Мир Знаний

Царское село, его архитектура (стр. 8 из 9)

В связи с организацией лазарета на территории городка, здание было отдано под лазарет для нижних чинов. Здание находится на противоположной стороне двора, и выходит главным фасадом на так называемую офицерскую дорожку, ведущую от казарм собственного Его Величества сводного пехотного полка к Александровскому дворцу. Это тоже двухэтажное здание на жилом подвале. Цоколь путиловский, стены оштукатурены и окрашены. Покрыт этот лазарет тоже железным плоским фальцем. В подвале находится кухня, гладильная и другие служебные помещения. Стены кухни облицованы белыми глазурованными плитками, а печи подвала выстланы метлахскими плитками. Остальная внутренняя отделка та же, что и в офицерском лазарете, отсутствует лишь роспись. Горячая вода проведена в перевязочную из уборной, где стоит вертикальный водогрейный котел. Полы в вестибюле и уборной выстланы путиловской плиткой, в остальных же помещениях досчатые, покрытые линолеумом. В первом этаже помещения перекрыты цилиндрическими и сомкнутыми сводами по системе Рабитца; таким же образом перекрыт и вестибюль. Все лестницы (парадная, служебная и наружная) уложены из путиловских ступеней, а площадки их выстланы такими же аршинниками (14). Дом причетчиков можно увидеть на фот.18.

Фот.18 Дом причетчиков.

(«Желтая палата»), 1999 г.

Дом для нижних чинов, состоящих при церкви и квартира старшему (здания для низших служащих лазарета, башня Есенина; розовая башня, метеостанция). Во время Первой мировой войны здесь жили низшие служащие лазаретов. Это здание с одной стороны примыкает к службам. Здание частью одноэтажное, а частью двухэтажное с мансардой и башнею. Отделка его простая; полы досчатые, крашеные. Лестница перекрыта железобетонным сводом и сложена из ревельских ступеней. Отопление печами, вентиляция обыкновенная. Снаружи здание оштукатурено, а цоколь облицован рваным камнем. Одноэтажная часть покрыта дранкой старинного рисунка, а остальное здание – прямым фальцем (14).

Фасад здания обращенный на восток, непосредственно примыкает к каменной ограде, заканчивающейся на Северном углу башней.

Этот дом приобретает интерес, как связанный с биографией поэтов Сергея Есенина, Клюева, актера Сладкопевцева, художников Коровина и Нарбута (21).

Жизни Сергея Есенина в Федоровском городке посвящена отдельная глава, сам С.Есенин жил в одноэтажной части здания, поэтому сложившееся название «башня Есенина» беспочвенно.

Отдельный дом для низших и высших служащих, как то: вахтера или смотрителя зданий, дворников, сторожей и пр. представляет собой одноэтажные невзрачные каменные служебные постройки, расположенные вдоль наружной стены, ограждающие городок с северной стороны и фланкируемые на углах башнями. Во время строительства ансамбля, эти постройки временно использовались для столярных мастерских, изготовлявших мебель для Федоровского городка (20,с.95).

Здания бани и прачечной соединены с лазаретом нижних чинов стеной с воротами, ведущими во двор при Федоровском соборе. В одноэтажной на подвале части этого здания находится прачечная, состоящая из двух комнат, перекрытых бетонными сводами по железным балкам (так же перекрыт и подвал). Пол и стены прачечной выложены английским плитками, стены белыми глазурованными с цветным фризом. В первой комнате стоит центрифуга, лохани для ручной стирки, бучильники и баки для полоскания, а вторая комната разделена стеклянною перегородкою на две части: в одной, соединенной с первою комнатою, установлена стиральная машина, а в другой, имеющей вход с лестницы, установлен голандер. Лестница ведет на чердак, где устроена сушилка с 6 кулисами. Потолок и стены сушилки обшиты деревом и окрашены масляной краской; пол выложен плитками. Котельная находится в подвале под прачечной. В ней установлен горизонтальный водогрейный котел, дающий горячую воду для прачечной и бани, и вертикальный стребелевский паровой котел, отапливающий

Фот.19 Ворота между домом священников

и Северной угловой Башней.

все помещения этого здания. Приток свежего воздуха в сушилку, а равно и удаление пара от прачечной, даются электрическими вентиляторами. Баня расположена в двух этажах, а имеющийся третий (мансардный) предполагается впоследствии занять водолечебницей. В первом этаже находятся раздевальня, мыльная и парильная для нижних чинов, а во втором – две отдельные бани, состоящая каждая из раздевальни, мыльной и парильной. Как при бане первого этажа, так и при обеих банях второго этажа имеются уборные. Во всех банях имеются души, а во втором этаже и две ванны. Полы везде асфальтовые, стены в раздевальне и проходах окрашены мастичной краской, а в остальных помещениях облицованы наливными гончарными плитками. Такими же плитками облицованы и каменки. В парильных бетонные своды оставлены открытыми и лишь окрашены, как и балки, мастичной краской, а раздевальных и мыльных устроены цилиндрические цементные своды по системе Рабитца.

Фот.20 Трапезная палата и ворота в

«Ктиторский сад». 1999 г.

Такие же своды сделаны и на лестницах. Вентиляция обыкновенная вытяжная с подогревателями. Снаружи фасады оштукатурены и выбелены, покрыто же это здание железом. Цоколь из рваных камней, вынутых на месте построек при отрывке рвов под фундаменты. (14).

Далее вдоль офицерской дорожки идут службы, гаражи, конюшня и сараи. Это все одноэтажные здания, крытые железом, оштукатуренные, и на таком же цоколе, как и здание бани и прачечной (14). Как отмечалось выше к службам примыкает здание для низших служащих лазаретов.

С западной стороны, обращенной к собору, к югу от Трапезной палаты, расположены ворота, выделяются они своим декоративным резным в камне завершением, ведущие в «Ктиторский» сад.

Главные ворота для въезда во двор, монументальные по размерам и лаконичные по формам, находятся между Трапезной и Белокаменными палатами, соединяя их внутренним переходом. Наибольший художественный интерес представляют ворота, стоящие между Белокаменной палатой и Северной угловой Башней вблизи пруда, и привлекающие внимание своей богатой декоративной резьбой по камню, выполненной по мотивам, заимствованным из декора архитектуры города Юрьева-Польского. Наконец, ведущие во двор с восточной стороны, между «солдатским лазаретом» и «баней» имели чисто служебное назначение и никаких элементов убранства не несли. Ворота домов можно увидеть на фот.17,18,19,20.

Большую роль в силуэте Федоровского городка играли 6 башен на углах «крепостной» стены, окружающей «кремль». Первые две круглые, низкие, увенчаны зубцами и были покрыты шатрами из теса. Особенно живописна южная башня, напоминающая башни Ново-Девичьего монастыря в Москве. Угловые башни – двухэтажные, крытые и граненые, завершены шатрами и использовались как сторожки (21).

Из построек, сооруженных по проекту С.С.Кричинского, не сохранилась так называемая избушка сторожа. Вот как сам С.С.Кричинский описывает ее:

«Невдалеке от описанных зданий, ближе к собору, как раз напротив него, поставлена избушка сторожа. Срублена она в духе северных построек из толстых пятивершковых бревен, рубленых с остатком, и покрыта тесовою крышею; в ней помещался один из служащих собора. Как и прочие дома освещается электричеством, снабжена водопроводом и присоединена к канализации» (14).

Рядом с Федоровским городком был построен фонарь (фот.21). В статье Крашенинникова находим, что архитектору Максимову был заказан фонарь «в виде звонницы» для установки у Федоровского собора, ссылка дана на фонды ЦГИА. К сожалению не удалось посмотреть этот фонд, поэтому нет точных данных, подтверждающих, что речь идет именно об этом сооружении (13,с.54).

Фот.21 Фонарь «в виде звонницы» рядом с Федоровским

городком и Федоровским собором. 1999 г.

Городок строился для того, чтобы в зрительном образе восстановить православную монархическую идею. Здесь Царская семья готовилась возвратиться к государственному идеалу Святой Руси, где царь не отделен от народа, не возвышен сословной лестницей, а является его единокровным отцом, Царем-батюшкой.

4.2. Городок в годы Первой Мировой войны.

Начало Первой Мировой войны вызвало в России взрыв патриотических чувств. Состоятельные благотворители открывали на свои личные средства целые госпитали, снаряжали военно-санитарные поезда.

Особенно много лазаретов было сосредоточено в Петрограде и его окрестностях. Среди последних особое место занимало Царское Село, в котором находилась резиденция последней царской семьи, и ряд лазаретов непосредственно подчинялся ее членам, в них все важные вопросы решала сама Императрица Александра Федоровна. Она не только следила за содержанием и лечением больных, но и ассистировала в качестве хирургической сестры (и это не было саморекламой, это была повседневная работа и истинно христианская забота об облегчении страданий ближнего). Вместе с ней трудились и ее старшие дочери (33,с.666).

Императрица и ее старшие дочери Великие княжны Ольга Николаевна и Татьяна Николаевна закончили «краткосрочные курсы по уходу за больными и ранеными воинами», им были вручены «свидетельства об окончании курсов сестер милосердия военного времени» (27). Свидетельство, выданное Великой Княжне Ольге Николаевне, о присвоении ей звания сестры милосердия 6 ноября 1914 г. на фот.22, в правом верхнем углу. Анна Вырубова в своих воспоминаниях пишет, что после получения свидетельств «Императрица была очень довольна; возвращаясь обратно в моторе, она радовалась и весело разговаривала»(36). Обучались и работали Императрица и старшие дочери под руководством женщины-врача В.И.Гедройц.