длительность развития стиля барокко в Литве, прочность традиций этого искусства. Эстетическая и идеологическая программа барокко оказалась сопричастной господствующему мировоззрению литовского общества этой эпохи. И смятение умов людей, потерявших веру в цельные, гармоничные идеалы Ренессанса; и глухие раскаты социальных потрясений, и нарастание общественных противоречий; и обогащение человеческого сознания более широкими и сложными представлениями о мире, о вселенной, о личности и обществе – все это нашло отражение в искусстве барокко с его экзальтацией и пафосом, трепетом обостренных чувств и поисками жизненной правды. При этом литовское барокко отличается от других региональных вариантов стиля большей умеренностью, или точнее, меньшей последовательностью в раскрытии своей программы. Оно чуждо крайних проявлений экспрессии и патетики, резкого отрицания художественных традиций прошлого. Вплоть до XVIII века здесь можно проследить отзвуки готики и Ренессанса. Западные образцы переносились на литовскую почву не механически, но с учетом сложившихся местных вкусов.

При последнем короле Речи Посполитой Станиславе Августе (1764-1795) художественная жизнь в стране активизируется, при этом явно меняется ориентация королевского двора, традиции барокко считаются уже анахронизмом. Получают поддержку художники, стремившиеся влить в искусство свежую струю просветительской идеологии и прежде всего освоить программу классицизма. В среде художников распространилось мнение, что красоту сооружения, прежде всего составляют пропорции его необходимых частей, а не декорации.

Классицизм вживался в строительную практику Литвы исподволь, без отторжения традиций. В отличие от барокко, которое обращалось к чувствам, классицизм взывал к разуму, справедливости и гармонии, рациональной оправданности красоты. Классицизм был знаменем просветительской идеологии. На нем воспитывались будущие поколения литовских зодчих, художников и других деятелей искусства и культуры Литвы последующих поколений.