Мир Знаний

Гражданско-правовая ответственность 4 (стр. 8 из 16)

Примером является Определение Судебной Коллегии по гражданским делам ВС РФ по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации на решение Сергиевского районного суда от 10 июня 1099 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 21 июля 1999 г. и постановление президиума Самарского областного суда от 4 ноября 1999 г. дело по иску гражданина Г. к ОАО "Сергиевскавтотранс" и гражданина Л. о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда.

Решением Сергиевского районного суда от 10 июня 1999 г. иск в части возмещения материального ущерба удовлетворен полностью, в части компенсации морального вреда - частично: с ОАО "Сергиевскавтотранс" и гражданина Л. было солидарно взыскано в пользу истца 2170 руб. 52 коп. в счёт возмещения материального ущерба, в счёт компенсации морального вреда в сумме по 15000 руб. в пользу каждого из истцов.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского

облсуда от 21 июля 1999 г. решение суда по существу оставлено без

изменения; при этом был снижен размер компенсации морального вреда и уточнена резолютивная часть: с ОАО "Сергиевскавтотранс" и гражданина Л. взыскано возмещение материального ущерба по 1085 руб. 26 коп. с каждого, в пользу истцов, в качестве компенсации морального вреда взыскано с каждого ответчика каждому истцу по 5000 руб.

Постановлением президиума Самарского областного суда от 4 ноября

1999 г. был отклонен протест прокурора области.

Судом установлено, что 9 декабря 1996 г. в 18 час. 20 мин. ул. Сквозной в п. Сургут Сергиевского района Самарской произошло столкновение автомобиля КАМАЗ-5320 под управлением Ладонина Ю.А. и автомобиля ВАЗ-2108 под управлением Левина А.П. В результате ДТП погиб пассажир автомобиля ВАЗ-2108 Гриценко А.А., водителю Левину А.П. и другому пассажиру Баркалову В.Е. были причинены соответственно тяжкие телесные повреждения и телесные повреждения средней тяжести.

Столкновение произошло из-за того, что около автобусной остановки

"14-й склад" с правой стороны по ходу движения автомобиля КАМАЗ в

нарушение правил дорожного движения на проезжую часть выбежала пешеход Кюркчан И.С., создав помеху для движения КАМАЗа. Водитель Ладонин Ю.А. во избежание наезда на пешехода Кюркчан И.С. выехал на полосу встречного движения, где и произошло столкновение с автомобилем ВАЗ-2108 Левина А.П.

Ладонин Ю.А. не располагал технической возможностью избежать

наезда на Кюркчан И.С. путем экстренного торможения. Состав

преступления в действиях Ладонина отсутствует. В отношении Кюркчан

И.С. уголовное дело прекращено вследствие акта амнистии, хотя она

нарушила требования п.п. 4.3, 4,5 ПДД, и в ее действиях установлен

состав преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 268 УК РФ (ст. 14).

В соответствии со ст. 1064 ГК РФ вред. причиненный личности или

имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом,

причинившим вред.

Несмотря на то, что действия водителей Левина А.П. и Ладонина

Ю.А. в момент столкновения автомобилей не было противоправным, что в

отношении них уголовное преследование не производилось, поскольку не

нарушали ни норм уголовного, ни норм административного

законодательства, владельцы автомобилей несут ответственность за вред,

причинённый третьим лицам в результате взаимодействия источников

повышенной опасности, поскольку именно в результате этого

взаимодействия наступила смерть Гриценко А.А.

Довод протеста о том, что причинная связь между действиями Левина

А.П. и Ладонина Ю.А. и наступлением вреда отсутствует, не

соответствует материалам дела, которыми факт гибели сына истцов в

результате столкновения двух автомобилей подтверждён с достоверностью.

Состоявшиеся по делу судебные постановления соответствуют нормам

материального права, оснований для их отмены по доводам протеста не

имеется.

На основании ст. ст. 329, 330 ГПК РФ, Судебная коллегия по

гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, определила:

решение Сергиевского районного суда от 10 июня 1999 г.,

определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского

областного суда от 21 июля 1999 г. и постановление президиума

Самарского областного суда от 4 ноября 1999 г. оставить без изменения,

протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации - без

удовлетворения.[23]

Субсидиарная ответственность является дополнительной по отношению к ответственности, которую несет перед потерпевшим основной правонарушитель (п. 1 ст. 399 ГК РФ). Она признана дополнить его ответственность, усиливая защиту интересов потерпевшего. При этом лицо, несущее такую дополнительную ответственность, совсем не обязательно является сопричинителем имущественного вреда, нанесенного потерпевшему, а во многих случаях вообще не совершает каких-либо правонарушений. Здесь проявляется компенсаторная направленность гражданско-правовой ответственности, определяющая ее специфику.
Субсидиарная ответственность для несущего ее лица наступает в случае, когда основной ответчик отказался удовлетворить требование потерпевшего либо последний в разумный срок не получил от него ответа на свое требование (абз. 2 п. 1 ст. 399 ГК РФ). Поэтому по общему правилу не требуется, чтобы основной ответчик вначале ответил перед потерпевшим всем своим имуществом, и только при его недостатке (т. е. во многих случаях, по сути, при банкротстве ответчика) к ответственности был привлечен субсидиарный ответчик (должник).[24]

С точки зрения условий наступления субсидиарной ответственности она, в свою очередь, может быть разделена на несколько видов. В договорных отношенияхона обычно наступает при отказе основного ответчика от удовлетворения предъявленных к нему требований (независимо от наличия или отсутствия у него необходимого для удовлетворения кредиторов имущества). Таковой, например, в силу условий договора может быть ответственность поручителя (п. 1 ст. 363 ГК РФ). При банкротстве юридических лиц, а также при причинении вреда несовершеннолетними гражданами (в возрасте от 14 до 18 лет), т. е. во внедоговорных отношениях, субсидиарная ответственность учредителей (участников) юридических лиц, основных («материнских») компаний и родителей (усыновителей) либо попечителей несовершеннолетних наступает лишь при недостатке у банкротов или причинителей вреда какого-либо имущества, способного удовлетворить интересы кредиторов (п. 3 ст. 56, п. 1 ст. 75, абз. 3 п. 2 ст. 105, п. 2 ст. 1074 ГК), и, следовательно, предполагает предварительное обращение взыскания на такое имущество. Кроме того, здесь, в отличие от договорных отношений, дополнительно необходимо наличие вины в действиях субсидиарно отвечающего лица.

Примером такого вида ответственности в Судебной практике является Решение ВС РФ по гражданскому делу по жалобам Мартыновой Евгении Захаровны и Панькова Олега Григорьевича о признании недействительными пунктов 1; 2; 3; 7; 8; 9; 10; 11 Правил взыскания на основании исполнительных листов судебных органов средств по денежным обязательствам получателей средств федерального бюджета, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 22 февраля 2001 г. N 143, установил: Мартынова Е.З. обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с жалобой о признании недействительными пунктов 1; 2; 3; 7; 8; 9; 10; 11 Правил взыскания на основании исполнительных листов судебных органов средств по денежным обязательствам получателей средств федерального бюджета, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 22 февраля 2001 г. N 143, ссылаясь на то, что они не соответствуют федеральному законодательству и нарушают ее права как взыскателя.

Паньков О.Г. также обратился в Верховный Суд Российской Федерации

с заявлением о признании недействительным пункта 3 Правил,

утвержденных Постановлением Правительства РФ от 22 февраля 2001 г.

N 143, т.к. оспариваемый нормативный правовой акт противоречит

федеральным законам и нарушает его права, возлагая обязанность вместе

с исполнительным листом направлять в органы федерального казначейства

копию решения суда.

Заявители Мартынова Е.З. и Паньков О.Г. о дне слушания дела

извещены, в суд не явились.

Представитель заинтересованного лица Правительства РФ Янина Н.Г.

возражала против удовлетворения заявленных требований и пояснила суду,

что оспариваемые пункты Правил не противоречат действующему

законодательству и не нарушают прав и охраняемых законом интересов

граждан, изданы в пределах компетенции Правительства РФ.

Правительство Российской Федерации 22 февраля 2001 г. издало

Постановление N 143, которым утверждены Правила взыскания на основании исполнительных листов судебных органов средств по денежным обязательствам получателей средств федерального бюджета.

В судебном заседании представитель Правительства РФ пояснила, что в связи с введением в действие Бюджетного кодекса Российской Федерации с 1 января 2000 г. все счета бюджетных учреждений переводятся в органы федерального казначейства. Бюджетное учреждение, подведомственное федеральным органам исполнительной власти, финансируется из федерального бюджета на основе сметы доходов и расходов.

Согласно ст. 109 Федерального закона "О федеральном бюджете на

2001 год" взыскание средств по денежным обязательствам получателей

бюджетных средств, подлежащим исполнению за счет средств федерального

бюджета, производится органами федерального казначейства на основании

предъявленных им исполнительных листов судебных органов исключительно в пределах целевых назначений, предусмотренных Федеральным законом "О федеральном бюджете на 2001 год".