Мир Знаний

Административное задержание по новому КоАП РФ (стр. 11 из 13)


Заключение

1. Административное задержание – это наиболее распространенное процессуальное действие, с которого, очень часто начинаются все самые серьезные неприятности и испытания, связанные с нашими правоохранительными органами, в особенности – с милицией. Вообще, это понятие может быть применено только к гражданам с 16-тилетнего возраста, т.к. само по себе административное задержание не существует, а является лишь мерой обеспечения рассмотрения дела об административном проступке. А ответственность за него наступает с 16 лет.

2. При вступлении России в Совет Европы к ней был предъявлен ряд требований, касающийся полного соответствия ее законодательства нормам и принципам, закрепленным в Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ЕКПЧ) и в других актах Совета Европы. Бесспорно, за последнее время в России усилилась тенденция утверждения международных стандартов в области прав и свобод человека. Правовая система страны закрепила весь перечень прав и свобод человека, однако имплементация этих норм не проходит так гладко, как записано в федеральном законодательстве. На конституционно-правовом уровне российское законодательство соответствует международным стандартам и основным требованиям Европейской Конвенции. Проблема возникает на уровне ее понимания и толкования. Противоречий между Конвенцией и Конституцией РФ нет, это было отмечено многими. Конституция России провозглашает даже большее число прав и свобод, чем Конвенция. Однако Конвенция зачастую дает более четкие определения, а благодаря 40-летней практике работы Европейского Суда выработана целая система прецедентов, что еще более уточняет европейские стандарты в подходе к правам человека. Российская Конституция разрабатывалась с учетом положений ЕКПЧ и предусматривает (ст.46) право обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека. Единственное разночтение - это санкционирование пунктом 6 раздела второго Конституции РФ, предусмотренного УПК РФ, но расходящегося с требованиями Конвенции (в части срока доставки задержанного к судье, сроков предъявления обвинения, права прокурора выдавать ордер на арест, доступа адвоката к арестованному и т.д.), прежнего порядка ареста, содержания под стражей и задержания лиц, подозреваемых в совершении преступлений. Но на этот счет существует оговорка в отношении пп. 3 и 4 Статьи 5 Конвенции (содержание под стражей до суда или арест), в соответствии с которой пока что остаются в силе положения действующего УПК РФ, и меняться они будут постепенно. Вместе с тем, проблема соответствия российского законодательства Европейской Конвенции не исчерпывается статьями УПК, указанными в оговорке. Нельзя согласиться с тем, что с формальной точки зрения в действующем российском праве нет прямых коллизий с положениями Конвенции 1950г.[28] Противоречий существует более, чем достаточно, и в данной статье будут рассмотрены только те из них, которые касаются Статей 5и 6 ЕКПЧ. Представляется, что вопросы детального соответствия российского законодательства и правоприменительной практики требованиям Конвенции, недостаточно изучены. Конечно, планы корректировки законодательства в соответствии с Конвенцией уже имеются. Но помимо этого рода несоответствий имеется еще и определенный разрыв между национальным законодательством и правоприменительной практикой, что предопределяет необходимость разработки федеральной программы совершенствования правового порядка и жизнеобеспечения процесса имплементации в свете стандартов Конвенции. Особый вопрос - это проблема реализации Конвенции, и его решение зависит от степени готовности судебной и исполнительной власти. Проблема главным образом заключается в том, что российские суды пока еще не имеют необходимого опыта в применении норм международных соглашений при рассмотрении гражданских и уголовных дел, а ведь Конвенция 1950го - это международный документ прямого действия, и любой гражданин РФ может обратиться в суд с иском о нарушении его прав, предусмотренных Конвенцией. Можно отметить, что для российской правовой традиции несомненно представляются юридической новеллой базовые понятия ЕКПЧ, делающие акцент не столько на конвенционные предписания, сколько на сформировавшееся на их основе прецедентное право. В РФ не признается прецедентное право. Достаточно часто можно встретить вопрос: обязательно ли в таком случае России следовать положениям, записанным в решениях Европейского Суда по правам человека? Сам Суд не дает категоричного ответа на этот вопрос. Он решает его косвенно, ибо на практике Европейский Суд дает толкование и указывает пути применения Конвенции. Страсбургские прецеденты - это официальное толкование Конвенции.

3. По принятой у нас правоприменительной практике истечение времени административного задержания начинается не с момента фактического задержания лица, т.е. - его доставления в какое-либо место, используемое милицией для решения задач по охране правопорядка, а с момента составления протокола об административном задержании. Зачастую с момента первого события до второго может пройти от нескольких часов до нескольких суток. Что за это время могут сотворить даже не с рядовым гражданином в местном “околотке” мы знаем из книг, фильмов, публикаций в прессе, ставших общеизвестными фактами.

4. Наиболее вероятно применение административного задержания со стороны милиции, внутренних войск и налоговой полиции. При этом, во всех кроме милиции учреждениях вас могут содержать у себя только до рассмотрения дела и вынесения постановления о привлечении к административной ответственности (либо о прекращении производства). Ведь ни у кого кроме милиции нет своих ИВС, где можно содержать административно арестованных, в случае вынесения судом постановления об аресте. Т.о. мы опять подошли к тому, что более всего следует опасаться административного задержания милицией. Но для этого есть и другие основания. Так, например, из всех перечисленных правоохранительных органов только на милицию возложены основные обязанности и функции по раскрытию подавляющего большинства неочевидных преступлений, совершаемых на конкретной территории и только для милиции основным показателем качества ее работы является “раскрываемость” преступлений. Налоговая полиция в основном работает в режиме “свободного поиска” и не ведет учета нераскрытых преступлений. А следовательно, у милиции очень велик соблазн “повесить” нераскрытое преступление на какого-нибудь “лоха”, например, попавшего “по-мелкому”. Все это становится более чем реальной угрозой, если вспомнить об абсолютно неправовом положении лица, доставленного в ОВД, УВД, о/м в первые часы его пребывания там, о котором мы рассказывали в предыдущем разделе.

5. Перечень правонарушений, за которые может быть применено административное задержание ограничен достаточно серьезными из них и, что называется, “расширенному толкованию не подлежит”. При этом, кроме такого основания для административного задержания, как совершение административного правонарушения, статья 11 Закона РФ “О милиции” предусматривает массу оснований для различных ограничений вашей личной свободы, необходимых для обеспечения возможности осуществления органами милиции возложенных на них обязанностей (расследование уголовных дел, обеспечение условий отправления правосудия, учет и надзор за осужденными, обеспечение общественного порядка и т.д.), и которые не являются собственно административным задержанием, а следовательно, к ним и не применяются правила, которые мы далее перечислим в ответ на вопросы, приведенные выше. Это значит, что задерживать (доставлять) вас куда-либо просто для проверки документов, уточнения личности и т.п. противозаконно. Это можно только в том случае, если, допустим, во время проверки документов (которая сама по себе не может быть произвольной, как мы говорили об этом раньше) у милиции возникли сомнения в их подлинности, а также основания считать, что вы совершили какое-либо правонарушение.

6. Некоторые основания для административного задержания дублируются в различных законах, например: ст.11 Закона РФ “О милиции”, КоАП РФ, ст.24 Федерального закона от 6 февраля 1997 г. N 27-ФЗ "О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации", ст.16 Федерального закона от 8 июля 1999 г. N 143-ФЗ "Об административной ответственности юридических лиц (организаций) и индивидуальных предпринимателей за правонарушения в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции", ст.331 Таможенного кодекса Российской Федерации от 18 июня 1993 г. N 5221-I (с изменениями от 19 июня, 27 декабря 1995 г., 21 июля, 16 ноября 1997 г., 10 февраля 1999 г.). Но в первую очередь нужно четко себе представлять, за какие правонарушения человек может быть задержан на сколько-нибудь значительный срок, исчисляемый не часами, а сутками. Ведь несмотря на то, что задержание в этом случае ничем не отличается от ареста, такое решение принимается не судом, который является хотя бы гипотетически беспристрастным, незаинтересованным и независимым, даже не прокурором, а административным органом в административном же порядке. А, следовательно, субъект оказывается в ущемленном правовом положении по сравнению с рассмотрением этого вопроса в суде.

7. С принятием нового КоАП ихзменились и условия административного задержания, также претерпел изменения круг лиц, уполномоченных осуществлять административное задержание.