Мир Знаний

Оценка кредитного риска банка (стр. 7 из 17)

Российские банки слишком увлекаются крупными кредитами и депозитами, а также вложениями в ценные бумаги, предупреждает агентство Standard & Poor's. Высокая концентрация бизнеса делает банки весьма уязвимыми. Ухудшение макроэкономической ситуации или крах кого-либо из крупных клиентов чревато банкротствами отдельных банков, указывают в STANDARD & POOR’S .

В России по сравнению с соседями оказался самый высокий уровень концентрации бизнеса, причем по всем показателям, отмечает аналитик агентства Екатерина Трофимова. Высокая концентрация ссудного портфеля “негативно отражается на кредитоспособности банков”, а депозитов и вложений в ценные бумаги — на их “ликвидности и финансовой гибкости”, напоминают в STANDARD & POOR’S .

Большинство крупных заемщиков банков — это госструктуры (“Газпром”, “Роснефть”, РАО ЕЭС и т. п.), поэтому речь об их банкротстве просто не идет. Впрочем, на 1 октября среди крупнейших заемщиков Сбербанка была ГМК “Нафта-Москва” (более 48,4 млрд руб.), у ВТБ — группа “Металлоинвест” (17,1 млрд руб.), а у Альфа-банка — “дочки” во главе с Amsterdam Trade Bank (всего 15,6 млрд руб.), по данным www.banks-rate.ru. Нет ничего удивительного в высокой концентрации рисков на небольшой группе компаний, это отражает структуру экономики — бизнес (особенно государственные компании) укрупняется. Во всех странах банки хотят выдавать крупные кредиты — это выгоднее всего, поскольку дешевле обходится (по сравнению, к примеру, с розничными займами). Но в России компании финансируют проекты в большей степени за счет собственных средств, поэтому их спрос на заемные ресурсы еще не исчерпан, и наши банки могут себе позволить работать в основном с крупными заемщиками. Показатели концентрации бизнеса у российских банков сопоставимы со многими коллегами из экономически развитых стран (например, Японии, Германии и Испании), признают в STANDARD & POOR’S . Но по своей устойчивости к потенциальным потрясениям наши банки серьезно им уступают “из-за более высокого уровня юридических и бизнес-рисков”.

В последние 2-3 года банки начали активно работать с малым и средним бизнесом, кредитовать население, отмечает он. Кроме того, по его оценке, рынок ценных бумаг постепенно утрачивает привлекательность из-за снижения доходности. К примеру, спрэд между российскими и американскими гособлигациями составляет 100 базисных пунктов против 450 в конце 2002 г. Тем не менее в 2004 г. около 30% дохода банки заработали на операциях с ценными бумагами, а по итогам 2005 г. эта цифра, по оценкам STANDARD & POOR’S , “может быть даже несколько больше

Результаты исследования Standard & Poor’s говорят о том, что риски концентрации — при всех их различиях от страны к стране и от банка к банку — отражают концентрированный характер национальных экономических систем, слабое развитие банковских услуг малым и средним предприятиям (МСП) и физическим лицам, низкий уровень финансового посредничества, слабую диверсификацию банковских портфелей по географическому и отраслевому признаку, небольшой абсолютный размер и низкую достаточность капитала, неудовлетворительную информационную прозрачность банков, невысокую кредитную культуру, а также низкое доверие клиентов к банковскому сектору (диаграмма 1, 2). Высокий уровень концентрации различных показателей бизнеса — это серьезный фактор риска, сдерживающий уровень рейтингов многих банков региона EEMEA (Eastern Europe, Middle East, and Africa — Восточная Европа, Ближний Восток и Африка).

Рассматривается шесть крупных банковских систем стран ЕЕМЕА — Турецкой Республики, Российской Федерации, Кувейта, Чешской Республики, Республики Казахстан и Республики Болгарии.

Россия: концентрация банковских операций чрезвычайно высока и едва ли существенно уменьшится в среднесрочной перспективе

Банки Российской Федерации отличаются наивысшей концентрацией ссуд, клиентских вкладов и ценных бумаг, что объясняется концентрированной структурой национальной экономики, фрагментированным характером банковской системы, малым размером активов российских банков в сравнении с активами их корпоративных клиентов, нехваткой доступного для банков капитала, слабым уровнем развития банковских услуг для населения и МСП, высокой склонностью банков к принятию риска, широкой распространенностью «карманных банков», обслуживающих преимущественно аффилированные компании в пределах своей финансово-промышленной группы, слабостью системы банковского надзора, а также низким уровнем доверия среди участников рынка.

Быстрый рост вкладов частных лиц в последние пять лет способствовал некоторому снижению чрезвычайно высокого уровня концентрации ресурсной базы банков на отдельных вкладчиках — это особенно касается банков, активно развивающих розничное направление бизнеса. Однако соответствующих изменений в структуре банковских активов не произошло. Концентрация кредитных рисков на небольшом числе заемщиков (в том числе связанных сторон) в отношении к собственному капиталу банков остается чрезмерно высокой, и лишь в некоторых кредитных организациях ситуация немного меняется к лучшему[14].

Риски концентрации — это один из факторов, наиболее существенно влияющих на рейтинги банков. Тем не менее риски концентрации — далеко не единственный фактор, определяющий кредитоспособность банков, чем и объясняются некоторые отклонения от общего правила. Например, кувейтские банки, несмотря на довольно значительную концентрацию их активов и пассивов на отдельных контрагентах, имеют относительно высокие рейтинги благодаря своим неплохим финансовым показателям, небольшому уровню экономических и отраслевых рисков, а также благоприятному режиму регулирования банковской деятельности в Кувейте. Внутри каждой страны, а также среди банков с аналогичными характеристиками корреляция между рисками концентрации и рейтингами еще выше.

Эксперты банка при формировании кредитного портфеля должны избегать чрезмерной диверсификации и концентрации. Задачу определения оптимального соотношения между данными методами можно решить путем установления лимитов кредитования и резервирования. Лимиты концентрации рисков, установленные органами регулирования банковской деятельности различных стран ЕЕМЕА, более или менее схожи. Различия в реальных уровнях концентрации между этими странами отражают прежде всего разную степень соблюдения существующих нормативов — от крайне низкой в России до вполне удовлетворительной в Чешской Республике. [15]

Российские банки давно научились умело обходить правила, в том числе касающиеся лимитов концентрации. Например, чтобы не превысить максимальную концентрацию кредитных рисков на одного заемщика, они выдают ссуды номинальным компаниям, которые затем переводят средства их фактическому получателю. В России нет строгих правил, касающихся объединения рисков по группе заемщиков, имеющих общих собственников и производственные связи. Более того, российские регулирующие органы часто полагаются на сведения об операциях со связанными сторонами, взятые из неполных отчетов национальных банков.

По аналогии с критериями, существующими во многих развитых странах, в странах ЕЕМЕА крупными концентрациями кредитного риска считаются выданные кредиты на суммы, превышающие 10% собственного капитала банка. Объем таких кредитов по существующим нормативам должен не более чем в 8 раз превышать собственные средства банка. Максимальный кредитный риск на одного заемщика составляет 25% собственного капитала банка (лишь в Кувейте он равен 15%). Лимит на кредитование заемщиков, связанных с банком, варьируется в широком диапазоне — от 100% собственного капитала в Казахстане и 50% в России до 25% в большинстве других стран ЕЕМЕА.

2.3.2 Лимитирование

Одним из наиболее распространенных в России методов управления рисками является контроль лимитов. Если говорить об эффективности технологии этого контроля, то необходимо обратить внимание на следующие моменты: гибкость структуры лимитов, адекватное формирование лимитируемой величины с учетом всех факторов риска и интеграция процедуры контроля лимитов в общий процесс обработки транзакций[16].

Лимитирования используется для определения полномочий кредитных работников разных рангов относительно объемов предоставленных ссуд. Кредитный риск банка ограничивается установлением лимита общего объема кредитного портфеля, ограничениями величины кредитных ресурсов филиалов банка и др[17].

Лимиты определяются как максимально допустимый размер ссуды выражаются, как в абсолютных предельных величинах (сумма кредита в денежном выражении), так и в относительных показателях (коэффициенты, индексы, нормативы). За базу для расчета нормативов можно брать величину капитала банка, объем кредитного портфеля, валюту баланса и прочие показатели. Например, лимит кредитования заемщиков в определенной области может быть сформулирован, как максимальный совокупный объем денежных средств или, как отношение общей суммы кредитов в данной области к кредитным ресурсам банка.

Как правило, выделяют следующую систему лимитов (см. табл. 9): структурные, контрагента, открытой позиции, на исполнителя и контроллера сделки, ликвидности.

Табл.4 Группы лимитов

Группа лимитов Операции
Структурный лимит: доля инструмента в совокупных активах (в процентах к совокупным активам) Кредитование и лизинг, МБК, государственные долговые обязательства, векселя, акции, форекс, валютно-обменные операции в обменных пунктах
Лимиты контрагента: Предельный риск одного контрагента (группа взаимосвязанных контрагентов)Лимит на заемщика или эмитента векселей (группу взамосвязанных заемщиков)Лимит на посредника: покупателя-продавца, брокера, торговую площадку. Кредитование и лизинг, МБК, векселя, форексКредитование и лизинг, МБК, векселяВекселя, акции, Форекс
Лимиты открытой позиции: Предельный лимит открытых позиций Лимиты открытой позиции на конкретную операцию Лимит, ограничивающий предел потерь по операции (stoploss) Государственные долговые обязательства, векселя (соответствуют лимиту на эмитента) акции, форекс, валютно-обменные операции в обменных пунктах, совокупная открытая позиция в банках
Лимиты на должностных лиц- исполнителей и контроллеров Кредитование и лизинг, МБК, государственные долговые обязательства, векселя, акции, форекс Валютно-обменные операции в обменных пунктах
Лимит ликвидности Совокупность операций

Процесс управления рисками может быть эффективным только в том случае, если он интегрирован в общую технологию проведения операций в банке. Важным аспектом системы контроля лимитов является ее интеграция в общий технологический процесс обработки транзакций. Факт нарушения лимита может быть установлен на различных этапах обработки транзакций. Поэтому процедура контроля лимитов должна быть организована в виде технологического процесса в реальном масштабе времени (с возможностью дифференциации по типам финансовых операций). Существуют два принципиально различных подхода к организации контроля лимитов: запретительный и разрешительный. При реализации первого принципа, операции не подпадающие ни под один из установленных лимитов, запрещены, остальные операции разрешены в пределах установленных лимитов. Реализация второго принципа налагает определенные ограничения на некоторые операции (лимиты), остальные операции разрешены в неограниченном объеме. Выбор принципа построения системы лимитов отражает стратегию банка и уровень приемлемого риска[18].