Мир Знаний

Царское село, его архитектура (стр. 3 из 9)

Государь Николай II с Государыней Александрой Федоровной, предоставив основные средства для постройки собора (150 000 рублей), не ограничили свое внимание одной материальной поддержкой. Все время строительства они благосклонно и с интересом следили за стройкой, а важнейшие моменты не оставляли без личного присутствия.

Так, 26 февраля 1910 г. на новый Храм поднимали кресты (ст.ст.), а 4 марта (ст.ст.) – колокола, и в обоих случаях Их Императорские Величества присутствовали, оставаясь до конца работ.

На фот.3 Государь Император и Государыня Императрица на строительстве Федоровского Государева Собора. За Государем стоит В. А. Покровский, опустив руки в карманы.

Между В. А. Покровским и Д. Н. Ломаном установились неблагоприятные отношения, в результате между ними возник целый ряд конфликтов. Об этом свидетельствует несколько архивных документов и в частности обвинения и жалобы Ломана и Покровского. Так, например, когда 26.11.1912 г. на «торжестве поднятия крестов», Императрица Александра Федоровна чуть не упала , Ломан обвинял Покровского в недосмотре при изготовлении деревянного помоста, который обрушился в присутствии «высочайших особ» (21). (Скорее всего в справке Медерского допущена ошибка в дате «торжества поднятия крестов», следует читать 26.02.1910г.)

Фот.3 Государь Император Николай II и Государыня Императрица Александра Федоровна на строительстве Федоровского Государева собора 1910 г

Сохранился доклад Ломана Николаю II “недопустимом неумении Покровского держать себя», так как он держал руки в кармане при докладе Государю.

Имели место и расхождения Ломана и Покровского по принципиальным, художественным вопросам. «У Покровского знание церковности совершенно отсутствует» писал Ломан. «Необходимо спасти других людей от обращения к Покровскому, как церковному строителю», Ломана даже возмущало «устройство в Храме Божием отхожего места, труба которого, зловеще торчит на крыше…Являясь укором нашей совести» (21).

Действительно, в Храме был туалет, но не надо забывать, что Храм стал «домашней церковью» всей Императорской семьи, в которой были дети. Надо отметить, что туалет и сейчас существует в Храме.

Обширный фундамент, заложенный еще Померанцевым, дал возможность при сокращении размеров Храма, по чертежу Покровского, устроить ряд второстепенных низких помещений для папертей, часовен, входов, ризницы и др.

Расположенный на самом высоком месте, собор главенствует над всеми постройками городка. Стены его отражаются в глади пруда, придавая всей панораме особую прелесть. Собор монументален и массивен. Основной четырехстолпный кубичный его объем (одноглавый) крестово-купольной системы строго симметричен. Несимметрично сделанные пристройки придают собору живописность, преодолевая некоторую статичность основного объема. Ступенчато расположенные бочонки, шатрики, главки заставляют переводить взгляд все выше и выше, к украшенному лепным фризом барабану с узкими окнами, увенчанному массивной золоченой главой. Однообразные плоскости стен нарушаются слегка выделяющимся лопатками, легким аркатурным поясом и лепными российскими гербами на царском крыльце. Торжественная белизна стен хорошо сочетается с великолепными мозаиками над входами и на алтарной апсиде (41, с.32-33). Красивые решетки на окнах, двери, окованные медью и железом (Фот.4).

Собор стоял на берегу пруда, на самом высоком месте. Пруд соединялся с прудом перед Александровским дворцом специальным водоводом, вода в прудах была чистая, считается, что в пруды парка вода подается по водоводу Талуцких источников. Хоть собор и был построен на самом высоком месте, помещения были сырыми.

Собор состоял из двух церквей – верхняя церковь, вместимостью до 1000 человек, с главным престолом во имя Федоровской иконы Божией Матери и боковым пределом, освященным во имя святителя Алексия митрополита Московского, всея Руси Чудотворца; нижняя церковь – Пещерный храм с престолом во имя Преподобного Серафима Саровского Чудотворца.

По первоначальному проекту архитектора В. А. Покровского, Пещерного храма в Федоровском соборе не предполагалось, и место, им ныне занимаемое, предназначалось для устройства отопления и раздевальни для нижних чинов. Утварь и иконы временной Серафимовской церкви назначены были к перенесению в верхний храм. Но было решено перенести ее в целости в Федоровский собор в виде пещерного храма, с сохранением престола Преподобного Серафима. Пещерным он назван потому что для его устройства пришлось углублять подвал, определенный ранее заложенным фундаментом (13,с.54).

Собор имел несколько входов, размещенных с разных сторон здания и предназначенных для разных категорий посетителей так, что Высочайшие особы, духовенство, офицеры, солдаты и частные лица могут проходить отдельно, прямо в те места в храме, которые для них предназначены.

Парадный западный вход был декорирован большим мозаичным панно с изображением Федоровской Божией Матери и многих Святых в многоцветных одеяниях. Над этим входом возвышалась небольшая звонница с тремя арками и колоколами. В стене по сторонам от входа были вделаны доски с датами закладки и освящения храма. В храм вела лестница красного гранита. Этим входом пользовались в редких случаях во время больших праздников (современная Фот.7, дореволюционная Фот.6)

С южной стороны здания находились два входа ( современная Фот.5, дореволюционная Фот.4).

С южной стороны был вход для офицеров и чинов конвоя, решенный в виде трехступенчатых арок и украшенный мозаичным изображением Георгия Победоносца на коне.

С этой же, южной стороны имелся отдельный вход для Августейшей семьи в подвальный этаж, в Пещерный храм. Вход был украшен мозаичным панно с изображением Преподобного Серафима Саровского Чудотворца.

Всего для Августейшей семьи было предусмотрено два входа: один с южной стороны (описанный выше), другой, ведущий в верхний храм – в юго-восточном углу здания, оформленный в виде каменного крыльца с шатровым синим верхом, завершенным золоченым орлом, который как бы отдыхает на скипетре (точная копия орла в Патриаршей палате Кремлевского дворца). Над входом – иконы Святого Благоверного князя Александра Невского, Марии Магдалины, Святой Царицы Александры. Внутренняя лестница этого входа ведет в небольшую прихожую, откуда можно пройти прямо на ту часть соми, которая предназначалась для Высочайших Богомольцев : правая часть соми у правого столпа при алтаре. От прихожей была отделена молельня Царицы Федоровского собора. Специальная лестница соединяла молельню императрицы при алтаре Федоровского собора с молельней при Пещерном храме.

На северной стороне собора было два входа: один, основной – посередине стены, ведущей в верхний храм и служащий общим входом для прихожан и нижних чинов летом, и второй для входа в Пещерный храм, солдатскую шинельную и в кочегарку (он еще назывался входом для нижних чинов). Над входом для нижних чинов ярким красным цветом выделялось мозаичное изображение Архангела Михаила на красно-огненном коне в боевом вооружении (сейчас ошибочно на месте этой мозаики установлена мозаика Преподобного

Фот.4 Федоровский Государев Собор.

До 1917 г.

Фот.5 Федоровский Государев Собор

1999 г.

Фот.6 Западный вход в Федоровский

Государев Собор, до 1917 г.

Серафима Саровского Чудотворца. На восточной стороне, над алтарной стороной, в абсиде, мозаика Господь Вседержатель (современные Фот.1 и Фот.8).

Под колокольнею была небольшая дверь, которая вела в нижнюю часть храма (34,с.31). Небольшие двери были в северо-восточном и юго-западном углах храма. В книге «Федоровский Государев Собор» (М.,1915 г.) ошибочно указывается, что последние маленькие двери были в северо-западном и юго-восточном углах храма (1,с.31).

20 августа 1912 г. состоялось торжественное освящение нового собора. К этому дню Священный Синод, Святители Русской церкви, различные обители и храмы земли русской прислали свое благославение Царю-Храмосоздателю, преподнесли в дар иконы, хоругви.

Фот.7 Западный вход в Федоровский

Государев Собор. 1999 г.

Накануне освящения в храме было совершено торжественное всенощное бдение.

Чин освящения по Высочайшему повелению совершил протопресвитер военного и морского духовенства отец Щавельский с собором прибывших священнослужителей.

На торжество в Царское Село прибыла вся Августейшая семья. Они присутствовали на освящении , шествовали крестным ходом, приняли участие в первой литургии.

Фот.8 Восточный фасад Федоровского Государева

Собора. 1999 г.

Статья в газете «Царское дело» (СПб, 24 августа 1912 г. (ст.ст.)), посвященная освящению Федоровского храма, заканчивается словами: «Все сооружение, дивная церковь, новая достопримечательность Царского Села. Сходите туда и помолитесь.» (25).

Внутреннее убранство собора соответствовало его наружному виду, воспроизводя церковное благолепие древних храмов. Однако, выражалось это в верхней и нижней церквях собора по разному. В верхней церкви иконы и утварь были новые, изготовленные по древним образцам. В нижней церкви (Пещерном храме) были собраны подлинные, древние иконы и утварь (34).

В статье А. Ф. Крашенинникова встречаем, что образа Федоровского собора после его закрытия были переданы в Русский музей, и вскоре выяснилось, что большинство из них, считавшихся подлинными, полностью или отчасти фальсифицированы. Этот казус не должен бросать никакой тени на Максимова, трудившегося над устройством и оборудованием Пещерного храма, и лиц, подбиравших иконы. Научная экспертиза подлинности древней живописи была еще в зачаточном состоянии, тогда как искусство подделок пышно расцвело, спекулируя на безусловной святости образов для большинства людей того времени (13,с.67).