Мир Знаний

Гражданско-правовая ответственность 4 (стр. 5 из 16)

Различают также смешанную вину. Она характеризуется следующими моментами:

— убытки наступают в результате виновного поведения как должника, так и кредитора;

— убытки сосредоточиваются в имущественной сфере только одной стороны — кредитора;

— убытки представляют собой единое целое, в котором невозможно выделить, какая их часть вызвана виновными действиями должника, и какая — виновными действиями кредитора.

При смешанной форме вины используется следующее правило: чем выше степень вины участника обязательства, тем большая часть убытков относится на его счет.

В гражданском праве действует презумпция виновности правонарушителя. Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство. Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства (п. 1 ст. 401 ГК РФ).

При отсутствии одного или нескольких условий ответственности, она не может быть возложена. Так, если иное не предусмотрено законом или договором, отсутствие вины должника освобождает его от ответственности за нарушение обязательства.

Однако это правило не применяется, если должником является специальный субъект, а именно — лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность и нарушившее обязательства, связанные с ее осуществлением. Такое лицо отвечает и за случайно наступившую невозможность исполнения обязательства. Освобождается же оно от ответственности, только если докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы. На указанных принципах основывается, например, ответственность услугодателей перед гражданами-потребителями (ст. 1095,1098 ГК РФ).

На началах риска строится и ответственность владельца источника повышенной опасности (ст. 1079 ГК РФ). Вред в случаях с источникомповышенной опасности возмещается, если не будет доказано действие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Ответственность, наступающую независимо от вины, не следует смешивать с ответственностью за действиятретьих лиц (ст. 403 ГК РФ). К ответственности за действия третьих лиц относится и субсидиарная, ответственность лица, отвечающего дополнительно с другим лицом (правонарушителем) в силу правила п.1 ст. 399 ГК РФ. Условием ее наступления может являться вина нарушителя, но не требуется ни вины, ни других условий ответственности в действиях субсидиарно отвечающего лица.

Если же закон и устанавливает требование наличия вины в действиях субсидиарно ответственных лиц (во внедоговорных отношениях), то речь идет об их вине не в причинении вреда, а в недолжном осуществлении предусмотренных законом обязанностей по воспитанию несовершеннолетних граждан — причинителей вреда или по надзору за недееспособными гражданами (ст. 1074-1076 ГК РФ), либо в даче юридическому лицу указаний, выполнение которых привело к его банкротству, препятствующему полному выполнению обязанностей перед всеми кредиторами (абз. 2 п. 3 ст. 56, абз. 3 п. 2 ст. 105 ГК РФ). Такое поведение можно рассматривать как одно из условий возникновения вреда или убытков, но не как его причину.

В ряде случаев закон отходит от принципа полного возмещения нанесенного контрагенту ущерба.

Так, альтернативная и исключительная неустойки являются случаями ограничения размера ответственности (когда в первом случае потерпевший выбирает, взыскивать ли ему только неустойку или толькоубытки, или когда во втором случае, например, транспортная организация за непредставление перевозочных средств уплачивает только штраф и не возмещает убытки, понесенные грузоотправителем).

В отдельных случаях закон ограничивает возмещение убытков размерами реального ущерба. (Такое ограничение установлено для договоров энергоснабжения, в соответствии с п. 1 ст. 547 ГК РФ). По договору на исполнение научно-издательских и опытно-конструкторских работ упущенная выгода возмещается только тогда, когда об этом прямо сказано в самом договоре (п. 2 ст. 777 ГК РФ.) Ограничения ответственности используются, главнымобразом, в предпринимательских договорах и не допускаются для договоров с гражданами-потребителями (п. 2 ст. 400 ГК РФ).

Законом или договором допускается установление обязанности причинителя вреда во внедоговорных отношениях выплатить потерпевшему компенсацию сверх установленного законом возмещения вреда (абз. 3 п. 1 ст. 1064 ГК РФ). Так, в связи со смертью кормильца (при исполнении трудовых обязанностей и иных договорных отношений) работодатель, дополнительно к другим выплатам, выплачивает единовременное пособие в сумме минимальной оплаты труда за пять лет. Уменьшению размер внедоговорной ответственности, как правило, не подлежит. Такое уменьшение возможно лишь в тех случаях, когда убытки или вред, причиненный потерпевшему, стали результатом виновного поведения обеих сторон правоотношения либо возникли у обеих сторон. Например, пешеход попал под автомобиль в результате грубого нарушения правил перехода улицы либо произошло столкновение двух автомобилей, водители которых нарушили правила движения.[18]

Вина кредитора или вина потерпевшего является также основанием для соответствующего уменьшения размера ответственности правонарушителя (п. 1 ст. 404, п. 2 ст. 1083 ГК РФ).

При наличии вины потерпевшего (кредитора) ответственность причинителя уменьшается и в тех случаях, когда он должен отвечать независимо от своей вины (например, в обязательствах по осуществлению предпринимательской деятельности).

В качестве примера по данной главе приводится Решение Верховного Суда РФ по заявлению И. о признании недействующими (в части) пунктов 25, 32, 35 Правил продажи товаров по образцам, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 21 июля 1997 года N 918., в котором судом было установлено: И. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующими пунктов 25, 32, 35 Правил продажи товаров по образцам (далее - Правила), утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 21 июля 1997 года N 918 (в редакции Постановления от 7 декабря 2000 года N 929).

Формально требуя признания указанных пунктов незаконными в целом,

заявитель фактически оспаривает:

абзац второй пункта 25, устанавливающий, что доставка товара

транспортом в пределах населенного пункта, где он продан, должна быть

осуществлена в сроки, определяемые соглашением сторон, но не позднее 3

календарных дней с момента оформления и оплаты покупки;

абзац первый пункта 32, согласно которому в случае, когда

покупателю передается товар с нарушением условий договора о

количестве, ассортименте, комплектности, таре и (или) упаковке товара,

он обязан не позднее 20 дней после получения товара известить продавца

об этих нарушениях;

абзац первый пункта 35, предусматривающий, что требования

покупателя, связанные с расторжением договора, устранением нарушений

его условий, недостатками товара, возмещением убытков, передаются

продавцу в письменной форме с приложением необходимых документов,

обосновывающих эти требования (документ, удостоверяющий факт покупки в отношении товаров, на которые установлены гарантийные сроки или сроки

годности (службы), технический паспорт или иной заменяющий его

документ, гарантийный талон, а также документы, подтверждающие

недостатки товара и убытки, причиненные покупателю в связи с

ненадлежащим качеством товара).

Заявление мотивировано тем, что установление срока доставки

товара транспортом не позднее 3 календарных дней с момента оформления

и оплаты покупки позволяет освобождать продавца от ответственности за

нарушение сроков доставки, предусмотренных договором, что противоречит

требованиям статей 421, 457, 486 и 499 Гражданского кодекса РФ,

согласно которым продавец обязан поставить товар в срок, оговоренный

сторонами, независимо от времени его оплаты покупателем; ограничение

покупателя 20-дневным сроком для обращения к продавцу с претензией,

касающейся количества, ассортимента, комплектации, тары (упаковки),

противоречит требованиям статей 456, 466, 468 и 481 Гражданского

кодекса РФ, тем самым ухудшает положение покупателя; норма,

предусматривающая передачу продавцу требований покупателя, связанных с

расторжением договора, устранением нарушений его условий, недостатками

товара, возмещением убытков, в письменном виде, не соответствует

статьям 14, 475, 477, 480, 482 Гражданского кодекса РФ, статьям 18 и

29 Закона РФ "О защите прав потребителей", которые не устанавливают

обязательную письменную форму для предъявления таких претензий

(требований).

Заявитель в судебное заседание не явился и просит рассмотреть дело

в его отсутствие.

Обсудив доводы заявителя, выслушав возражения представителя

Правительства Российской Федерации, указавшей на то, что оспариваемый нормативный правовой акт издан Правительством Российской Федерации в пределах своей компетенции и в соответствии с требованиями закона, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации, полагавшей незаконной оспариваемую норму пункта 35 Правил, а в остальной части - в удовлетворении заявления отказать, Верховный Суд Российской Федерации приходит к следующему:

Пунктами 4 и 5 Гражданского кодекса Российской Федерации

установлено, что на основании и во исполнение настоящего Кодекса и

иных законов, указов Президента Российской Федерации Правительство