Мир Знаний

Царское село, его архитектура (стр. 5 из 9)

По свидетельству Ю.Д.Ломана, сына Д.Н.Ломана, росписи верхнего храма собора были выполнены на 4-х столпах на высоту человеческого роста (17), что видно на фот.9.

В газете «Царское дело» (СПб, 7 марта 1914 г. (ст.ст.), № 10) сообщается, что собору присваивается звание «Федоровский Государев Собор» (без указания точной даты). В выпуске «Федоровский Государев Собор» за август 1996 г. приводится дата 26 января 1914 г., в справке Медерского говорится, что звание присвоено в 1913 году.

Полная стоимость собора 1 млн.150 тыс. руб., строился он на добровольные пожертвования купечества и промышленников, вклад Императорской семьи 150 тыс. руб. (21).

Построенное здание Федоровского собора в натуре соответствовало проекту В.А.Покровского, чертежи которого дают ясное представление о замысле зодчего (4).

Фот.11 Пещерный храм.

Фото с картины 1914г.

Фот.12 Пещерный храм. Вид на царское место.

Служители в стрелецких костюмах. До 1917 г.

Чертежи собора представлены в «Ежегоднике общества архитекторов – художников» за 1910 г., вып.5, в том же издании за 1912 г., вып.7 представлены натурные фото (21).

Московская художественная скоропечатня «Товарищества «Левинсонъ»», которая входила в тройку лучших в России (директор С.С.Ермолаев), выполнила все заказы Д.Н.Ломана, начиная с роскошного альбома «Федоровский Государев Собор» (М., 1915г.), вплоть до расписания церковных служб, открыток, пригласительных билетов. Все они были подлинными произведениями искусства (26).

Федоровский Государев Собор считался полковым храмом Сводного пехотного полка и Собственного Конвоя и был приходом семьи Императора. Простые миряне допускались в собор по пригласительным билетам, т.е. надо было получить специальное разрешение.

Первым настоятелем Государева Собора был духовник царской семьи Александр Петрович Васильев.

Отец Александр происходил из крестьян, работавших на Виндавской железной дороге. Первоначально он был священником в Петербурге. Отца Васильева в 1908 г. перевели в Царское Село к наследнику цесаревичу Алексею.

Парадной площадью перед Собором считалась площадь перед южным фасадом Собора. Императорская семья всегда подъезжала к Собору на эту площадь.

На фот.13 приезд Царской семьи в Федоровский Государев Собор, на крыльце, рядом с Императором Д.Н.Ломан. В воспоминаниях Войкова, последнего дворцового коменданта находим: «согласно установившегося обычая, при посещении церковных служб Федоровского Собора соблюдался следующий этикет: на боковом подъезде Собора Их Величества встречал ктитор- полковник Д.Н.Ломан, а у входа, в малой палате (прихожей – И.Р.), служившей раздевальнею – Дворцовый Комендант.

Фот.13 Приезд Царской семьи в

Федоровский Государев Собор.

До 1917 г.

Их величества входили через боковую дверь на правый клирос; Дворцовый Комендант следовал за Ними и занимал место около клироса, впереди команд казаков и нижних чинов, стоявших во всю ширину Собора.

Иногда Императрица проходила в отдельную молельню, отделенную от алтаря аркою» (2,с.17).

На парадной площади находились красивые фонари, их можно видеть на фот.4 и фот.14.

На этой площади все члены семьи императора посадили по одному дубку (фот.14), всего было семь дубков.

Из воспоминаний Т.Е.Мельник (рожденной Боткиной) дочери лйеб-медика Е.С.Боткина, расстрелянного вместе с Императорской семьей в Екатеринбурге в 1918 г., о соборе « …Нижний пещерный храм был весь уставлен старинными иконами, и полумрак, царивший там, придавал еще больше молитвенного настроения.

Помню всенощную в Великом Посту во время говения Их Величеств, на которую мы приехали очень некстати, так как Их Величества изъявили желание, чтобы во время говения , кроме солдат, никого не было.

Я никогда не забуду этого впечатления, которое меня охватило под сводами церкви: молчаливые стройные ряды солдат, темные лики святых на почерневших иконах, слабое мерцание немногих лампад и чистые, нежные профили Великих Княжон в белых косынках наполняли душу умилением, и жаркие молитвы без слов на эту семью из семьи самых скромных и самых великих людей, тихо молившихся среди любимого ими народа, вырывались из сердца.

Верхний храм производил большое впечатление красивою живописью царских врат и массивных колонн, поддерживавших свод. Блеск золотых иконных риз, великолепие облачения духовенства, величественные напевы хора как нельзя лучше гармонировали с ярким настроением больших праздников, когда хочется побольше торжественности и необычайности…

Царская Семья приезжала очень рано и проходила на свои места на соме, минуя публику, через маленькую боковую дверь. Государь и Наследник стояли всегда на виду у публики, большая колонна скрывала места Государыни и Великих Княжон. Около Алтаря была маленькая молельня для Ее Величества, в которой горели неугасимые лампады и приносились к образам живые цветы» (22,с.35)».

Перед важными делами Император и члены его семьи бывали в Федоровском Соборе.

По воспоминаниям Камердинера Волкова:

«Перед объездом лазаретов Государыня и Великие Княжны заезжали помолиться в церкви Федоровской и Знаменской Божьей Матери»(36,с.60).

Анна Вырубова, фрейлина и подруга Императрицы, вспоминает, что перед отъездом в ставку впервые в качестве главнокомандующего «государь с семьей причастился Святых Тайн в Федоровском Соборе» (36,с.256).

Последний отъезд Государя в ставку (перед его отречением) вспоминают многие, например, Анна Вырубова:

«Он промчался на станцию при обычном трезвоне Федоровского Собора» (36,с.287).

Фот.14 Император Николай II с Августейшей

Семьей на посадке дубков рядом с

Федоровским Государевым Собором. До 1917 г.

Этот день запомнился и В.Н.Войкову:

«В среду 22-го февраля, Государь, выехав утром из Александровского Дворца на Императорский Павильон, проехал мимо Федоровского собора, в котором, по обыкновению, за час до отъезда Его Величества служился молебен. Звон колоколов Федоровского Государева Собора в последний раз проводил Белого Царя…» (2,с.121).

С отречением Государя начались годы разорения не только для Федоровского Государева Собора, но и для всей страны.

4.Православный городок.

(дома для притча и служащих

Федоровского Государева Собора)

4.1. Строительство.

Претворявшаяся новая художественная концепция требовала дальнейшего развития, у Д.Н.Ломана возникла идея возведения целостного архитектурного комплекса в «национальном» стиле. «Мысль создать русский дом, дающий и внешним видом, и внутренним убранством образ подлинной древнерусской красоты и снабженный утварью, которая отвечая требованиям современной жизни, являла бы формы старинного русского художественного мастерства, так заманчива и дорога сердцу, что на осуществление ее можно положить все силы». Поводом послужила потребность в жилых помещениях для священников и служащих Федоровского собора (26,с,5-6).

Было решено простроить дома для притча и служащих Федоровского Государева Собора в Царском Селе.

11 июня 1913 года дворцовый комендант в присутствии царскосельского градоначальника указал место, отведенное под дома на противоположном от собора берегу пруда.

Составление эскизов было поручено архитектору С.С.Кричинскому (20).

Эскизный проект С.С.Кричинского, после значительной переработки в июле 1913 г. был одобрен Николаем II, при условии: «что бы эти дома созданы были в стиле Ростовского Кремля и построек ХVII века и не нарушали общего художественного впечатления, при сочетании с Александровским дворцом» (21). В справке Б.М.Матвеева встречаем другую дату высочайшего одобрения проекта: 3 августа 1913 г.(20). Разница в датах вызвана тем, что не указано ни в справке Медерского, ни в справке Матвеева по какому стилю указана дата. Очевидно первая дата указана по старому стилю, а вторая - по новому стилю.

Разработка проекта и непосредственное руководство строительством было возложено также на С.С.Кричинского(20).

В пояснительной записке к своему проекту, разработанному в 1913 году, С.С.Кричинский отмечал, что выбор им основного приема композиции городка определился следующими обстоятельствами: «…во-первых,…задачей составить проект в стиле указанного периода русского зодчества, во-вторых, необходимостью распланироваться на отведенном участке земли формы неправильного многоугольника, и, наконец, в-третьих, характером самих помещений, обслуживающих проектирование отдельных домов – особняков, отделенных друг от друга полисадами и дворами. Совокупность сих условий привела меня к мысли проектировать как бы посад и подворье на манер наших старинных монастырских или боярских усадеб, состоящих обычно из ряда палат, теремов, изб, обнесенных тыном или оградой с бойницами, башнями на углах и проездными воротами в стенах. Такая стена или ограда … спроектирована мною … и кроме декоративного характера она имеет и служебное назначение, так как служит переходом, соединяющим трапезную с домом священников».

Использованная Кричинским «палатная» система композиции в сочетании с развитым силуэтом и разнообразным решением фасадов, позволила сделать комплекс весьма живописным, что, в частности, дает возможность почувствовать картина Г.Н.Горелова, написанная с натуры вскоре после завершения основного строительства (15,с.35), (Фот.15 сделана с картины Г.Н.Горелова).