Мир Знаний

Научный креационизм (Теория сотворения). Обновленная и улучшенная версия (стр. 11 из 26)

Если бы нужное сочетание органических компонентов, носящихся в морях в нерастворенном виде, случайно соединилось на какое-то мгновение, им потребовалось бы нечто, способное удержать их вместе, в противном случае, море, которое соединило их, разъединит их опять. Таким образом, в какой-то точке на этом пути должны были бы возникнуть локализированные клеткообразные объекты.

К сожалению, сложные соединения, которые, как полагали, имели некоторые свойства клеток, что могло позволить им развиться в клетки, лишены настоящей оболочки и, в результате этого, легко разрушаются. Вместо того, чтобы с годами эволюционировать, они бы распались, а их составные части снова бы затерялись в океане.

В комментариях по поводу уникальности внешней оболочки Дж. Ратклиф дает клетке сказать за себя: "Наша внешняя оболочка столь же замечательна, как и наша внутренняя структура. Моя оболочка представляет собой тончайшую стенку толщиной 0.0000001 мм. До недавних времен ученые рассматривали это тончайшее покрытие, как нечто немного более сложное, чем крошечный целлофановый пакет. Благодаря электронному микроскопу, сейчас они поняли, что это - один из моих важнейших компонентов. Действуя как привратник, клеточная мембрана решает, что впустить, а что не допускать. Она обеспечивает для внутренней части клетки, взаимодействующей с окружающей средой, точный баланс солей, органических материалов, воды и др. компонентов. Жизнь находимся в абсолютной зависимости от нее. Какие исходные материалы нужны для производства протеина? Оболочка пропускает именно те, которые необходимы, не допуская посторонних. Ясно, что она обеспечена хорошо развитой системой распознавания".

Другая проблема состоит в том, что необходимые для жизни молекулы большей частью очень сложны и, вообще говоря, чем они сложнее, тем сильнее в них тенденция к распаду на более простые составляющие. Уолд излагает это следующим образом:

"В огромном большинстве процессов, интересующих нас, момент равновесия сдвинут далеко в сторону распада. Этот так называемый спонтанный распад гораздо более вероятен и потому протекает много быстрее, чем спонтанный синтез. Например, спонтанное образование по стадиям аминокислотных группировок, способных в дальнейшем сформировать протеин, является процессом с определенной небольшой степенью вероятности и поэтому такой процесс возможен только при достаточно большом промежутке времени. Распад же протеина или промежуточного продукта на компоненты аминокислот гораздо более вероятен и, таким образом, протекает значительно быстрее. Ситуация, с которой нам приходится встречаться, напоминает Пенелопу, ожидающую Одиссея, и даже хуже того: Пенелопа каждую ночь распускала то, что было связано за предыдущий день, у нас же одна ночь может уничтожить работу года, а то и столетия".

Уолд продолжает: "Я считаю эту проблему наиболее трудной из всех встающих перед нами проблем, самым слабым звеном в нашей аргументации на сегодняшний день".

Встреча таких сложных молекул происходит не так часто и не так просто. Мы уже упоминали, что современная наука может синтезировать только небольшое число простейших из них. Это положение ясно указывает на необоснованность аргументов тех, кто считает, что в природе могут существовать какие-то комбинации, которые неизбежно ведут к формированию подобных молекул. Например, подобные сложные субстанции получаются только при обязательном участии особых катализаторов, делающих эти реакции возможными (ферменты).

Эти реакции не могут протекать изолированно. Каждая из них должна начинаться в определенной последовательности и прекращаться после получения должного количества специфических протеинов и т. п., которые надо было получить. Если эта реакция будет продолжаться бесконтрольно, она приведет к израсходованию всех материалов, подобно тому, как лесной пожар уничтожит лес, который предназначался не только для топлива, но также и для производства многих лесоматериалов.

Даже контролируемое производство протеина не даст нужного результата, если этот процесс происходил в клетке, не запрограммированной для его использования или даже в такой клетке, которая оказалась сделанной не в том порядке или не в том месте. Таким образом, здесь имеет место полное отсутствие какого бы то ни было удовлетворительного объяснения того факта, как эволюция сумела выработать разумную программу с тем, чтобы организовывать и контролировать необходимые химические реакции.

ДНК, которая программирует клетку, не появилась спонтанно, а если бы она и появилась, ее появление должно было бы, безусловно, совпасть с присутствием именно тех протеинов, с которых ее программа начинает действовать, и все это в пределах, ограниченных пленкой, которая удерживала бы их всех вместе.

Если такое явление когда-либо случилось, оно должно было бы стать сильным доказательством наличия руководящего разумного начала, или конструктора!

С нашими сегодняшними знаниями о фантастической сложности процессов и условий, необходимых для существования клетки, было бы, по-моему (по мнению автора книги – прим. автора реферата), неразумно полагать, что первая клетка или, вернее, миниатюрная фабрика-клетка, способная производить другие клетки с аналогичными способностями, появилась случайно из неживой материи.

А следующая часть из статьи (Статья из альманаха "Сотворение", М., 2002, издательство "Паломникъ", В.С. Ольховский) введена в реферат для уже точного осознания недостоверности догмата появления жизни в синтетической теории эволюции (а точнее, в нескольких подтеориях, исключающих возможность сотворения мира):


Самозарождение живого из неживого?

Оценки ряда авторов (см., напр., В. С. Ольховский, Вiсник НАНУ, 2000, № 9, с. 22-26, и ссылки, приведенные там) показали, что для случайного возникновения информации даже в одной молекуле ДНК не хватило бы времени, в огромное число раз (как минимум, в 1018) превышающего возраст нашей Вселенной(оцениваемый обычными методами ядерной хронометрии в 20 млрд. лет, если считать, что такая молекула возникает при случайных столкновениях атомов более чем 10-5 массы земли [т. е. поверхностного слоя], происходящих с частотой более чем 1 раз в сек).

А образование ДНК и даже синтез белка из неорганических образований — это ещё не зарождение биологической жизни. Самая мелкая «единица жизни», лежащая в основе строения и развития живых организмов, — это клетка. Именно клетка является элементарной живой системой, способной к самообновлению, саморегуляции и самовоспроизведению. И для случайного образования клетки, с генетической программой в ней, потребовалось бы уж совсем невообразимо громадное время.

Правда, позднее появилась гипотеза, в которой вместо случайного перебора всех возможных вариантов возникновения информационных макромолекул и затем клеток предложен более сложный поэтапный механизм спонтанного зарождения живого — блочно-иерархический механизм возникновения информации в макромолекулах и в конечном счете живых клетках (см., например, Шноль С. Э., и др., Биофизика, 1985, т. 30, с. 418-421; Шноль С. Э., Природа, 1990, № И, с. 23-26).Такие гипотезы дали оценки достаточно малого интервала времени зарождения живого (гораздо меньше возраста Земли, получаемого современными методами ядерной хронометрии).

Однако,

во-первых, к строгому, основанному на экспериментальных данных результату они всё ещё не привели,

во-вторых, вероятность появления на одной лишь нашей планете на определённом этапе развития всей вселенной особых условий, обеспечивших такой механизм спонтанного зарождения живого, также чрезвычайно мала [это подтверждается уникальным одиночеством земной биосферы во всей наблюдаемой вселенной],

в-третьих, ещё остаётся неразрешимая проблема: как возникли условия, необходимые сегодня для живых систем, в то время, когда ещё не было жизни, но которые формируются только этими живыми системами?

Далее, известно, что все конкретные макроскопические системы с известной историей образования, обладающие более высокой степенью упорядоченности чем окружающая среда, были созданы или отделены от космоса не просто путём редких случайных флуктуаций, а под прямым воздействием внешних (для этих систем или их предшественников) сил или в результате бифуркаций, обусловленных нелинейностями и внешними влияниями в открытых системах (см., напр., И. Пригожин, И. Стенгерс, Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой, М., «Прогресс», 1986; Г. Николис, И. Пригожин, Познание сложного, М., «Мир», 1990).

Какие же внешние силы создали первые биологические объекты!?

В одной из моих (автора статьи) статей (Вiсник НАНУ, 2000, № 9, с. 22-26) говорилось о том, что чисто гипотетически не исключено, что описание живых организмов как макроскопических квантово-физических целостных систем могло бы помочь найти ту границу, за которой возможно и самозарождение живого вещества. Однако важно подчеркнуть, что если попытаться провести анализ не только функционирования, но и истории образования живых организмов с учётом вышеуказанных идей и результатов И. Пригожина и др., то мы прямо столкнёмся с необходимостью разработки нелинейной квантовой физики (которая вообще ещё не создана) и снова-таки учёта внешних влияний (но каких?). То есть и здесь мы приходим к тупику.

Пока можно только утверждать, что, несмотря на впечатляющие успехи физики живого, в вопросе о самозарождении живого из неживого даже на простейшем уровне современная физика встречается с непреодолимой проблемой, которую атеисты относят к одной из трёх величайших проблем современной физики (см.: В. Л. Гинзбург, УФН, 1999, т. 169, вып. 4, с. 419-442).