Мир Знаний

Гражданско-правовая ответственность 4 (стр. 15 из 16)

Ответственность в рамках гражданско-правового регулирования, конечно же, может обременять нарушителя и чаще всего реально обременяет, лишает его определенного количества имущественных благ. Вместе с тем, совокупный объем взыскания убытков и неустойки ни теоретически, ни практически никаким образом не связан с социальной опасностью нарушения обязательств, уровнем виновности, и иными характеристиками на стороне правонарушителя.

Новый ГК РФ не дает оснований говорить и о корректировке объема ответственности должника с помощью форм вины. Формы вины не только претерпели преобразования, но и, по существу, в ряде случаев не имеют значения в области предпринимательства (ст. 401 ГК РФ). Должник отвечает постольку, поскольку он имеет долг, а вовсе не потому, что его действия (желания, устремления) упречны.

Гражданско-правовая ответственность без вины всегда сосуществует с ответственностью «за вину», и соотносится с ней. На протяжении всей истории гражданского права соотношение ответственности без вины и ответственности «за вину» менялось между собой. История показывает, что динамика этихизменений имеет под собой объективную почву.

И ответственность без вины, и ответственность «за вину» обусловливается товарно-денежным характером экономических отношений, как и само гражданское право в целом. Однако ответственность «за вину» связана с функционированием товарно-денежных отношений «идеального» варианта, с признаками имущественной обособленности, самостоятельности и равенства их участников, а ответственность без вины, наоборот, обусловлена отклонениями отдельных признаков товарно-денежных отношений от «идеального» варианта.

Само по себе понятие ответственности без вины и отграничение ответственности без вины от ответственности «за вину» является весьма сложным и зависит в первую очередь от понимания вины в гражданском праве.

Таким образом, реальная, а не «относительная» ответственность без вины это ответственность при невиновности правонарушителя с точки зрения именно критерия неосторожности.

Классическим примером ответственности без вины за действие третьих лиц является причинение вреда источником повышенной опасности, например, в ходе эксплуатации автомобилем. Поскольку в данном случае согласно п. 1 ст. 1079 ГК РФ обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

До настоящего времени в юридической науке нет общепризнанного определения понятия источника повышенной опасности. Одни связывают это в первую очередь с любой деятельностью, осуществление которой создает повышенную вероятность причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека. Такой позиции придерживаются и суды общей юрисдикции, поскольку это, по всей видимости, соответствует замыслу законодателя. Другие настаивают на том, что под источником повышенной опасности необходимо понимать предметы материального мира, обладающие опасными для окружающих свойствами и не поддающиеся полному контролю со стороны человека.

Особенность данных деликтных обязательств заключается в том, что они наступают независимо от вины причинителей вреда, если те не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего (п. 1 ст. 1079 ГК РФ). При этом вина потерпевшего, выразившаяся в неосторожности, не учитывается при возмещении расходов на восстановление здоровья человека, при возмещении вреда в связи со смертью кормильца, а также при возмещении расходов на погребение (п. 2 ст. 1083 ГК РФ).

Пункт 3 ст. 1079 ГК РФ гласит, что владельцы источника повышенной опасности солидарно несут ответственность за вред, причиненный в результате взаимодействия этих источников (столкновение транспортных средств и т.п.) третьим лицам по основаниям, предусмотренным п. 1 данной статьи. Это нормативное положение - новелла в российском гражданском законодательстве, а его появление было вызвано судебной практикой (п. 20 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г.). Совершенно очевидно, что структура данной нормы имеет узкий правовой спектр. Поэтому при ее толковании отсутствует единый подход как среди ученых - юристов, так и в правоприменительной деятельности судов. В основе права должна лежать присущая природе справедливость. Но принимаемые законы иногда носят общий правовой характер и вряд ли могут быть бесспорными регуляторами различных правовых конфликтов в обществе. Наверное, нельзя превращать статью закона в "талмуд", рассчитанный на все случаи жизни, и бессмысленно было бы с этой точки зрения критиковать законодателя.

Из формально - грамматического толкования названных норм следует, что третьи лица, пострадавшие от взаимодействия источника повышенной опасности, вправе предъявлять требования о привлечении к солидарной гражданской ответственности владельцев источника повышенной опасности вне зависимости от вины последних и степени таковой.

К третьим лицам следует отнести всех, кто находится вне объекта источника повышенной опасности (пешеходы, велосипедисты и т.д.), с таких лиц, связанных с владельцем источника повышенной опасности гражданско - правовым или трудовым договором, и иных лиц, которые находились в объекте источника повышенной опасности.

Верховный Суд РФ указал, что достаточным основанием для возложения ответственности по возмещению третьему лицу вреда на владельцев двух источников повышенной опасности является сам факт причинения вреда в результате взаимодействия этих источников повышенной опасности. В данном случае их владельцы понесли солидарную ответственность при отсутствии вины водителей транспортных средств в административном правонарушении и уголовном преступлении (Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2001. No. 5. С. 3).

Аналогичным образом возмещается вред третьим лицам при обоюдной вине владельцев источников повышенной опасности. Подобная практика, вероятно, оправдана замыслом законодателя и имеет целью защиту человека от возрастающей опасности со стороны окружающих его предметов материального мира (источников повышенной опасности).

Вместе с тем до настоящего времени отсутствует единообразная правоприменительная практика возмещения вреда третьим лицам в случаях, если взаимодействие источников повышенной опасности произошло по вине одного из владельцев и отсутствия таковой со стороны других владельцев источников повышенной опасности. Например, водитель А., управляя личным автомобилем, грубо нарушил правила дорожного движения, выехав на полосу встречного движения, где совершил столкновение с автомобилем под управлением владельца Б., в результате чего пассажиру последнего был причинен вред здоровью. В повседневной жизни такие ситуации, увы, не редкость.

При разрешении данного правового конфликта, связанного с возмещением вреда третьему лицу, возможны два судейских усмотрения.

Первое. Ответственность возлагается на виновное лицо А., исходя из общих условий наступления гражданско - правовой ответственности вследствие причинения вреда, что, в принципе, позитивно и разумно, поскольку при наличии виновной стороны привлекать дополнительно к гражданской ответственности невиновную по крайней мере негуманно. Кроме того, владелец Б. сам понес материальный ущерб в результате неправомерных действий водителя А.

Второе. Ущерб взыскивается в солидарном порядке с обоих владельцев. Это вряд ли можно назвать справедливой позицией, тем более что в качестве потерпевших пассажиров часто приходится видеть близких родственников владельца источника повышенной опасности. Такой подход в конечном итоге лишает их права на полное возмещение вреда, что противоречит функциям и принципам гражданского права.

Правда, в определенной степени можно аргументировать второе судейское усмотрение тем, что на поиск юридической истины по установлению конкретных виновников вследствие взаимодействия нескольких источников повышенной опасности в ходе дознания, предварительного и судебного следствия уходят месяцы, а то и годы, что вызывает нарекания потерпевших - третьих лиц, подрывает авторитет правоохранительной системы и не отвечает требованию о необходимости своевременного правосудия.

Подводя итог изложенному, следует отметить, что гражданско-правовая ответственность может наступать в виде взыскания дополнительной обязанности должником и кредитором, говоря о содержании гражданско-правовой ответственности, то в нем существует не только должник, который несвоевременно передал индивидуально – определенную вещь, но и кредитор, ненадлежащим образом исполнил взятое на себя обязательство. будет нести ответственность в виде возмещения кредитору понесенных им убытков.

В связи с чем следует понимать под гражданско-правовой ответственностью приминение к правонарушителю таких мер, в результате которых у правонарушителя изымается и передается потерпевшему имущество, которое правонарушитель не утратил бы, если бы не совершил правонарушение.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Нормативно-правовые акты РФ

1. Конституция РФ( Принята всенародным голосованием 12.12.1993 г.)

2. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП РФ) от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ.//СЗ РФ 07.01.2002, № 1 (ч. 1), ст. 1

3. Гражданский кодекс РФ. Часть 1. от 30.11.94 г. №51-ФЗ (в ред. от 23.12.2003 г.).//СЗ РФ, 1994, № 32, ст. 3301.

4. Гражданский кодекс РФ. Часть 2. от 26.01.96 г. №14-ФЗ (в ред. от 23.12.2003 г.).//СЗ РФ, 1996, № 3, ст. 410.

5. Гражданский кодекс РФ. Часть 3. от 26.11.2001 г. №3147-ФЗ (в ред. от 23.12.2003 г.).//Российская газета, 2001. 28 ноября.